Новости и комментарии

21.08.2017 "Исламские" террористы планировали взрыв в знаменитом соборе Sagrada Familia в Барселоне

21.08.2017 Известный католический богослов призвал разработать процедуру признания ошибочным учения папы Римского

21.08.2017 Протоиерей Всеволод Чаплин, защищая Поклонскую, призвал Путина опереться на консервативные силы

11.08.2017 Поклонская обнаружила нарушения в выдаче "Матильде" прокатного удостоверения

10.08.2017 Минкульт разрешил показ «Матильды» в России

09.08.2017 В ЧЕРНОГОРИИ ПРОХОДИТ ВЫСТАВКА, ПОСВЯЩЕННАЯ 100-ЛЕТИЮ МУЧЕНИЧЕСКОЙ КОНЧИНЫ НИКОЛЯ II

09.08.2017 В Австрии мужчину осудили за оскорбление евреев и мусульман в Facebook

09.08.2017 Израильские археологи нашли предполагаемый родной город апостолов Петра, Андрея и Филиппа

09.08.2017 Святого Царя Мученика защищает не православный патриарх, а мусульманин Рамзан Кадыров

05.08.2017 Христиане Великобритании чувствуют себя маргиналами

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

ПОМИНАТЬ ИЛИ НЕ ПОМИНАТЬ ПАТРИАРХА?

Доклад на конференции Общественного движения «За Русь Святую, за будущее детей» 24 февраля 2017-го года: «Новые вызовы Православию. Дела милосердия побеждают зло»

3 вселенский собор_.jpg

Святые отцы Третьего Вселенского собора, обличившего ересь Нестория. Средневековая фреска

От редакции

Предлагаемый вниманию читателя доклад содержит, на наш взгляд, безупречный канонический анализ проблемы «непоминания» и, с этой точки зрения, представляет несомненную ценность, являя собой пример необычайно взвешенной и трезвой позиции служащего священника. Главная проблема, однако, заключается в том, что наша современная церковная институция весьма часто в своей практической жизни и служении отнюдь не руководствуется возвышенными и богодухновенными каноническими нормами, составленными по внушению Святого Духа апостолами и святыми отцами, а живет по стихиям «века сего». Очевидно, что это понимает в конечном счете и сам автор. Отсюда его, не побоимся этого слова, отчаянный призыв к архиереям в конце доклада. Проблема совмещения бесспорных канонических норм Христовой Церкви, безупречно проанализированных автором, и далеко не всегда святых и образцовых нравов современной РПЦ, ее повседневной жизни – и есть главная духовная и практическая проблема, что мучает сегодня лучших людей Церкви своей поистине кровоточащей актуальностью.

Редакция «Аминь. SU»

Мир вам, дорогие отцы, братья и сестры! Благодарю устроителей конференции за приглашение зачитать свой доклад-исследование «Поминать, или не поминать Патриарха?» Сразу оговорюсь: я не ставлю задачей поучать кого бы то ни было, как ему поступать в данной непростой ситуации. Это небольшое исследование предпринято мною исключительно с целью решить вопрос «Поминать, или не поминать Патриарха» для себя самого, как священнослужителя. Если оно поможет еще кому-то из моих собратьев и сослужителей, я буду очень рад. В общем говоря, 15-е правило никогда не представляло для меня проблемы, так как, на мой взгляд, вполне ясно, что оно не обязывает клирика к обязательному непоминовению еретичествующего епископа или патриарха до его соборного осуждения, как явного еретика, а только дает такое право. Но интуиция, это одно, а строгое каноническое обоснование на основе канонических правил Церкви – совсем другое.

«Непоминающие» Святейшего Патриарха руководствуются 15-м правилом Двукратного Константинопольского Поместного Собора. Если быть точным, то второй частью этого правила, которая является дополнением к нему или даже – исключением из него. Итак, вторая часть 15-го правила гласит:

«…Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые, если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде Соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство Церкви, но постарались сохранить Церковь от расколов и разделений».

