Новости и комментарии

23.06.2017 СНЯВШИ ГОЛОВУ, ПО ВОЛОСАМ НЕ ПЛАЧУТ. МИД ГРЕЦИИ ОСУДИЛ ЧТЕНИЕ КОРАНА В СОБОРЕ СВЯТОЙ СОФИИ

23.06.2017 Британский раввин призвал к терпимости в отношении гомосексуализма в нарушение Торы

23.06.2017 Элладская Православная Церковь созывает чрезвычайный Архиерейский Собор по вопросу о преподавании религии в школах

21.06.2017 ПАТРИАРХ ИЛИЯ II ФАКТИЧЕСКИ ПРЕДЛОЖИЛ ВОССТАНОВИТЬ В ГРУЗИИ МОНАРХИЮ, ДЛЯ НАЧАЛА - КОНСТИТУЦИОННУЮ

21.06.2017 Научное собрание потребовало раскрыть все документы идущего следствия и провести суд над цареубийцами, отложив вопрос о «екатеринбургских останках»

16.06.2017 По следам Гаваны, или Мечты униатов о своей «русской церкви»

16.06.2017 В Москве состоится Научное собрание «Екатеринбургские останки: где правда, а где вымысел?»

15.06.2017 Закрытое православное совещание в Амстердаме по вопросам морали

15.06.2017 МИТР. ИЛАРИОН (АЛФЕЕВ) ПРИЗНАЕТ ПОЛНОТУ «БЛАГОДАТИ» В ЕРЕТИЧЕСКОЙ «ЕВХАРИСТИИ»

13.06.2017 Шотландская епископальная церковь разрешила однополые «церковные браки»

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Убийцы Григория Распутина: монархисты или революционеры?

убиство распутина_.jpg

Убийцы Распутина. Экспозиция восковых фигур в музее Юсуповского дворца

От редакции

В настоящее время по понятным причинам внимание многих исследователей и публицистов привлекает тема различных событий, так или иначе связанных с Февральской революцией 1917 года. На нашем сайте мы уже опубликовали некоторые материалы по этой теме, в частности, крайне интересные статьи протоиерея Владислава Цыпина и Глеба Анищенко, намерены публиковать подобные работы и далее. Также по просьбе авторов мы разместили целый ряд материалов, посвященных убийству Г.Распутина – трагическому событию, которое непосредственно предшествовало революции. См. также здесь. Несмотря на то, что никаких принципиальных искажений текста в ходе редактуры не было, автор тем не менее предъявил претензии к нашему редакционному комментарию (!), где мы дали некоторые пояснения в сноске, и теперь написал целую статью с опровержением этого нашего короткого примечания. В связи с этим хотелось бы заметить следующее.

1. Содержание редакционного примечания есть неотъемлемое право редакции и не входит в компетенцию автора.

2. Естественно, всякий имеет право на полемику, если при этом соблюдается адекватный формат.

3. Поскольку предлагаемая статья выпукло характеризует позицию и аргументацию той группы православных клириков и мирян нашей Церкви, которая особенно болезненно воспринимает все, что связано фигурой Г.Распутина, она показалась нам с этой точки зрения небезынтересной. Мотивация этих людей, как мы уже отмечали, имеет под собой определенные объективные основания, поскольку вокруг фигуры Распутина действительно долгие годы распространялось немало негативных мифов, направленных на дискредитацию как его самого, так и царской семьи.

4. Обвинения нас со стороны уважаемого автора в том, что мы якобы каким-то образом «оправдываем» убийц Распутина, считаем абсолютно беспочвенными. Говоря о монархизме некоторых из них, мы имели в виду лишь субъективную мотивацию действий участников этого коллективного убийства, свойственную им самим (какой она была, по нашему мнению), что никак нельзя считать признанием с нашей стороны данной мотивации в качестве некой объективной истины, оправданием ее в этом качестве. Попытка понять психологию, мотивы участников того или иного события, в том числе и преступления, есть проявление столь необходимого в историческом исследовании аналитизма, аналитического мышления и не имеет никакого отношения к области моральных оценок. Последние, конечно, необходимы, но не могут и не должны подменять собой сам анализ.

