Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Об отмене Исповеди перед причащением Святых Таин

Об отмене Исповеди перед причащением Святых Таин

Евхаристия. Мозаика. София Киевская

В  последнее время все чаще слышатся мнения, будто бы современная практика частной  Исповеди ущербна, исповедоваться надо только тогда, когда возникнет внутренняя  потребность, перед причащением Св. Таин очиститься от прегрешений и поститься  не обязательно, а причащаться нужно почаще, желательно на каждой Литургии, при  каждом посещении храма. Звучат призывы никак не связывать в церковной практике  совершение Таинств Исповеди и Причащения. Обычно так считают священнослужители  либеральных взглядов (напр., протоиерей Алексий Уминский, протоиерей Геннадий  Фаст, игумен Арсений (Соколов), священник Андрей Кордочкин и др.). Сразу  скажем, что подобное модернистское «благочестие» не соответствует богослужебной  практике Русской Православной Церкви, в которой существует замечательная  традиция исповедоваться перед каждым Причастием, и дай Бог, чтобы она  сохранилась и в будущем.

Либеральные  священнослужители, последователи модернистских воззрений протопресвитера  Александра Шмемана, активно пропагандируют пересмотр этих многовековых  церковных традиций Русской Церкви под лозунгом так называемого «литургического  возрождения», заключающегося в сверхчастом причащении Святых Христовых Таин без  должного приготовления и в призывах к отказу от обязательного Таинства Покаяния  перед Причащением. Это обновленческое «творчество», разрушительное по своим  последствиям, в действительности приводит к обмiрщению церковной жизни и,  несомненно, является духовным преступлением перед Церковью и русским православным народом.

Однако,  на наш взгляд, проблема упразднения Исповеди перед Причастием представляет  собой не только частный вопрос богослужебной практики, но имеет более глубокий,  многими еще не осознаваемый нравственный аспект. В последнее время на нашу  страну с антихристианского Запада стремительно надвигается волна откровенной  пропаганды всевозможных  грехов и пороков, особенно в виде так называемой «гомосексуальной  революции», направленной, как пишет православный публицист Ольга Четверикова, на уничтожение самих основ человеческой  цивилизации и насаждение антицивилизации нелюдей. Опорная база этой  либерально-фашистской гомодиктатуры уже создана на Западе, и ее ускоренными  темпами планируют навязать всему человечеству. Обществу навязывается  либеральная идея о негуманности самого понятия «грех», ибо понятие греха  вступает в резкое противоречие с базовой либеральной ценностью – идеей «прав  человека», на которой зиждется вся западная антихристианская идеология. Если  понятие греха, а вместе с ним и Бога, будет на Западе окончательно предано  забвению, то тем самым открывается широкий путь не только к оправданию  «нетрадиционных сексуальных отношений», усыновлению гомосексуалистами детей, но  и к допустимости педофилии, инцеста, скотоложества и прочих «прав человека»,  посягательство на которые приравняется будущими комиссарами-правозащитниками к  фашизму и человеконенавистничеству.

На  Западе совершается антихристианская революция. Ныне Российское государство в  лице его Президента, законодателей и подавляющего большинства народа, отвергая  чуждые русскому православному менталитету «общечеловеческие» ценности  евроатлантического Содома, остается оплотом здоровых нравственных и моральных  устоев и последней надеждой для всего западного общества, все более и более  утопающего в смертных грехах либеральной диктатуры и гомототалитаризма. По  словам публициста Эдуарда Бирова,  «даже на самом  Западе находятся люди и сообщества, которые видят в России единственную защиту  от собственной элиты, которая на правительственном уровне продвигает  разрушительные антиценности, законодательно узаконивает разврат и педерастию и  всё откровеннее изживает остатки христианского сознания и понятия греха» (см.  также: Ольга Четверикова. Французские  патриоты: вся надежда на Россию! http://www.blagogon.ru/digest/422/).