Согласитесь, звучит очень убедительно и определенно. Толкователи правил Святых Апостолов, Соборов и Святых Отцов - Вальсамон, Зонара и Аристин подтверждают эту мысль:

Вальсамон:

«…Хорошо сказало правило, что заслуживают похвалы те, которые и прежде осуждения отделяются от учащих еретическим догматам и явно еретичествующих…»

Более того, Вальсамон указывает на всем нам известный исторический прецедент:

«…Заметь это, как могущее пригодиться против тех, которые говорят, что мы неправильно отделились от престола Древнего Рима прежде, чем принадлежащие к нему были осуждены, как зломысленные…»

То есть отцы, епархии и целые Церкви, отделявшиеся от еретичествующего Рима до его окончательного отпадения от Матери Церкви и осуждения в 1054-м году, делали это канонически правильно и безупречно.

Итак, как мы видим, вторая часть 15-го правила дает право клирику отделиться от предстоятеля Церкви, проповедующего ересь.

И здесь самое время задать один очень важный вопрос: имеет ли право «непоминающий» священник продолжать священнослужение непосредственно пое того, как перестанет поминать Патриарха?

Сразу оглашу вывод, к которому пришел, а потом, покажу логическую канву, приведшую меня к данному выводу: священник имеет право продолжать священнослужение, если:

1. он не прекращает поминовения своего епископа или

2. епископ, в свою очередь, считает непоминовение им Патриарха обоснованным, и поэтому не запрещает священника в служении.

Примером тому могут служить наши современные реалии, когда в Украинской и Молдавской Церквах немалое число клириков перестало поминать Святейшего Патриарха Кирилла и не подверглось за то прещениям от владыки Онуфрия и владыки Владимира. Более того: епископ Банченский Лонгин также прекратил поминовение Патриарха Кирилла, но продолжает свое святительское служение, не подвергшись прещениям. Всё это происходит потому, что правящие архиереи Украинской и Молдавской Церквей рассуждают о поступках своих клириков с точки зрения, как раз второй части 15-го правила, отчасти или вполне разделяя их мнение и взгляд на деятельность Святейшего Патриарха.

Но что последует, если правящий архиерей применит в рассуждении о поступке своих «непоминающих» клириков не вторую часть 15-го правила, а первую его часть? Ведь не можем же мы исключать такой вариант и отказывать архиереям в праве рассуждать самостоятельно? Для этого нам необходимо ознакомиться с первой частью 15-го правила, а заодно с 13-м и 14-м правилами того же собора, так как все они говорят в принципе одно и разнятся только в рассуждении сана архиерея, которого перестали поминать его клирики. Я процитирую 13-е правило и первую часть 15-го, опустив 14-е, так как оно не скажет нам ничего нового. Итак:

13. «Вселукавый, посеяв в Церкви Христовой семена еретических плевел, и видя, что они мечом Духа подсекаются под корень, вступив на другой путь козней, покушается безумием раскольников рассекать тело Христово, но и сей его навет совершенно предотвращая, святой Собор определил ныне: если какой-нибудь пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде Соборного исследования и рассмотрения, и совершенного осуждения его, дерзнет отступить от общения с ним и не будет возносить имя его в священных молитвах на Литургиях, по церковному преданию, – таковой да подвергнется извержению и да лишится всякой священнической чести. Ибо поставленный в чине пресвитера и восхищающий себе суд, Митрополитам предоставленный, и, прежде суда, сам собою осуждать своего отца и епископа усиливающийся, не достоин ни чести, ни наименования пресвитера. Последующие же таковому, если суть некие от священных, также да лишены будут своей чести; если же монахи или миряне, да отлучатся вовсе от Церкви, доколе не отвергнут сообщения с раскольниками и не обратятся к своему епископу».

15. «Что определено о пресвитерах и епископах, и Митрополитах, то самое, и тем более, приличествует Патриархам. Посему, если какой-нибудь пресвитер или епископ, или Митрополит дерзнет отступить от общения со своим Патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, – таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства, если только обличен будет в сем беззаконии…»

Мы видим, что священник, прекративший поминовение епископа или Патриарха запрещается в служении, или извергается из сана своим правящим архиереем, если тот не применяет в рассуждении о нем второй части 15-го правила Двукратного собора.

