Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Несовпадение стоматологического статуса Царской Семьи и екатеринбургских останков


В 1991-м году в Поросенковом Логу под Екатеринбургом были подняты из захоронения под «мостиком из шпал» девять cкелетированных трупов, которые, вместе с останками еще двух человек, найденными неподалеку в 2007-м году, современное следствие склонно приписывать Царственным мученикам и их слугам. Обоснованию этой гипотезы посвящены три тома, опубликованные в 2021-м году Следственным комитетом Российской Федерации под общим названием «Преступление века. Материалы следствия». К этой же точке зрения склоняют и Выводы церковной Комиссии, опубликованные на сайте Патриархия.ру от 2 февраля 2022-го года.

Оба материала, однако, преисполнены множества противоречий и несоответствий реальным фактам, изложенным как в деле следователей Наметкина – Сергеева – Соколова, занимавшихся расследованием убийства Царской Семьи в 1918-1924 годах, так и в других исторических источниках и современных исследованиях.

Синод Русской Православной Церкви в постановлении от 17 июля 1997 года поставил десять вопросов перед следствием и Правительственной Комиссией. Большая часть из них на май 2022 года серьезного ответа не получила. Один из этих вопросов – сравнение стоматологического статуса екатеринбургских останков и членов Царской Семьи.

Как известно, зубы человека, подобно отпечаткам пальцев, неповторимы. Вероятность совпадения зубной карты двух разных людей стремится к нулю. Очень сложно даже представить, чтобы у двух разных людей, когда-либо лечивших зубы, совпали бы возраст, состояние и количество зубов, расположение и характер пломб и протезов. Этим, по-видимому, объясняется то, что у всех черепов из екатеринбургских останков (за исключением черепа №6) похоронщиками были выбиты прикладами верхние челюсти. Те, кто формировал ложную братскую могилу в Поросенковом Логу, стремились не допустить идентификации останков при их нахождении.

Поднимающие сегодня тему стоматологического статуса эксперты следствия Денис Пежемский, Вячеслав Попов, Владимир Трезубов особо подчеркивают, что они не занимаются вопросом идентификации екатеринбургских останков, а лишь проводят исследования зубочелюстного аппарата черепов из екатеринбургских останков. И ВЫВОДЫ О СООТНЕСЕНИИ результатов их исследования со стоматологическим статусом членов Царской Семьи надо делать, привлекая профессиональных историков. Однако в историко-архивной экспертизе вопрос о стоматологическом статусе Царской Семьи следствием не ставился.

Эксперты начатого в 1991 году следствия, а именно: группа Вячеслава Попова в 1994-м году и затем в 1997-1998 годах группа Григория Пашиняна, в которую входили шесть докторов медицинских наук, установили, что люди из захоронения в Поросёнковом Логу, которым принадлежали черепа № 4 и № 7 (по мнению следствия, Царю и Царице), не получали стоматологической помощи несколько лет до смерти, а люди с черепами № 3, 5, 6 (приписываемыми Царевнам) — в течение 1–2 лет до смерти. Установлено, что в зубах каждого из черепов № 3, 5, 6, 7 было более семнадцати незалеченных полостей первичного и вторичного кариеса. А у черепа № 4 только на нижней челюсти было удалено 6 зубов; два резца и клык были наполовину или полностью сточены, то есть на нижней челюсти из 16 зубов осталось фактически только 7, зубные коронки и мосты отсутствовали. Сколько удалений было на верхней челюсти черепа №4 — неизвестно, так как она практически отсутствует. Люди, которым принадлежали черепа № 4 и 7, страдали пародонтозом и пародонтитом, то есть цингой. Морфологические изменения зубов в этих черепах свидетельствуют о длительно текущих хронических воспалительно-дистрофических процессах без обращения к врачу-стоматологу. У человека с черепом № 4 был неправильный прикус – сильно выдвинутая вперед нижняя челюсть – чего у Императора, как видно из его фотографий, никогда не было.

На протяжении многих лет эксперты следствия Вячеслав Попов и Владимир Трезубов пытались объяснить ужасное состояние зубов черепа № 4 якобы присущей Царю боязнью лечить зубы, связанной с отсутствием в те времена в России обезболивания. Однако анестезия была. 27 ноября 2017 года на научной конференции в московском Сретенском монастыре, которую вел Патриарх Кирилл, известный историк и исследователь Царского дела Леонид Болотин указал В. Попову, что уже с 1906 года в России, как и во всем мире, использовались современные средства зубной анестезии на основе новокаина. А до этого времени применялась анестезия на основе морфия. В. Трезубов спустя четыре года ответил, что можно предположить, что Царь боялся уколов в рот. Впрочем, никаких доказательств дентофобии ни у Царя, ни у других членов Царской Семьи эксперты не приводили.