В  этом общественно-политическом контексте призывы либерального российского  духовенства к отмене Исповеди перед Причастием прекрасно встраиваются в  западную либерально-гуманистическую доктрину «отмены греха и Бога». (Отмена  Исповеди неизбежно приведет к повреждению нравственного сознания христианина,  сначала к искажениям в понимании человеческой греховности, а затем и к  оправданию греха до полного уничтожения данного понятия или перевода его в  пространство абстрактных категорий. А если человек сроднится с грехом, то он  одновременно потеряет Бога.)

Будем,  однако, надеяться, что Русская Православная Церковь, как и Российское  государство, останется последним духовно-нравственным бастионом, противостоящим  агрессивной экспансии западных «общечеловеческих ценностей», отвергающих  понятие греха. А над искоренением этого понятия из сознания православных  верующих уже не первый год трудятся неутомимые наши либеральные «пастыри» –  апологеты либеральных богослужебных реформ, внушающие своим пасомым ненужность  откровения на исповеди грехов падшего человеческого естества и «отсталость»  богослужебных традиций Русской Церкви, связанных с обязательным исповеданием  христианином всех прегрешений перед причащением Святых Христовых Таин.

Существуют  опасения, что для приведения нашего православного богослужения в соответствие с  новыми евростандартами потребуется трансмутация традиционного церковного  сознания православных верующих. А для этого ныне взращивается новое поколение  священнослужителей, полностью оторванных (даже по внешнему их стриженому виду)  от древних традиций Русской Православной Церкви. Они-то и будут пролагать нам  светлый путь в «европравославие»,  а именно – активно предлагать пересмотр сложившихся на протяжении столетий  богослужебных традиций Русской Церкви как «устаревших», «средневековых» и не  соответствующих нынешней либеральной установке на «модернизацию» всех тоталитарных  общественно-политических, культурных и экономических структур.

Верующим  на либеральных «церковных» интернет-порталах  исподволь внушается мысль, что тысячу лет в Русской Церкви всё было плохо: и  непонятный богослужебный язык, и устаревшая средневековая аскетическая практика  подготовки к Причастию, и оторванный от стран «развитой демократии» да и всего  прогрессивного человечества архаичный юлианский календарь, и нетолерантность к  осквернителям храмов и святынь, а посему давайте и в Церкви кое-что креативно  улучшим и переделаем под образ жизни нашего современного, либерально мыслящего  еврочеловека, жаждущего в Церкви настоящего креативного «драйва», чтобы всем в  храме было очень и очень комфортно и «без напрягу» (разные там «средневековые»  посты и непонятные молитвенные правила…): пришел в храм (может быть, попив с  утра кофе), подошел к Святой Чаше, причастился… А налагать на себя какой-то  нравственный «напряг» в виде какого-то поста, какой-то непонятной исповеди  неизвестно кому и непонятно в чем, – это и не комфортно, да и не либерально:  нарушаются права человека на «литургическую свободу». Да и по большому счету  исповедь грехов носит явно «антимиссионерский характер»: молодой продвинутый и  креативно мыслящий человек скорее заглянет в храм, если от него «попы» не будут  требовать «оглашать» там свои естественные страсти и комплексы.

Как  в общественной жизни, так и в церковной, стали растабуироваться запрещенные до  недавнего времени темы, которые несут в себе разрушающие последствия как для  всего общества, так и для благостояния Церкви Русской. В светских СМИ идут  ожесточенные дискуссии на темы (например, гомосексуализма, детского  секспросвета), о которых, по слову Апостола, «не леть есть человеку глаголати».  А в церковных СМИ стали обсуждаться темы (например, русификации традиционного церковнославянского  богослужения, Причащения без Исповеди, отмены постов, изменения юлианского  календаря), о которых раньше любой православный человек, воспитанный в  традициях Православной Церкви, не мог и помыслить.