5. Что же касается утверждения автора о сексуальных пристрастиях Великого Князя Дмитрия Павловича, то, не имея намерения подробно вдаваться в эту тему, делая ответственные выводы о том, насколько все это соответствует действительности, позволим себе заметить, что муссирование ее в нынешней непростой обстановке представляется весьма опасным, поскольку может спровоцировать педалирование всевозможных сплетен аналогичного характера касательно и других членов династии Романовых, что вполне может быть использовано современными врагами православной монархии в том числе и для очернения самой семьи святых Царственных Мучеников в духе пресловутого фильма «Матильда», противостояние которому нас с автором в полной мере объединяет.

При подготовке текста к печати сохранены некоторые особенности авторской орфографии.

Редакция «Аминь. SU»

Недавно наша страна, православные люди, отметили столетие со дня мученического подвига Друга Царской Семьи Григория Ефимовича Распутина-Нового. Уже тогда, в далеком от нас декабре 1916 года, многие, в том числе один из убийц — Владимир Пуришкевич, назвали этот выстрел «первым выстрелом русской революции». Так и сейчас мы, православные христиане, воспринимаем это как начало богоборческой революции, как первый выстрел в Царя, Царскую Семью, как первое нарушение клятвы, преступление ближних князей и дворян против Императора.

Жизни и подвигу простого русского крестьянина, старца, Божьего человека Григория Нового была посвящена научно-историческая конференция, состоявшаяся 22 Ноября в Москве, в рамках выставки-форума «Православная Русь». А 29 Декабря в Санкт-Петербурге прошел памятный вечер, который также можно назвать конференцией; на нем присутствовали сотни людей.

В ночь с 29 на 30 Декабря 2016 года у Юсуповского дворца был отслужен молебен Григорию Ефимовичу Распутину-Новому, прочитан акафист. Весь день 30 декабря в Александровском парке Царского Села, на месте храма преподобного Серафима Саровского, где первоначально был погребен новомученик Григорий, многими священниками служились молебны. Были отслужены молебны и в Пискаревском лесопарке: там, где злодеи, совершая ритуальные действия, в марте 1917 года сожгли и развеяли честные останки Григория Ефимовича.

В русском православном народе растет и ширится почитание старца Григория. На конференции в Санкт-Петербурге и священники, и миряне свидетельствовали о чудесах, явленных по молитве к Григорию Новому. Одному чуду были свидетелями все собравшиеся: на большом кусте вербы, растущем на месте первоначального погребения старца, в день его памяти 30 декабря 2016 года, несмотря на стоявший ночью и утром мороз, под утро распустились во множестве пушистые вербные цветы! Что особенно поразительно — на протяжении всего дня многие ломали эти пушистые веточки, чтобы увезти их с собой на память, но вербы не становилось меньше, и этой предпасхальной радости хватило всем тем, кто пришел в этот день поклониться первому Новомученику Российскому Григорию Новому, пришел помолиться о России.

Для всех нас сейчас особенно важно понимание греха клятвопреступления и осознанное покаяние русского народа, попустившего лишение своего Государя Императора прародительского престола и не исполнившего присяги на верность Императору, приносимой всеми взрослыми мужчинами Российской Империи, и уж тем более всеми военными, духовными лицами, чиновниками, депутатами Государственной Думы и других выборных учреждений. За этот грех клятвопреступления Россия была наказана очень серьезно; фактически царская Россия в видимом мире перестала существовать, и духовное достоинство Царства Русского в виде престола, венца, порфиры, скипетра и державы, по свидетельству явления иконы Божией Матери «Державная» 2 Марта 1917 года, было до срока восхищено Богородицей на Небеса. Миллионы и миллионы жертв поглотили революция и гражданская война. Кто-то был «казнен» во время красного террора, кто-то умер от голода, кто-то от эпидемий испанки и брюшного тифа из-за страшной общей антисанитарии, распространившейся во время гражданской войны. И вот уже смешными казались петербуржцам те былые «очереди за хлебом» февраля 1917 года, когда голодной зимой 1917—1918 года в городе хлеба не хватало совсем, и даже очередей порой не за чем было выстаивать. И потому временное советское правительство в январе 1918 года сбежало из голодного Петрограда в Москву[1]. А зима 1918—1919 года для Петрограда и вовсе стала своеобразной генеральной «репетицией» страшного блокадного голода 1941—43 годов.