Чтобы проще понять данные правила, давайте ознакомимся с правилами святых апостолов, говорящими о том же:

39-е правило святых апостолов: «Пресвитеры и диаконы без воли своего епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены людие Господни, и он воздаст ответ о душах их».

Само собою разумеется, что «без воли своего епископа» клирик не имеет права в первую очередь на священнослужение, так как в запрещении или извержении из сана он теряет то, чем и наделил его епископ через возложение рук, то есть хиротонию – дар священнослужения.

Тем более «непоминающий» клирик не может служить по тому же 39-му апостольскому правилу, если отложился и перестал поминать и своего Патриарха, и своего епископа.

Давайте прочитаем еще раз 13 Правило Двукратного собора и постараемся понять его не только как епитимию, кару или наказание, но и как указание:

«Если какой-нибудь пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде Соборного исследования и рассмотрения, и совершенного осуждения его, дерзнет отступить от общения с ним и не будет возносить имя его в священных молитвах на Литургиях, по церковному преданию, – таковой да подвергнется извержению и да лишится всякой священнической чести».

Священник – есть делегат и представитель епископской власти и благодати и продолжать священнослужение самостоятельно, не будучи представлен православным и правильно поставленным епископом – не может.

Уместен вопрос: как же вторая часть 15-го правила говорит: «…отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некой ереси, осужденной святыми Соборами или Отцами, когда он проповедует ересь всенародно и учит оной открыто в Церкви, таковые если и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде Соборного рассмотрения, не только не подлежат положенной правилами епитимии (не запрещаются и не извергаются из сана), но и достойны чести (священства)..»?

Ответ на этот вопрос мы находим в 31-м правиле святых апостолов: «Аще который пресвитер, презрев собственного епископа, отдельно собрания творити будет, и алтарь иной водрузит, не обличив судом епископа ни в чем противном благочестию и правде: да будет извержен, яко любоначальный. Ибо есть похититель власти. Такожде извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. Миряне же да будут отлучены от общения церковного»

Иными словами: пресвитер, чтобы продолжать священнослужение, должен обличить судом своего епископа, как противляющегося благочестию и правде и как неправильно запретившего его в служении. То есть - подать на епископа жалобу в церковный суд епископов.

Подтверждение и доказательство тому мы находим, например, в 28-м правиле Карфагенского Поместного Собора.

«Определено такожде, чтобы, когда пресвитеры и диаконы, и прочие низшие причетники, по возникшим у них делам, жалуются на суд своих епископов, выслушивали их соседние епископы, и чтобы, с согласия собственных их епископов, прекращали возникшие между ними неудовольствия приглашенные ими епископы..»

Мы видим, что сказано вполне определенно. Но более точно и полно говорит об этом 14-е правило Сардикийского Поместного Собора:

«Аще обрящется некий епископ, склонный ко гневу, и внезапно быв раздражен на пресвитера, или диакона, восхощет изринути некоего из Церкви (хочу пояснить, что причина может заключаться не только в гневе епископа, но и в любом скоропалительном его решении, с которым не согласен клирик): подобает предохранение употребити, да не тотчас таковый будет осуждаем и лишаем общения. Все епископы рекли: извергаемый да имеет право прибегнути к епископу митрополии тоя же области. Аще же епископа митрополии нет на месте, прибегнути к соседственному епископу и просити, да со тщанием исследуется дело. Ибо не должно заграждати слуха от просящих. А епископ оный, праведно или неправедно извергший такового, благодушно сносити должен, да будет исследование дела, и приговор его или подтвержден будет или получит исправление».

Но!.. Это «но» не мое собственное, оно следует далее в тексте правила:

«…но прежде нежели тщательно и верно исследованы все обстоятельства, отлученный от общения до рассмотрения дела не должен присвоить себе общения. Аще же сошедшеся некоторые из клира увидят в нем пренебрежение власти и надменность: то долженствуют несколько суровыми и тяжкими словами обращати его к порядку, да соблюдается покорность и повиновение повелевающему должное. Ибо как епископ обязан являти подчиненным искреннюю любовь и расположение: таковым же образом, и служащие обязаны непритворно исполнити долг служения епископам..»