Вот  как отзывается о таинстве Исповеди один из главных либеральных идеологов  «литургического возрождения» протопресвитер  Александр Шмеман: «Причащаться надо почаще», – вещает «высокодуховный»  американский проповедник, – тут он, ортодокс из ортодоксов, приводит в пример  первых христиан. «Но готовиться к Причастию не надо», – тут же добавляет он,  превращаясь в сверхлиберала. Исповедь о. Шмеман с обычным для него  издевательством именует «…своего рода билетом на причастие…» и говорит: «Лично  я вообще бы отменил (!) частную исповедь» (Прот. Александр Шмеман. «Дневники.  1973-1983». М., 2005, с.35)

 

2.1.jpg

В общине о. Георгия Кочеткова  исповедоваться перед причастием не обязательно

Но  вот что пишет о Таинстве частной исповеди замечательный русский пастырь священноисповедник Сергий Правдолюбов (†1950):  «Помни, что Таинство Исповеди есть слезная баня пакибытия. Посему,  приготовившись так, как сказано выше, и понимая самое существо Таинства  Исповеди, приступай к Таинству со страхом и трепетом, потому что Христос  невидимо стоит, приемля исповедание твое. Вера в то, что Сам Христос принимает  исповедание наше, что Он хочет и может простить нам грехи, что мы отходим после  исповеди чистыми от всякого греха, совершенно необходима для кающегося, ибо по  вере и совершается Таинство. Перед исповедью испроси прощения у кого можешь и  прости всех врагов своих от всего сердца. О грехах своих рассказывай подробно,  без утайки. Каждый утаенный грех не только не прощается, но делается сугубым  грехом и тяжелым бременем ложится на душу кающегося, и он неисцеленным отходит  от духовной врачебницы» (http://www.blagogon.ru/biblio/152/).

Преподаватель  Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и Сретенской  Духовной семинарии протоиерей Вадим  Леонов пишет: «Могу сказать лишь то, о чем веками свидетельствует Церковь: Покаяние  – это одно из семи важнейших Таинств, которые обеспечивают полноту духовной  жизни человека и его спасение. Без Покаяния спасение невозможно. Это фундамент  духовной жизни. Святые отцы называют таинство Покаяния вторым Крещением, ибо в  нем очищается и возрождается душа человеческая и становится способной принимать  благодатные дары других церковных Таинств, в том числе и Евхаристии. Кто в  какой-то мере игнорирует это Таинство или пренебрегает им, а такие тенденции в  наше время стали появляться, тот рискует всю свою духовную жизнь превратить в  лицемерный фарс.

Я  думаю, что эти стремления принизить значение Исповеди для духовной жизни  христианина возникли в православной среде под влиянием протестантизма на  церковное сознание. К сожалению, протестантизм на Западе деформировал сознание  католицизма, а теперь добрался и до Православия. Исповедь – необходимое условие  для того, чтобы душу привести в богоугодное состояние. Мы читаем у святых отцов  о том, что вся духовная жизнь человека зиждется на Покаянии. Исповедь – это  главное средство для глубокого Покаяния. Святитель Игнатий Брянчанинов в своих  творениях отмечал, что значение Исповеди в жизни православного христианина  возрастает и будет возрастать, поскольку люди все реже используют другие  духовные средства. Мы не умеем молиться и не проявляем старания, не проявляем  усердия к посту, легко поддаемся греховным соблазнам. Если мы еще вытолкнем и Исповедь  на периферию нашей духовной жизни, то тогда нас можно брать голыми руками.