С марта 1917 года в политической журналистике, исторической публицистике, в официальных документах, а потом и в историографии был принят враждебный самой сути православной России термин «свержение самодержавия». Фактические его навязали нам антихристианские силы.

Но православное царское самодержавие, учрежденное свыше ещё в Ромейской Империи при святом равноапостольном Императоре Константине Великом, всегда мыслилось в православном домостроительном богословии как установление Господне, а само самодержавие в Церкви почиталось как земной образ вседержительства Божия. С тех древнейших времен и до 1917 года такое понимание было отражено и в титуле Российских Самодержцев: «Божіею поспѣшествующею милостію, Мы, NN, Императоръ и Самодержецъ Всероссійскій, Московскій, Кіевскій, Владимірскій, Новгородскій, Царь Казанскій, Царь Астраханскій, Царь Польскій, Царь Сибирскій, Царь Херсониса Таврическаго, Царь Грузинскій; Государь Псковскій и Великій Князь Смоленскиій, Литовскій, Волынскій, Подольскій, и Финлядский и прочая, прочая, прочая».

То, что было установлено и утверждено Самим Богом, невозможно «свергнуть» земным человекам. Богоборцы и цареборцы на путях дарованной Господом свободы человеческой воли совершать и доброе, и злое могли лишь сами отвергнуться самодержавия и своим заговорщицким пленением лишить законного православного Самодержца возможности исполнять служение Богу в качестве духовного и державного вождя русского народа и России. Убийство Григория Ефимовича Распутина было расчетливым, продуманным и абсолютно сознательным шагом, направленным на разрушение Богом установленного Русского Царства.

Сама магическая практика специальных человеческих убийств жертвенной кровью высвобождает сонмы духов преисподней, она напрямую связана с различным массированным и вместе с тем избирательным социально-психологическим воздействием демонических сил на различные группы населения. Одних, по грехам склонных к социально-политической истерии, ритуальные кровавые преступления побуждают к активным изменническим и разрушительным действиям. Другую же, бóльшую часть населения такие преступления повергают в духовный ступор, в безвольный страх, известный нам, например, по реакции святых апостолов после убийства Иисуса Христа: «В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от Иудеев» (Ин. 20, 19). Точно так же с помощью ритуального убиения простого сибирского крестьянина Григория Распутина духовные руководители его убийства и сами убийцы хотели (и в определенной степени смогли) магически подавить волю к сопротивлению православного русского народа и народным бездействием по отношению к заговорщикам и революционерам вызвать народное массовое отвержение православного Царства. Разумеется, мы вовсе не хотим сказать, что оккультные практики могут воздействовать на человека помимо его свободной воли. Все это стало возможным лишь потому, что вера православная к началу ХХ века в народе ослабла, многие отпали либо в теплохладность, маловерие, вплоть до прямого неверия, отвержения Бога, другие — в различные секты (что ничуть не лучше). Лишь истинно верующие православные люди, которые и образуют земную Церковь, могли и могут с помощью Божией противостоять темным духовным силам[2].

Простые русские люди не были инициаторами революции, отвержения богоустановленной царской власти но, безусловно, виновны в том, что с самого начала не противодействовали революционерам. Именно за такое отступническое бездействие наших предков мы несем наследственную духовную ответственность до сих пор. Но сейчас у Бога исполняются уже иные времена, и наше искреннее и деятельное раскаяние в том вековом грехе может принести нам освобождение и от кровавого заклятия убийства Григория Распутина-Нового в декабре 1916 года, и от кровавого заклятия цареубийства 4/17 июля 1918 года.

Однако сейчас, век спустя, повторяя духовную клевету о «свержении самодержавия», мы тем самым соглашаемся с богоборцами, которые сразу после революции учредили 12 марта «праздник свержения самодержавия» и объявили его обязательным выходным днем. Октябрьским событиям 1917 года революционеры долгое время отводили лишь роль государственного переворота в буржуазной республике, а не отдельной, самостоятельной революции. И до 1929 года в СССР в этот мартовский день праздновали «свержение самодержавия», пока окончательно не заменили его ноябрьским празднованием «Великой Октябрьской социалистической революции».