Таким образом, становится ясно: «праведно или неправедно» запрещен в служении клирик, - он должен подчиниться запрещению и не присваивать самовольно себе «общения», то есть священнослужения до тех пор, пока не будет оправдан судом епископов, к которому обратился.

Пример такого подчинения клириков своим епископам мы видим в 3-м правиле Третьего Вселенского Эфесского Собора:

«Аще же некоторым из принадлежащих к клиру в каждом граде, или селе, Несторием (архиепископ Константинопольский 428-431 гг.) и его сообщниками, возбранено священство за православное мудрствование: таковым дали мы право восприяти свою степень.

Вообще повелеваем, чтобы единомудрствующие с православным и вселенским собором члены клира, отнюдь никаким образом, не были подчинены отступившим или отступающим от православия епископам…»

Клирики, запрещенные ересиархом Несторием за православное исповедание и обличение его в ереси, подчинились его запрещению и были разрешены от запрещения Третьим Вселенским Собором.

Итак, можно уже перейти к выводам. Клирики, не поминающие Патриарха своей Поместной Церкви вследствие проповедуемой им ереси, продолжают свое служение только в том случае, если их епископ, применив к ним вторую часть 15-го правила Двукратного собора, не подверг их прещению и счел достойными чести священства.

Если же они были запрещены своим епископом, то, чтобы воспользоваться правом, которое им предоставляет вторая часть 15-го правила, они должны обратиться к суду епископов с жалобой на еретичествующего Патриарха, тем самым объясняя причину наложенного на них прещения, и на своего епископа, неправильно запретившего их в служении, как нам об этом говорят приведенные выше правила Церкви.

Какие формы может иметь суд? 14 правило Сардикийского Собора разъясняет: суд у митрополита своей области; Церковный Суд своей Поместной Церкви; Церковный Суд иной Поместной Церкви. Причем, клирик может быть принят в клир той митрополии или иной Поместной Церкви, в которую он обратился за судом. На это указывает толкование Аристина на 15-е правило Двукратного собора: «..Если некоторые отступят от кого-нибудь не под предлогом преступления, но по причине ереси, осужденной собором или святыми отцами, то достойны чести и принятия, как православные».

Под «принятием» здесь, конечно, имеется в виду принятие митрополитом своей области, или епископатом иной Поместной Церкви «непоминающего» клирика в собственный клир, как православного, не подлежащего за свое непоминовение еретичествующего Патриарха положенной епитимии, и достойного чести священства.

Пока либо суд митрополита, либо суд епископов своей Поместной Церкви, либо суд иной Поместной Церкви не сочтет его православным и достойным чести священства, клирик служить не может и не должен.

Приведу для подтверждения данной мысли правила святых апостолов:

32-е апостольское правило: «Аще который пресвитер или диакон от епископа во отлучении будет, не подобает ему в общение прияту быти иным, но точию отлучившим его, разве когда случится умрети епископу, отлучившему его».

То есть только вторая часть 15-го правила Двукратного собора дает непоминающему Патриарха и запрещенному в служении клирику право быть принятым другими епископами и Поместными Церквами. Подпавший же под прещения по другим причинам, никем из иных епископов или Церквей принят быть в общение не может ни в коем случае. Даже если скончается запретивший его епископ, принять в общение клирика может только преемник умершего епископа.

33-е апостольское правило: «Не принимати никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительной грамоты; и когда оная предъявлена будет, да разсудят о них; и аще будут проповедники благочестия, да приемлются; аще ли ни, подайте им, что нужно, а в общение не приемлите их. Ибо многое бывает подлогом».

Из данных правил мы видим, что запрещенный в служении клирик, дерзающий продолжать свое священнослужение, сам становится преступником канонов Церкви. Какое определение можно дать его преступлению?