Исповедь  перед Причастием – это очень важный и полезный духовный принцип. Да,  действительно, в некоторых Поместных Церквах эта практика выглядит немного  иначе, чем у нас. Порой сравнивают русскую традицию с греческой, где на исповедь  люди идут тогда, когда они ощущают в этом потребность. Надо отметить, что  история возникновения этой традиции в Греции – отдельный специальный и  неоднозначный вопрос. Например, в XIV в. свт. Григорий Палама в своей проповеди  “О Святых и Страшных Христовых Тайнах” прямо указывает на необходимость Исповеди  перед Причастием: “Если же с дурною совестью, и не получив, благодаря Исповеди,  отпущение грехов от приявшего власть разрешать и связывать их, и прежде чем  обратиться к Богу, прежде чем исправиться по правилу благочестия, мы приступаем  [к Святым Тайнам], то, конечно, это делаем в суд себе и на вечное мучение,  отталкивая от себя и самые Божии щедроты и терпение Его к нам”. Подробное  обсуждение истории возникновения разобщенной практики Исповеди и Причастия в  грекоязычной среде выходит за рамки нашей беседы. Согласимся с тем, что она  сейчас реально существует. Но почему эта традиция, на мой взгляд, не применима  в современной церковной жизни в России? Прежде всего потому, что греческий  народ не пережил такой период безбожия, который достался нам. Современные греки  вырастают в православных семьях. В большинстве своем они знают, что такое грех  и что такое добродетель. У них Православие – это государственная религия. Их  воспитывают в православных традициях уже несколько поколений, и эта традиция не  прерывалась. Поэтому в их сознании многие важные принципы духовной жизни  укоренены с детства. Им без особых наставлений понятно, что если я сегодня  согрешил, то мне нельзя сегодня причащаться, необходимо пойти к духовнику на исповедь.

В  нашем Отечестве, которое пережило страшный период гонений на Церковь, люди  искренне потянулись в храм. Это замечательно. Но в силу своей духовной  неосведомленности в большинстве своем не понимают тяжести совершаемых ими  грехов, чаще всего вообще их не видят. Сейчас издается много православной  литературы – это прекрасно, но много ли ее читают те люди, которые делают  первые шаги к храму? Современный человек читает очень мало, поэтому  просветительские возможности печатной продукции не стоит переоценивать. В такой  ситуации без обязательной Исповеди перед Причастием не обойтись. Любой  священник многократно сталкивался с такими примерами: человек приходит на Исповедь,  кается в недавно совершенном грехе блуда, прелюбодеяния или аборта и тут же  говорит: батюшка, благословите причащаться, я с утра ничего не ел. Человек  говорит это искренне, он не намерен причаститься в осуждение или сознательно  пренебречь принципами духовной жизни, он их просто не знает. Или другой, еще  более распространенный пример: человек не видит в себе ни одного греха или  называет формально какую-нибудь общую фразу без малейшего сокрушения или  самоукорения и стремится к Святой Чаше. Если бы у нас не существовало традиции  исповедоваться перед Причастием, то кто, когда и где поможет таким людям?  Давайте вспомним грозные слова апостола Павла о недостойном причащении: “Кто будет есть Хлеб сей или пить Чашу  Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает  же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей.  Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о  Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает” (1  Кор. 11, 27–30). Если мы хоть ненадолго задумаемся над этими апостольскими  словами, то к чему они нас приведут? К Исповеди. Если сейчас отвергнуть принцип  взаимосвязи Исповеди и Причастия и предоставить всем возможность решать вопрос  об Исповеди исходя из личных соображений, то мы уподобимся неразумной матери,  которая родила ребенка, а потом вынесла его на улицу, положила на перекрестке  и, оставляя его, сказала: руки, ноги, голова у тебя есть, там храм, здесь дом,  за пригорком огород – иди трудись, питайся и живи богоугодно» (http://blagogon.ru/digest/112/).

Протоиерей  Вадим Леонов коснулся в своей статье очень важной темы: правомерности переноса  литургической традиции одной поместной Церкви на почву другой. Речь идет о  традиции отделения Таинства Исповеди от Таинства Причащения в Элладской Церкви  и на Балканах, которую некоторые ревнители греческого и сербского благочестия с  готовностью переносят в Церковь Русскую. Истоки и исторические условия  появления в Греции и на Балканах богослужебной практики Причащения Святых  Христовых Таин без совершения накануне Таинства Исповеди, еще предстоит выявить  и объяснить. Но важно помнить, что в каждой Церкви существует своя история,  свое Предание и своя литургическая традиция, так же, как и у каждого народа –  свой образ мыслей и образ жизни, данные ему от Бога и сформированные именно его  неповторимой историей. И переносить чужую, пусть и кажущуюся весьма духовной,  традицию на русскую почву, – все равно, что пытаться пересадить на землю  Русского Севера теплолюбивую греческую маслину, – если она и не погибнет, то уж  плода точно не принесет.  