Россия, отступив от своих корней, отступив от принесенной в 1613 году соборной клятвы на верность всем Царям из рода Романовых, от личной присяги каждого Государю Императору Николаю Александровичу, лишилась большей части своей былой элиты, оказавшейся в стане предателей-клятвопреступников и либо погибшей во время красного террора и голода, либо сгинувшей в эмиграции. Увы, большинство епископов и священников Российской Православной Греко-Кафолической Церкви своим бездействием, а многие и действием также оказались повинны в грехе клятвопреступления. Ни Правительствующий Синод, ни епархии не выступили с призывами к своей пастве, православному народу сохранить верность Государю, стать за Помазанника Божьего, не обличили злодеев революционеров, а напротив — почти все призывали молиться за «благоверное» временное правительство. Видимо, поэтому Господь и попустил большинству священнослужителей пострадать от гонений революционеров, а некоторым — пережить изгнание за пределы Отчизны.

Виноваты в отступлении от присяги были и простые люди всех сословий, более всего — взбунтовавшиеся жители столицы и поднявшие мятеж солдаты из запасных батальонов гвардии, расквартированных в городе.

И вот прошло сто лет, и мы, сердечно уповая на слова Священного Писания ниже во век [Господь] враждует (Пс. 102, 9), надеемся, что православная Россия, Святая Русь, Православное Царство возродятся, воскреснут, если все мы, русские люди, принесем достойный плод покаяния. А для того, чтобы это покаяние было осмысленным и явным, надо ясно и четко понимать, какие истоки были у богоборческой революции и как великая Россия, просуществовавшая более тысячи лет и уже стоявшая на пороге победы в великой Мировой войне, вдруг оказалась среди аутсайдеров и растеряла все плоды прежних побед.

Конечно, предательство зрело десятилетиями, даже столетиями. Наш Русский культурно-просветительный фонд в свое время исследовал, как освещались события французской революции в гимназических учебниках по истории, изданных в XIX — начале XX века. В самом начале XIX века, когда еще были свежи в памяти злодеяния французских революционеров, обагривших землю Франции кровью миллионов простых людей, учебники еще без оценки, без осмысления, хотя и с множеством деталей описывали последовательность кровавых событий. После наполеоновских войн пришло осознание того, что революция — не просто цепь трагических случайностей, а осознанное злодеяние, творимое темными силами: масонскими и другими тайными обществами, воюющими против Бога и против христианских монархов. Именно поэтому в XIX веке и Святейший Правительствующий Синод, и многие русские пастыри и святые, среди которых епископ Дмитровский Августин (Виноградский), великий святитель Феофан Затворник, старшие Оптинские старцы, воспринимали нашествие Наполеона как приход малого антихриста (1 Ин. 2, 18; 4, 3-9) за грехи русского народа.

А грехи были во многом теми же, что в свое время и у французов: расцветали и множились масонские общества, просвещение понималось уже в общемировом ключе, как «просвещение» мирскими науками и отступление от Бога. Горькими плодами этого «древа познания» стало и восстание декабристов-клятвопреступников, и последующее нарастание революционных сатанинских движений в России.

Однако в дальнейшем учебники истории для гимназий продолжали меняться: менялся угол зрения, менялся тон. Уже в конце царствования Царя-Освободителя Александра II все французские революционеры реже и реже именовались злодеями, а к концу XIX — началу XX века в учебниках истории описывали французскую революцию достаточно нейтрально, сухо писали о жертвах гильотины, непрерывно работавшей в Париже и по всей Франции во времена революции, об убитых в Вандее миллионах французских христиан-крестьян, не принимавших тогдашний «новый мировой порядок». И наконец, в учебнике истории для гимназии образца 1914 года «прогрессивные нововведения» французских революционеров описывались уже с некоторой долей симпатии, и забывалось, какой кровью поплатился французский народ, да и сами участники революции за эти иллюзорные нововведения, не принесшие не только большинству, но даже и своим творцам никакого мирского счастья, не говоря уже о Царствии Небесном.