Доктор исторических наук Александр Боханов, кандидаты исторических наук Петр Мультатули, Инна Симонова, историк Сергей Фомин и другие профессиональные историки подробно исследовали жизнь Царской Семьи. Благодаря их исследованиям хорошо известно, что все члены Царской Семьи вели здоровый образ жизни, занимались физкультурой и спортом, с детства получали высококвалифицированную медицинскую помощь, в том числе стоматологическую.

Вот фотография, где Император Николай II плавает под водой в Финских шхерах летом 1912 года. Видна развитая мускулатура спины, требующая постоянных занятий спортом. Гимнастика, теннис, физическая работа, длительные прогулки — были частью привычной жизни семьи.

Такой образ жизни они старались поддерживать и находясь под домашним арестом. В Тобольске под арестом Государь постоянно занимался физическим трудом, колол и пилил дрова, по его просьбе ему сделали тренажер.

Стоматологическое лечение Царская Семья получала вплоть до конца 1917 года (за полгода до смерти), а Царь в последний раз был у зубного врача Марии Рендель в Тобольске 3 марта 1918 года (за 4,5 месяца до смерти).

До ареста Царь регулярно, а порой ежедневно приглашал к себе на обед официальных лиц. В годы войны это были генералы Ставки, министры Правительства, известные общественные деятели. На обедах у Государя только за последние четыре года перед его гибелью побывали сотни людей, которые порой подробно описывали в своих воспоминаниях каждый жест, каждое движение Царя. В обедах участвовали и те, кто не очень любил Царя, и они-то потом в эмиграции не стали бы скрывать, если бы Царь шепелявил беззубым ртом, если бы не мог нормально жевать и ел протертую пищу. Но никто из них подобных воспоминаний не оставил.

У человека c черепом № 4 только на нижней челюсти отсутствовали 6 зубов и были сточены два резца и клык, был неправильный прикус, это могло влиять на дикцию и очень сильно затрудняло пережевывание. Мало того: у обладателя черепа № 4, по заключению экспертов В.Попова, В.Трезубова, группы Г.Пашиняна и стоматолога Э.Агаджаняна, был хронический остеомиелит – гнойное воспаление надкостницы, при котором не только невозможно пережевывать пищу, но и вообще спокойно существовать из-за сильных болей.

У Царя никаких проблем с пережевыванием пищи не было.

Из дневниковых записей Государя во время нахождения его и Наследника в Ставке в Могилеве:

24 сентября 1916 г. Суббота

«Такой же день. Доклад был непродолжительный. Поехали к часовне на Быховском шоссе, поработал в земле, пошел с Граббе и Н.П. [Саблиным] посмотреть проходящий киевский поезд и ел шашлык и картошку. После чая читал.»

1 октября 1916 г. Суббота

«В 10 час. поехал с Алексеем к обедне. Завтракали сербы, уезжающие в Петроград. Прогулка была по Быховскому шоссе до часовни и пешком по ту сторону ж. д. Ели шашлык и картошку. Погода стояла дождливая и очень ветреная. После 6 ч. принял Трепова, вернувшегося с осмотра строящейся ж.д. на Мурман. Весь вечер занимался.»

Человек с черепом номер 4 из екатеринбургского захоронения никак не мог есть осенью 1916 года шашлык — у него для этого просто не было ни резцов, ни жевательных зубов на нижней челюсти. Он не мог есть бублики, не мог грызть чищенные орехи. А Государь, как свидетельствует фрейлина Анна Вырубова, регулярно в постные дни за ежедневным чаем ел бублики и грыз чищенные орехи. Орехи, вместе с другой провизией, передавали Царской Семье монахини в Екатеринбурге до самых последних дней их жизни.

Голливудские улыбки не были приняты в то время в России, однако, ряд фотографий с открытыми улыбками у членов Царской Семьи сохранился. Например, на этом фото из ГАРФ, сделанном всего лишь за 6 лет до смерти, видна белозубая улыбка Царя и ряд здоровых верхних и нижних зубов. У человека с черепом номер 4 нижние зубы резцы были сточены.