Приходится прийти к следующим выводам: непоминающий своего Патриарха и запрещенный от своего епископа клирик, не оправданный судом епископов своей или иной Поместной Церкви, продолжающий священнослужение, подлежит суду как раскольник, или, по меньшей мере, как собравший «самочинное сборище», как об этом говорит в Первом Каноническом Послании к Амфилохию Иконийскому Святитель Василий Великий:

«Древние… иное назвали ересью, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждившихся; раскольниками разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами собрания, составляемые непокорными пресвитерами или епископами и не наученным народом. Например, если кто, быв… удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь, это есть самочинное сборище».

Таким образом, мы видим, в какую беду попадают священнослужители, дерзающие священнодействовать, не имея полномочий от своего епископа или епископа, принявшего их под свой омофор согласно 2-й части 15-го и миряне (обратите на это внимание), принимающие Таинства от таких священников. Более того: сейчас, к сожалению, некоторые миряне ищут не поминающих Патриарха священников, считая факт их «непоминовения» указанием на их каноническую безупречность. Но на самом деле, в большинстве случаев, это есть факт их священнической несостоятельности!

Некоторые из священников говорят: «Мы, де, поминаем Патриарха Иринея; владыку Артемия; “всех православных патриархов” и пр.» Излишне напоминать, что принятие клирика под свой омофор епископ сопровождает выдачей клирику представительной грамоты. О правильности же заочного поминовения епископов и патриархов, когда их имя возносится без их ведома, правила Церкви ничего нам не сообщают, а раз правила не сообщают, значит это – неправильно.

Итак, мы выяснили, что 2-я часть 15-го правила Двукратного собора дает право священнослужителям оградиться от своего Патриарха, проповедующего ересь, и то, как канонически безупречно они должны поступать вследствие своего непоминовения.

Имеет ли это право обязательный или, хотя бы, рекомендательный характер? Можно однозначно ответить – нет и нет!

Во-первых, 2-я часть 15-го правила говорит: «таковые, если и оградят себя от общения с глаголемым епископом… достойны чести. То есть слова «если и оградят» совсем не значат: «должны оградить».

Во-вторых, еще раз обратим внимание на Первое каноническое послание святителя Василия Великого к Амфилохию Иконийскому:

«Древние… иное назвали ересью, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждившихся; раскольниками разделившихся во мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание».

Обличая Святейшего Патриарха и указывая на его еретические действия, можем и мы однозначно и окончательно сказать, что он – «совершенно отторгся и в самой вере отчуждился» от самóй Православной Церкви, которая есть – Тело Христово; от учения ее; от Предания Церкви – учения и творчества святых отцов; от полноты Церкви – народа Божия? Нет, не можем! Скорее всего, в определении святителя Василия Великого подходит обличение в расколе, так как «раскольник – разделившийся с православными во мнениях о некоторых предметах церковных и в вопросах, допускающих уврачевание».

Если, согласно Василию Великому, деятельность Святейшего Патриарха скорее подходит под определение раскола, то, разумеется, и реакция клириков Русской Православной Церкви на деятельность Патриарха должна быть иной, чем, если бы это была прямая и явная ересь с его стороны. Иная болезнь подразумевает иные лекарства.

Кстати, о лекарствах. Приведу интересный, на мой взгляд, пример одного из таких лекарств: 104-е правило Карфагенского Поместного Собора указывает искать помощи против епископов-раскольников «у царской власти». Среди чад Русской Православной Церкви бытует мнение, что делегация нашей Патриархии не поехала на так называемый Критский Собор в том числе и потому, что участие в нем не одобрил один из наших весьма видных и известных политических деятелей. Почему бы, согласно рекомендации Карфагенского Поместного Собора, общественным организациям не обратиться к руководству Российской Федерации с просьбой об урегулировании внутрицерковного конфликта, грозящего расколом не только Русской Православной Церкви, но русскому народу вообще? Правила Церкви не только не запрещают нам этого, но и указывают на такую меру, как законную и правильную.

И в-третьих: прочтем еще раз из толкования Вальсамона на 15-е правило Двукратного собора.