Так постепенно, вслед за учебниками, менялся и взгляд на революцию гимназистов разных поколений, и этот процесс происходил не случайным образом, а направлялся антихристианскими силами. Стоит вспомнить рассказ Николая Мотовилова, смиренного служки преподобного Серафима Саровского, о том, как он, отказавшись вступать в масонскую ложу Симбирской губернии, оказался изгоем для своего дворянского круга. Из «Записок» Мотовилова нам становится понятнее, почему именно из промасоненного с конца XVIII столетия Симбирска вышли изверги и богоборцы Ульяновы и Керенский. Увы, в XIX веке, особенно во второй его половине, значительная часть российского высшего общества шла по тем или иным путям революции, которая больше не ужасала, с которой даже пытались заигрывать. Необходимо помнить про террористов, покушавшихся на Царей Александра II и Александра III, про фактически массовый террор, развернутый в начале XX века против монархистов, всех верных своему долгу ученых, чиновников, государственных служащих от городового до министра: более 20 000 человек, верных Богу, Царю и Отечеству, были убиты террористами — эсерами, большевиками и другими революционерами в годы царствования Императора Николая II. И далеко не всегда эти потери можно было восполнить. Именно поэтому в последние годы царствования Николая Александровича так остро ощущался кадровый голод, нехватка высокопрофессиональных и при этом верных людей: одни были убиты, а другие по проискам масонских кругов не допускались до высших и средних должностей на государственной службе.

История дружбы простого крестьянина Григория Ефимовича Распутина-Нового и Царской Семьи была зримым воплощением самой сути российского самодержавия: единства русского народа и Царя. И именно это было так ненавистно представителям русской элиты, масонам и гордецам, забывшим, что своим положением они обязаны своим предкам, их служению Царям: Рюриковичам, Романовым. В своем большинстве эти люди утратили не только способность к служению, но и саму веру в Бога — святую Троицу и уже не осознавали или не принимали самого смысла православной монархии: того, что Царь — Помазанник Божий, живая земная икона Господа нашего Иисуса Христа, Удерживающий от антихристова зла. Они мечтали о том, чтобы Православное Царство с его нравственными нормами ушло в прошлое, им осталась бы власть, богатство, высокие посты и возможность вольного поведения; а солдаты на фронте продолжали бы умирать, но только не за Веру, Царя и Отечество, а за некое новое отечество, то есть в том числе и за них — клятвопреступников.

Григорий Ефимович прославлен в народе и как великий молитвенник, по молитвам которого совершалось много чудес, и как целитель, безсребреник, который своими молитвами, своими беседами приводил многих своих близких к излечению душевному, духовному и телесному, как миротворец, выступавший против всяких войн. Молитвенник, по молитвам которого Государь Император отказался участвовать в Балканской войне 1912 года, великий молитвенник за царскую семью, за Цесаревича Алексея. Общеизвестно и твердо установлено, что по молитвам Григория Ефимовича Распутина Цесаревич многажды получал исцеление от тяжелейших приступов гемофилии. Простой крестьянин, совершивший десятки паломничеств, пешком прошедший Россию вдоль и поперек, побывавший в паломничествах на Афоне и Святой Земле, верно служивший Богу, Царю и Отечеству, был ненавистен масонам, оккультистам и блудодеям.

Так кому же мешал русский крестьянин, русский христианин? Кто замыслил его злодейское убийство? И сегодня, как и сто лет назад, увы, слышатся заявления о том, что так называемые монархисты, поверившие заполнявшей газеты клевете и лжи на Григория Ефимовича Распутина (о его «роли» в управлении государством и назначении министров, его взаимоотношениях с Царицей и Царем и т.д.) решили уберечь Царя от «недолжных влияний» (выбрав для этого убийство). Звучат эти заявления не только от либеральных историков и журналистов (не говоря о множестве либеральных блогеров, решивших порассуждать на исторические темы), но, к сожалению, и от православных людей достаточно твердых консервативных взглядов. Так, например, в примечании к моей заметке о праздновании годовщины мученического подвига Григория Ефимовича Распутина-Нового, редакция православного сайта «Аминь. SU» решила оправдать убийц — Пуришкевича и великого князя Дмитрия Павловича как якобы настроенных монархически и действовавших из субъективно лучших побуждений, защищая трон. Такое мнение, несмотря на то что оно очень распространено, является совершенно ошибочным. Более того, эта ошибка кардинально меняет, делая также ошибочным, восприятие всех последовавших событий революции 1917 года. Но, говоря об истории революции в России, истории разрушения русского православного Царства, мы, православные русские люди, ошибаться не имеем права.