А это Царевны Ольга и Татьяна на Императорской яхте «Штандарт» в июле 1912 года. Видна белозубая улыбка и здоровые зубы Царевны Ольги с характерной диастемой – щелкой между верхними резцами.

А вот фото Императрицы на Финских шхерах в июле 1910 года. Видна ее белозубая улыбка.

Царевны Мария, Ольга, Татьяна, Анастасия на Императорской яхте «Штандарт». Июль 1912 г. Мария улыбается белозубой улыбкой.

Сохранились финансовые документы Придворной медицинской части, которые в своей экспертизе исследовали историки Леонид Болотин, Алексей Оболенский и другие. Каждый член семьи имел свой личный счет, с которого оплачивались услуги стоматолога. Недавно, в декабре 2021 года, кандидатом исторических наук Инной Симоновой в Государственном архиве РФ найдены воспоминания лейб-медика, личного дантиста Царской Семьи Сергея Кострицкого, в которых он подробно описывает, как лечил всю Царскую Семью, в том числе менял Царю коронки. Он даже приезжал к ним для лечения в Тобольск в октябре 1917 года (за 8 месяцев до их смерти).

В дневнике Императора и Императрицы, и финансовых отчетах отмечено: в течение 1917 года Николай Второй посещал его 4 раза в январе, а потом 4 раза в ноябре – итого восемь раз. Позднее, за несколько месяцев до своей гибели Император лечился у тобольской дантистки Марии Рендель, а именно 23, 24, 28 и 30 декабря 1917 года, а потом еще 6 января, 24 февраля и 3 марта 1918 года, итого 7 раз. Получается, что только за 1917 – март 1918 года Царь посетил стоматологов в общей сложности 15 (ПЯТНАДЦАТЬ) раз. Императрица, как доподлинно известно, лечилась у стоматолога Кострицкого в 1917-м году 4 раза (1, 3, 4 и 5 ноября), еще два раза общалась с ним в это же время. Ранее Императрица прибегала к помощи стоматолога многократно. Как явствует из дневников и финансовых документов, С.С. Кострицкий оказывал ей помощь 16, 17 и 18 марта 1916 года, а в июне этого года провел в Царском Селе 14 дней и, как он пишет, «пользовал почти исключительно Ея Императорское Величество Александру Федоровну и лишь самое незначительное время посвятил пользованию августейших детей».

Так как доктор С.Кострицкий практиковал в Ялте, за один приезд в Петербург ему было выплачено 1327 руб. 25 коп. Жалованье губернатора тогда составляло порядка 1000 руб. в месяц. В архивных документах указано, что из этих денег 1300 руб. С. Кострицкий получил за работу, а 27 руб. 50 копеек ушли на зубные щетки, порошки и эликсиры. Кострицкому не стали бы платить такие деньги, если бы все время он провел просто «за разговорами» с Царем.

Один из экспертов следствия Денис Пежемский, объясняя этот парадокс столь интенсивного лечения зубов Царем и катастрофического их состояния у черепа №4, предположил, что у Царя был зубной протез.

Однако, мосты или протезы должны крепиться к имеющимся зубам, для чего их подпиливают, но эксперты следствия не обнаружили на зубах черепа № 4 следов протезирования, хотя и искали их. Ближайшее окружение, родственники должны были знать о протезе, тем более, о хроническом остеомиелите Царя, сопровождающемся сильными болями. Но об этом ничего нет ни в воспоминаниях, ни в дневниках, хотя Император и Императрица вели свои дневники ежедневно и фиксировали в них заболевания и свои, и детей, и даже слуг.

Таким образом, версия экспертов современного следствия о том, что владельцы черепов № 4 и № 7 долгие годы не получали стоматологического лечения, страдали дентофобией и при этом являлись Императором Николаем Вторым и его супругой Императрицей Александрой Федоровной, не получает подтверждения.

Сложно представить, что любящие родители, коими являлись Император Николай Второй и Александра Федоровна, допустили бы развитие многочисленных запущенных форм кариеса, пародонтоза и периодонтита у троих своих дочерей, которые по заключению экспертизы следствия «не получали стоматологическую помощь в течение 1-2-х лет до смерти», т.е. в то время, когда и в Санкт-Петербурге, и в Тобольске не было никаких проблем с вызовом стоматолога даже из Ялты, как в случае с Сергеем Кострицким. Ни в мемуарах, ни в дневниках нет никаких указаний на существование проблем с зубами у Царевен. В начале Первой мировой войны Царица Александра и старшие Царевны Ольга и Татьяна окончили курсы медсестер, то есть получили среднее медицинское образование. Царица и все четыре Великие Княжны – красивые молодые девушки ухаживали в госпиталях за ранеными и не могли не следить внимательно и за собственным здоровьем, в том числе поддерживать зубы в надлежащем состоянии.