«..Хорошо сказало правило, что заслуживают похвалы те, которые и прежде осуждения отделяются от учащих еретическим догматам и явно еретичествующих.

Ибо если ересь проводится первенствующим тайно и сдержанно, так что он еще колеблется, то никто не должен отделяться от него до осуждения; ибо возможно, что до окончательного решения он восприсоединится к Православию и отстанет от ереси».

Это, наверное, одно из лучших и главных указаний на необходимую и канонически правильную позицию клириков Русской Православной Церкви.

Потому что на вопрос: тайно ли «проводится первенствующим» ересь? - мы вынуждены ответить: да, тайно, потому что:

· архиереям на Архиерейском Соборе 2-3 февраля 2016-го года не дали достаточно времени на изучение «шамбезийских» проектов документов;

· встреча Святейшего Патриарха с главой еретиков Франциском была организована в обход всех правил Русской Православной Церкви, согласно которым Предстоятель Церкви не имеет права самостоятельно, без решения Архиерейского Собора, предпринимать подобные «встречи»;

· некоторое время назад митр. Иларион (Алфеев) озвучил новость о том, что на предыдущей встрече Патриарха с папой Франциском была намечена новая встреча – ровно через год и что подобные встречи должны стать «доброй традицией», то есть решение было принято год назад, а озвучено только недавно.

На вопрос: сдержанно ли проводится ересь? – мы вынуждены ответить: да, сдержанно, потому что, например:

· на одном и том же Архиерейском Соборе 2-3 февраля были приняты уже названные «шамбезийские» проекты экуменических документов и прославлен во святых архиепископ Серафим (Соболев), - архиерей, который в 1948-м году на Всеправославном Совещании в Москве своим антиэкуменическим докладом обезопасил Русскую Православную Церковь от участия в данном движении на целых 15 лет.

На вопрос: колеблется ли «первенствующий» в проведении ереси? – мы вынуждены ответить: да, колеблется, потому что:

· на так называемый Критский Собор наша делегация всё-таки не поехала;

· повторная встреча Патриарха с главой еретиков папой Франциском всё-таки не состоялась.

Имеются и другие примеры тайности, сдержанности и колебания в проведении ереси нашим Предстоятелем, но, думаю, достаточно и тех, которые названы.

И еще хочется обратить ваше внимание на слова Вальсамона: «Никто не должен отделяться от него до осуждения; ибо возможно, что до окончательного решения он ВОСПРИСОЕДИНИТСЯ к православию и отстанет от ереси…»

Мы видим, что Вальсамон очень хорошо понимал то, о чем писал, так как слово «восприсоединится» означает именно сдержанно проводящего ересь и колеблющегося предстоятеля, который еще не вполне отпал от истины Христовой, иначе было бы сказано: «присоединится, как вполне отпадший». Здесь же мы читаем: «восприсоединится к православию и отстанет от ерес.». Думаю, нет более точного определения нашей ситуации, чем данное толкование Вальсамона на 15-е правило Двукратного собора!

Итак, не отказывая ревнителям в праве не поминать Патриарха (как мы можем им в этом отказывать, если это право предоставлено канонами Церкви!), а только указывая им на необходимую канонически-правильную позицию в этой ситуации, мы можем уверенно сказать: данная мера протеста в сегодняшних реалиях – преждевременна и безответственна.

Так как только вариант, при котором епископ не запрещает своего «непоминающего» клирика в служении, отчасти или вполне разделяя его отношение к деятельности Патриарха, может служить самой сильной и действенной формой канонически правильного протеста. Такие примеры, к сожалению, редки.

Второй вариант, при котором «непоминающий» священнослужитель запрещен в служении, обличил судом деятельность Патриарха и своего епископа и подчинился запрету до своего оправдания судом епископов, ущербен тем, что, таким образом, храм лишился священника, прихожане – пастыря, духовные чада – духовника. Подобная форма протеста, являющаяся необязательной, совершенно не адекватна, если принять во внимание чаще всего наступающие по её причине плачевные и духовно-разрушительные последствия для церковного народа.