Прежде всего вспомним резолюцию самого Царя-Мученика Николая на «Письме шестнадцати» в защиту Дмитрия Павловича: «Никому не дано право заниматься убийством. Знаю, что совесть многим не дает покоя, так как не один Дмитрий Павлович в этом замешан».

Соблюдение заповедей Божиих должно быть основой основ мировоззрения любого православного русского монархиста (а неправославных русских монархистов не бывает). Русским монархистом мы называем человека, считающего не «монархию вообще», а именно православную самодержавную монархию способом общественного устроения, самим Богом для России установленным. Русский монархист может пролить кровь (в том числе и свою) только на войне, защищая Веру, Царя и Отечество. Поэтому, конечно же, ни один из убийц Распутина никаким монархистом не был. А были они проникнуты духом революционного террора, духом сатанинским.

Посмотрим внимательно на тех, кто виновен в злодеянии, ставшем началом самой большой кровавой смуты в истории России.

Князь Феликс Юсупов

Князь Феликс Юсупов, один из богатейших людей России, получивший образование в Оксфорде, женившийся на племяннице Государя Императора, Княжне императорской крови Ирине Александровне, так же был далек от монархизма и Православия, как земля от неба. Прославившийся своими гомосексуальными похождениями (одним из его партнеров был Великий Князь Дмитрий Павлович), практиковавший оккультист, масон, он, как полагают некоторые историки, в своем кабинете держал статую люцифера, перед которой молился. Монархические идеи он не поддерживал, дружил со своими однокурсниками по Оксфорду, представителями английских спецслужб, по наущению которых (конкретно — Освальда Райнера) и участвовал в организации злодеяния. Юсупов видел в Григории Распутине своего идеологического и духовного противника, о чем совершенно открыто говорил и до убийства и после, во время эмиграции (об этом детально писал известный православный историк Сергей Фомин и многие другие). Феликс Юсупов рассматривал свой «поединок» с Григорием Распутиным как некое персональное оккультное действие, «магическое сражение», в результате которого он должен был получить некую оккультную силу, «дополнительные очки» в своей магической эзотерической практике, плюс как общее дело со своими английскими друзьями.

Великий князь Дмитрий Павлович

Великий Князь Дмитрий Павлович, совращенный Юсуповым, имел личные счеты к Григорию Ефимовичу. Когда Великий Князь пытался свататься к старшей дочери Императора Николая II — Великой Княжне Ольге Николаевне, старец открыл глаза царской семьи на содомские грехи Дмитрия Павловича, что, естественно, лишило Великого Князя матримониальных перспектив. Собственно, Феликс Юсупов выбрал своего давнего друга и партнера по противоестественной связи в сообщники с расчетом именно на то, что благодаря его участию в убийстве дело будет замято. В нарушение Свода Основных Государственных Законов Российской Империи, коим Великий Князь Дмитрий Павлович, как и все Великие Князья, приносил присягу, он вел блудную жизнь с различными танцовщицами. А в августе 1915 года дерзко требовал от Императора не принимать на себя верховного главнокомандования русской армией. Так что никаким «монархистом с лучшими побуждениями» Дмитрий Павлович не был и быть не мог. И не из «возвышенного стремления оградить Императора от дурных влияний» действовал этот падший потомок Романовых, а из личных корыстных и греховных побуждений, что косвенно признавал впоследствии в эмиграции, в отличие от князя Феликса Юсупова, никак не ставя себе в заслугу участие в злодейском убийстве.