Абсолютное несоответствие зубного статуса Царской Семьи и екатеринбургских останков полностью игнорируется как в трехтомнике Следственного комитета, так и в Выводах церковной комиссии. В трехтомнике профессоры Трезубов и Попов делают предположение, что Царь практически не лечился у стоматологов и боялся уколов в рот. Само по себе такое предположение еще раз свидетельствует о совершенно ненормальном состоянии зубов черепа №4. Но все многочисленные исторические источники согласно утверждают, что и Царь, и Царская Семья регулярно проходили осмотры и зубы лечили. Характерно, что историки эксперты следствия (Л.Лыкова и Е.Пчелов) тему лечения зубов Царской Семьи ни в проведенной ими историко-архивной экспертизе, ни в своих интервью вообще не затрагивают, а следствие им таких вопросов не ставит.

Предположение, недавно высказанное специалистами из Церковной Комиссии, что кариес развился сверхбыстро из-за стресса и плохих условий содержания Семьи под домашним арестом, не имеет научного обоснования. Медицина не подтверждает ускорение развития кариеса из-за стресса, тем более, от стресса не могли сточиться почти на всю длину два резца и клык на нижней челюсти черепа №4. Царская Семья под домашним арестом вела нормальный образ жизни и хорошо питалась, за исключением, быть может, последних 2,5 месяцев жизни в Екатеринбурге.

Экспертами следствия: группой Пашиняна в 1997–1998-м годах и Поповым в 1994-м году, а также независимым экспертом, стоматологом высшей категории Агаджаняном в 2018-м году по рентгеновским снимкам черепов № 2 и № 4 из первых екатеринбургских останков было установлено, что у человека с черепом № 2 за 1,5–2 месяца до смерти были удалены 4 и 6 зубы, а у человека с черепом № 4 за 2–3 месяца до смерти были удалены 6 и 8 зубы, что мог бы сделать только специалист-стоматолог с помощью специального инструмента. 8-й моляр наиболее сложен для удаления. Количество его корней может быть более четырех, для его удаления используется специальный инструментарий – щипцы с шипами, элеваторы, в сложных случаях костные боры и бормашины, узкие долота, зеркала. Удалить незаметно такой зуб — невозможно. Послеоперационный восстановительный период после такого удаления занимает до 2-х недель и более, до полного заращивания лунки он зачастую сопровождается болями и кровотечением из лунки. Затруднены прием пищи, длительные разговоры, чтение вслух.

Ни в переписке членов Семьи, ни в дневниках Царственных Мучеников нет данных ни о зубной боли, вызванной, в том числе, остеомиелитом, ни о самом удалении зубов, ни о посещении стоматологами в это время Царской Семьи. Стоматолог Мария Рендель посещала Царя последний раз за 4,5 месяца до смерти (в Тобольске 3 марта 1918 г.). Доктор Боткин, которому следствие приписывает череп № 2, страдал болезнью почек и в июне 1918 года четыре дня лежал с ее приступами, о чем пишет в своих дневниках Царица. Но про зубные боли и удаление зубов ни у Царя, ни у Евгения Боткина в этот период (с 3 марта по 17 июля 1918 г.) никаких записей ни у кого нет! Хотя, другие болезни и недомогания в дневниках упоминаются. Нет никаких указаний на это и в иных исторических источниках – показаниях лакея Т.И. Чемодурова и лейб-хирурга В.Н. Деревенко, данных следствию Н.Соколова, а также в Журнале дежурств караула Ипатьевского дома.

Начиная с 12 апреля по новому стилю Николай Александрович, например, отмечает в дневнике обострившуюся болезнь Цесаревича:

«У Алексея от кашля заболело в паху, и он пролежал день.»

«Он ночь совсем не спал, и днем сильно страдал, бедный».

«Алексей пролежал весь день, боли продолжались…» и т.д.

Вместе с тем в этот период до самого переезда в Екатеринбург 23 апреля по новому стилю Николай Александрович пишет о своих прогулках, работе по уборке снега и пилке дров на свежем воздухе, чтении вслух, общении со стрелками охраны, что напрочь исключает возможность зубной боли, повлекшей за собой необходимость удаления зубов.