Исповедь  существует для очищения души: ее можно сравнить с мытьем рук перед едой. Можно,  конечно, есть и неумытыми руками (особенно если сумел их не запачкать), но,  вряд ли кто-нибудь будет утверждать, что мыть руки перед едой – плохая  традиция! Если же скажут, что где-то есть страны, в которых руки перед едой не  умывают, то мы уж, «по старинке», все равно умывать руки перед едой будем. Тем  более, что погрешаем мы ежечасно: словом, делом, помышлением. Поэтому надо  остерегаться приходить на брачный Пир не в брачной одежде…

Протоиерей Владимир Гамарис пишет: «Исповедь, Покаяние могут быть и ежедневными,  и даже ежечасными, но уж, по крайней мере, как пишет Святитель Феофан  затворник, святой праведный Иоанн Кронштадтский и сотни других святых отцов,  перед Причастием необходимо навести порядок во внутренней храмине – в душе,  чтобы в предочищенную Покаянием душу принять Спасителя. Одним (в Швеции)  нравятся спа-салоны в кирхах. Они там сейчас появляются. Вам нравится пореже  исповедоваться. А Глава Церкви – Христос. Он начал Свою проповедь словами:  “Покайтесь, приблизилось Царство Небесное”. Мы ответим ему: “Господи, мне  комфортнее пореже каяться”? К сожалению, надо честно признать, что и многие  прихожане, и даже (страшно сказать) многие священники ленивы, но заставляют,  понуждают себя на молитву, покаяние, исповедь. И это хорошо: понуждающие себя  наследуют Царство Небесное, как сказал Христос. Зачем же давать себе поблажки  разрешением оставлять самое главное – покаяние. Ваше мнение о ненужности частой  исповеди, как я думаю, проистекает от того, что вы не замечаете за собой  многочисленные грехи. “Несть человек, иже жив будет един день и не согрешит”.  Кто не видит за собой грехов, тот далёк от Бога, а кто видит множество своих  грехов “якоже песка морскаго”, тот начал настоящую, не “теоретическую” духовную  жизнь. Для того не возникает желание пореже исповедоваться. Спасающийся  постоянно видит всё новые и новые свои грехи. От этого видения греха и  рождается подлинное смирение. А от подлинного смирения и подлинная христианская  любовь» (http://www.bogoslov.ru/text/3480916.html#comment3491453).  

Архиепископ Германский и  Великобританский Марк (Арндт):  «Редкая исповедь в грекоязычных Церквях – порочное явление. Оно возникло в силу  того, что большинство православных священнослужителей, служивших в XIX веке под  османским игом, были безграмотными. Мало кому из них благословлялось  исповедовать народ, и, таким образом, взаимосвязь двух Таинств была утрачена.  Мы всё-таки говорим о духовном возрастании человека... Оно должно быть  проявлением духовной зрелости верующего. Мы понимаем, что человек может  возрастать духовно или если он регулярно приходит на откровение помыслов, или  приступает к Исповеди, поэтому совершенно разделить эти Таинства нельзя...  Знаю, что в Американской Православной Церкви прихожане месяцами могут не  исповедоваться, но причащаются очень часто. Я считаю, что это – порочное  явление, которое неоправданно» (http://www.patriarchia.ru/db/text/2805760.html).

Напомним  также слова свт. Григория Паламы (XIV век), который в своей проповеди «О Святых и Страшных Христовых Тайнах»  прямо указывает на необходимость Исповеди перед Причастием: «Если же с дурной  совестью, и не получив, благодаря Исповеди, отпущение грехов от приявшего  власть разрешать и связывать их,... мы приступаем [к Святым Тайнам], то,  конечно, это делаем в суд себе и на вечное мучение, отталкивая от себя и самые  Божии щедроты и терпение Его к нам».