И, наконец, деятельность клирика, при которой он, не обличив судом ни Патриарха, ни своего епископа и находясь под каноническим прещением, продолжает священнодействовать, является организацией «самочинного сборища», что также можно отнести к раскольнической деятельности.

Итак: практика непоминовения Патриарха (кроме первого варианта, когда «непоминающий» клирик не запрещен) - не решает проблемы противостояния еретическим реформам в Русской Православной Церкви, потому что одних «непоминающих» она лишает возможности нести свое послушание – окормление и просвещение народа Божия, а других – самих ставит на грань раскола.

Разумеется, это не значит, что все те священнослужители, которые, не прекращая поминовения Патриарха Кирилла, в то же время не обличают в еретической деятельности ни его, ни его единомышленников, находятся в канонически правильной позиции. Думаю, что таковые находятся даже в большей опасности, чем искренне ревнующие о благе Церкви «непоминающие».

Каковой должна быть эта канонически правильная позиция «поминающих»? Думаю, что она должна основываться:

· на личном безупречно-православном исповедании своей веры;

· на традиционной для Церкви вероучительной, аскетической и антиэкуменической проповеди;

· на личном исповедничестве, призыве паствы к исповедничеству и, если необходимо, к частному и судебному обличению еретичествующих;

· на смиренном неповиновении священноначалию в том, что противоречит учению Православной Христовой Церкви.

Всё сказанное, разумеется, относится не только к священнослужителям, но и к мирянам нашей Церкви.

Хотелось бы еще сказать и о епископате, но их служение для меня – «тайна за семью печатями», поэтому хочу воспользоваться случаем, предоставляемым мне этой трибуной, и обратиться к нашим владыкам.

Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства, всечестные владыки! Год назад вы, на Архиерейском Соборе 2-3 февраля 2016-го года, единогласно приняли печально известные «шамбезийские» документы. За прошедший год богословы всего православного мира разобрали их буквально «по косточкам» и выявили их еретическую и раскольническую суть. В других Поместных Православных Церквах началась оживленная, и даже ожесточенная дискуссия, в которой многие архипастыри и пастыри обличили как названные документы, так и организаторов и деяния лукавого Критского Собора, и число несогласных с ересью экуменизма епископов, клириков и мирян в Поместных Церквах продолжает неуклонно расти. Это вполне согласуется с изречением святого апостола Павла, сказавшего в своем Первом Послании к Коринфянам: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные…». И только молчанию епископов Русской Православной Церкви не находится другого объяснения, кроме того, что вы, всечестные владыки, не обличая ереси и нечестия, которые овладели некоторыми из вас, находитесь В СОСТОЯНИИ ПРЕСТУПНОЙ КРУГОВОЙ ПОРУКИ! Как это далеко от того, требуемого от нас, стояния в Истине! Как это далеко от понятий о священнической и святительской совести! Мы молимся во время Херувимской Песни: «Призри на мя, грешнаго и непотребного раба твоего, и очисти мою душу и сердце от совести лукавыя…»! Поэтому просим вас, всечестные владыки, словами того же святого апостола Павла: «Извергните развращенного из среды вас (1Кор. 5, 13)»!

Нашу Церковь, к сожалению, до сих пор связывают с еретиками-экуменистами и деяниями лукавого Критского Собора принятые вами на Архиерейском Соборе «шамбезийские» документы, которые, к слову, принимаются от Русской Православной Церкви Патриархом Варфоломеем, как легитимные и согласные с деяниями данного «собора». Необходимо дезавуировать их как можно скорее, и сделать это совсем несложно. Решения на Архиерейском Соборе принимались консенсусом, следовательно, даже если двое или трое из вас отзовут свои подписи, одобрящие «шамбезийские» документы, - даже если это сделает один из вас, всечестные владыки, - документы потеряют всякую силу и обратятся в ничто!

В противном случае, рано или поздно, но будете судимы, потому что "Мы знаем Того, Кто сказал: «У Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь»" (Евр. 10, 30)!

Помоги вам Бог!

Иеромонах Арсений (Железнов)




Возврат к списку