На протяжении всего своего пребывания в Доме Особого Назначения в Екатеринбурге Государь лишь дважды упомянул о своем недомогании.

4 июля по новому стилю он написал: «У меня болели ноги и поясница и спал плохо», а через пару дней 6 и 7 июня он отметил:

«Весь день страдал болями от геморроидальных шишек, поэтому ложился на кровать».

«День рождения дорогой Аликс провел в кровати с сильными болями в ногах и в других местах».

Таким образом, нет никаких оснований считать, что Государь не упоминал о каких-то своих недомоганиях в дневниковых записях. Напротив, каждодневные записи Государя в этот период явно исключают сильные зубные боли: гуляли, беседовали, читали, играли в трик-трак, «спали хорошо», «спали отлично», «погулял с Марией до обеда. Днем посидели час с четвертью в саду, грелись на теплом солнце», «начал читать второй том Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы»», «Боткин и я по очереди прочли 12 Евангелий, после чего легли» и т.п.

Аналогично в дневнике Царицы.7-го и 8-го июля упоминается о недомогании Николая Александровича, причины которого он описал в своем дневнике, но ни слова о зубных болях ни у Царя, ни у Боткина:

«Прекрасная погода. Николай весь день остается в постели, так как почти не спал две ночи из-за болей, и ему лучше, когда он спокойно лежит. Вечером Николай почувствовал себя намного лучше, немного посидел».

«Николай – 37 1/2. Николай стал принимать йод по 5 гр. Николай спал очень хорошо, не просыпаясь, 36,6».

Предположение (от 2 февраля 2022 года) неизвестных специалистов Комиссии, среди членов которой нет ни медиков, ни стоматологов, сделанное без каких-либо ссылок на научные источники, о том, что, возможно, замедленное зарастание лунок удаленных зубов связано со стрессом и плохими условиями содержания Царя и врача Боткина, прямо противоречат экспертизам следствия и не основаны на данных медицинской науки: замедление зарастания лунок от стресса не зависит и возможно лишь когда человек долгое время прикован к постели. При проведении экспертиз следствия и группа Г.Пашиняна, и В.Попов, и Э.Агаджанян учли все факторы возможного замедления зарастания лунок от удаленных зубов и установили эти сроки для черепа № 2 — 1,5-2 месяца, для черепа № 4 — 2-3 месяца. Их выводы следствие удовлетворили, и повторных экспертиз на эту тему следствие не назначало.

Предложение специалистов Комиссии все объяснить «стрессом членов Царской Семьи в период их домашнего ареста» не учитывает, что само по себе Царское служение исполнено постоянных стрессовых ситуаций, даже в мирное время. Царь и его Семья пережили революцию, революционный террор и две войны еще до ареста и мужественно и спокойно переносили все невзгоды. Все они были, как сейчас говорят, стрессоустойчивы. Царская Семья начинала день с утренней молитвы, молились днем и завершали день вечерней молитвой. Регулярно по воскресеньям и двунадесятым праздникам посещали храм. Как православные христиане, они следовали заповеди: «Возложи печаль свою на Господа, и Он тебя пропитает».

Ссылки специалистов Комиссии и авторов трехтомника Следственного комитета РФ на «Воспоминания» сына тобольского стоматолога Марии Рендель — Лазаря Ренделя — о том, что якобы у Царя (но не у других членов Царской Семьи) со слов матери был «полон рот гнилых зубов», опровергнуты в заключении специалистов Э.Агаджаняна, Л.Болотина, А.Оболенского еще в 2018 году. Проведя исследование этих «Воспоминаний», эксперты установили, что им доверять нельзя.

Во-первых, Лазарю Ренделю было в описываемое время 10 лет, а воспоминания написаны в 1978 году, когда ему было уже 70 лет, при этом его мать была расстреляна белыми еще в 1919 году. Во-вторых, революционерка Мария Рендель, весьма отрицательно относившаяся к Императору, могла охарактеризовать возможное наличие у Царя 3-4 зубов с кариесом как то, что у него «полон рот гнилых зубов». Но состояние зубов человека с черепом № 4 было радикально хуже. Воспоминания полны неточностей и даже грубых подтасовок. Например, Лазарь приписывает своему отцу чин действительного статского советника и три Царских ордена, в действительности отец его был лишь коллежским секретарем и орденов за службу в Царские времена не получал. Или, например, Лазарь Рендель утверждает, что Царь с Семьей и приближенными и даже с дантисткой говорил на французском языке, что полностью опровергается многочисленными воспоминаниями о Царской Семье. Хотя Царь и знал французский язык, с близкими он на нем не беседовал. Он обычно говорил по-русски и иногда с супругой на ее родном языке — английском, но не на французском.