Новомученик Михаил Новоселов пишет о Таинстве частной Исповеди: «Дорогие мои!  Отнеситесь с возможной серьезностью к этому серьезнейшему вопросу и не  позволяйте себе и в малой степени, даже мыслию, не то что делом, погрешать  против святого Таинства. Держитесь твердо следующего правила: если где  практикуется «общая исповедь» (а это – профанация Таинства исповеди. – Н.К.) как законченное в  себе Таинство, а не как только подготовка к серьезной частной Исповеди (что  надлежит весьма приветствовать), там поругана величайшая святыня,  долженствующая соединять нас с телом Церкви» (Михаил Новоселов. Письма к  друзьям. О практике «общей исповеди»).

Многие  неофиты задают вопрос: «Почему служащим священнослужителям можно причащаться за  каждой литургией и не исповедоваться перед каждым причащением, а мирянам  нельзя?»

В  отличие от духовенства, миряне не имеют Божественной благодати священства,  «немощная врачующей и оскудевающая восполняющей», преподаваемой при  рукоположении от епископа. То, что входит в служебные обязанности епископа,  священника и диакона, совершенно не имеет никакого отношения к мирянам и  простым монахам. В таинстве хиротонии священнослужители получают особый дар  благодати служить Жертвеннику Господню. И поэтому то, что позволительно  священнослужителю, то может быть крайне опасным, как в духовном, так и в  физическом отношении, для не защищенного священническою благодатью рядового  мирянина. Например, мирянину, находясь в алтаре, строго запрещено прикасаться к  святому Престолу, ко Святой Чаше (за исключением целования ее нижнего края во  время причащения), и поэтому, в частности, мы считаем крайне душевредным чтение  мирянами тайносовершительных молитв из Служебника во время евхаристического  Канона, что практикуется в неообновленческих  общинах (например, в общине священника Г.Кочеткова).

Итак,  стирание границ между священством и мирянами представляет собой чистый  протестантизм.

Отделение  священства (клириков) от мирян (лаиков) было и в Ветхом Завете, и в Новом. И  подтверждение этому – наличие самого посвящения в священнослужители (в  христианской Церкви – таинство хиротонии). А когда миряне пытались беззаконно  восхитить себе права священства, это заканчивалось весьма плачевно.

Напомним,  как в Ветхом Завете Господь посрамил и покарал Корея и его дерзких  единомышленников, дерзнувших восстать на Моисея и Аарона, говоря: «Полно вам; все общество, все святы, и среди  их Господь! Почему же вы ставите себя выше народа Господня? Моисей, услышав это,  пал на лице свое и сказал Корею и всем сообщникам его говоря: завтра покажет  Господь кто Его, и кто свят»; и посрамил Господь всех мужей, дерзнувших  беззаконно восхитить ветхозаветное священство, страшно покарав их (см.: Числ.  16, 1–40). Вот наглядный пример «ветхозаветной кочетковщины».

Напомним  также печальный пример Озии, у которого возгордилось сердце на погибель его (2  Пар. 26,16). Однажды Озия вошел в храм, чтобы самому воскурить Господу фимиам  на алтаре кадильном. Азария священник и с ним 80 священников Господних не  допускали Озию до этого, объясняя ему, что каждение Господу – дело священников,  посвященных для каждения, и просили его выйти из святилища. Озия разгневался на  священников и не уступил кадильницы. За это ослушание он был мгновенно поражен  проказою на челе пред лицем священников. И проказа не покидала его до самой  смерти.

Напомним  еще судьбу Озы (2 Цар. 6, 6–7), который дотронулся до Ковчега завета, чтобы  придержать его от падения, и за это дерзновение был наказан от Бога мгновенною  смертью.

Нам  важно доверять нашим опытным духовным пастырям и древней практике Русской  Православной Церкви, согласно которой готовящийся ко святому Причащению должен  обязательно исповедоваться. И не будем соблазняться лукавым либеральным  мудрованиям современных обновленцев. То, что практика обязательной Исповеди  перед причащением Святых Таин в современных условиях для Русской Церкви верна и  необходима, доказывает само нравственное состояние нашего общества, которое  близко к полному разложению.

Николай Каверин


Источник:  http://www.blagogon.ru/blog/18/



Возврат к списку