Фраза о «гнилых зубах» вставлена Лазарем Ренделем, видимо, чтобы унизить Царя (что всегда приветствовалось в советское время), и имеет такую же «достоверность», как и характеристика Царя в «Воспоминаниях» «серым и неинтересным человеком» и как сообщение о постоянных разговорах Государя на французском языке с ближними.

Ни один суд эти мальчишечьи «Воспоминания» старика-фантазёра Лазаря Ренделя в качестве доказательств не примет.

Недавно эксперт следствия Пежемский нашел «новое оправдание» такому состоянию зубов черепа № 4 – у этого человека якобы была тонкая эмаль, из-за которой так быстро разрушались зубы. Но, во-первых, про якобы имеющуюся тонкую эмаль этих зубов в экспертизах В. Попова и группы Г. Пашиняна в 1990-х годах ничего не сказано. В медицинской энциклопедии и научных монографиях термин «тонкая эмаль» вообще отсутствует. Во-вторых, истончение эмали зубов может происходить из-за неправильной их чистки, регулярного злоупотребления сладким, особых хронических болезней. Историки Александр Боханов, Петр Мультатули и Инна Симонова свидетельствуют, что Царская Семья строго подходила к правильному рациону питания и сладостями не злоупотребляла. С юности высококвалифицированные зубные врачи обучали членов Царской Семьи правильной чистке зубов. Особыми хроническими заболеваниями ни Царь с Царицей, ни тем более молодые Царевны не страдали. Так Татьяна за последние 4 года своей жизни лишь дважды была у зубного врача, а у приписываемого ей черепа 20 пломб и 24 полости незалеченного первичного и вторичного кариеса. Примерно такое же состояние зубов у черепов номер 3 и номер 6, приписываемых современным следствием Царевнам Ольге и Анастасии!

Таким образом, нет никаких прямых или косвенных сведений в исторических источниках, доказывающих ни ужасающее состояние зубов членов Царской семьи, каковое есть у екатеринбургских останков, ни факт удаления за несколько месяцев до смерти двух зубов у Царя и двух у врача Боткина.

Это еще одно доказательство сомнительности факта принадлежности екатеринбургских останков Царской Семье и их верным слугам.

В соответствии с постановлением Синода Русской Православной Церкви от 26 февраля 1998 года, которое никто не отменял, признать екатеринбургские останки святыми Царскими мощами нельзя, пока остаются сомнения. Сегодня же медицинская и историческая наука точно установила, что при наличии таких противоречий в стоматологическом статусе можно твердо утверждать, что екатеринбургские останки – не Царские!

Наука подтвердила то, что Православной Церкви и народу Божию известно уже не одно десятилетие. С 1991 года в годовщину мученического подвига Царской Семьи и их верных слуг крестные ходы идут к Ганиной Яме, которую Патриарх Алексий II назвал живым антиминсом, где рассеяны сожжённые большевиками святые мощи Царственных Мучеников. В пустой Поросенков Лог эти крестные ходы не заворачивают и молебны там не служат. 17 июля 2018 года Патриарх Кирилл лично возглавил стотысячный крестный ход. После торжественного ночного трехчасового богослужения первоиерарх Русской Церкви в окружении митрополитов и священников, с молитвой прошёл больше 20 километров от Храма на Крови до Ганиной Ямы, ни малейшим вниманием не удостоив созданную большевиками ложную могилу в Поросенковом Логу. Именно на Ганиной Яме изобилует Божья благодать, здесь совершаются чудеса и исцеления. Об этом свидетельствует народ Божий уже четвертое десятилетие. В Поросенковом Логу этого не было и нет.

Как учат нас святитель Иоанн Шанхайский, преподобный Иоанн Кронштадский, Оптинские старцы, благочестивые подвижники нашего времени старцы Николай Гурьянов, Кирилл Павлов и многие другие, «судьба Царя – судьба России» и всякие ошибки в Царском деле, тем более, в деле обретения мощей Царственных Страстотерпцев, могут очень дорого обойтись и Церкви, и России, и русскому народу.




Возврат к списку