Британские спецслужбы

Как в открытую говорят сегодняшние представители британских спецслужб, Григория Распутина надо было устранить, потому что английская разведка видела в нем угрозу. Британцы прекрасно знали о его миротворческой позиции и опасались, чтобы эта позиция не привела к сепаратному миру России с Германией. Однако это не вся правда. Сам Григорий Ефимович Распутин прекрасно понимал, что сепаратный мир в тот момент был невозможен, и никаких действий по его заключению не вел. Однако представители английских и французских спецслужб были не только слугами своих правительств, стремившихся не допустить победы в войне ни Германии, ни России, но также членами масонских лож. А в масонских кругах прекрасно понимали, что устранение горячего молитвенника за Царскую Семью существенно ослабит царскую власть в России.

Собственно, на конференции союзников в феврале 1917 года их тайные цели стали явными: было предъявлено безпрецедентное для истории России, фактически ультимативное требование об устранении от власти Государя Императора Николая Александровича и передаче ее выборному правительству и выборной Госдуме, с постановкой русской армии под контроль союзных офицеров. Тем самым открыли себя главные организаторы и главные двигатели «первого выстрела революции»: правящие круги Великобритании и Франции, стремившиеся получить все плоды победы в великой Мировой войне, масонские круги этих стран, стремившиеся разрушить православную монархию, как удерживающую от антихристова зла. Именно к ним примкнули оккультисты, масоны и содомиты российского разлива.

Владимир Пуришкевич

А что же русские монархисты? Может быть, речь о Владимире Пуришкевиче, одном из известных деятелей Государственной Думы? Действительно, его политическая карьера во многом была связана с участием в «Союзе Русского народа», в представительстве правых сил в парламенте. Однако если присмотреться к его политической деятельности внимательней, то можно заметить, что и деятельность во главе правых партий, и монархические лозунги служили больше ему самому, «себе любимому», а не Государю Императору. Именно Пуришкевич в 1908 году расколол «Союз Русского Народа», основав организацию «Русский народный союз имени Архангела Михаила», что не усилило, а напротив, во многом ослабило влияние монархической партии в России.

Но еще бóльшие изменения в деятельности Пуришкевича произошли с началом войны. Он отстраняется от монархической политической деятельности и ездит с так называемым санитарным поездом по фронтам. Вопреки своему названию, поезд был не санитарным, а скорее аптекарским, но главное, он был также библиотекой и пунктом распространения различной литературы, отнюдь не всегда монархической.

Осенью 1916 года, обиженный тем, что не получил от своей политической деятельности достаточных дивидендов, не получил министерского портфеля, и пытаясь встроиться в «главное русло» российской политики, Пуришкевич становится из публичного монархиста публичным оппонентом Царской Семьи. В октябре 1916 он открыто, горячо поддерживает в Думе гнусную речь руководителя кадетской партии Павла Милюкова, в которой тот обвиняет Царицу в измене и предательстве России: эту речь можно назвать прямым идеологическим сигналом к началу революции. Согласно логике этой речи, в которой все поставлено с ног на голову, не Милюков, Пуришкевич и депутаты Госдумы, как и весь русский народ, должны служить Царю, Помазаннику Божиему, и его супруге, составляющей с ним, по христианским представлениям, одно целое, а напротив — по мнению Милюкова, Царица как-то недостаточно услужила ему, Пуришкевичу и др. и даже, по его клеветническому предположению, якобы встала на путь измены.

И вот именно «монархист» Пуришкевич в своем так называемом санитарном поезде распространяет сотни тысяч экземпляров этой речи среди солдат на фронте, сея измену и обман в рядах русской армии. Видимо, именно после этих действий Пуришкевич и был привлечен к злодейскому убийству Григория Ефимовича и влиятельными масонскими кругами ему была гарантирована защита от тюрьмы.

Несомненно, для простого народа имя Владимира Пуришкевича еще было связано с его прежней монархической деятельностью. Но депутаты Госдумы, революционеры прекрасно понимали, что в 1916 году Пуришкевич даже публично перестал быть монархистом. Более того, как показал один из жандармов, сам Пуришкевич был среди тех, кто 17 декабря 1916 года назвал выстрел в Распутина первым выстрелом революции, то есть началом открытого бунта против русской монархии.

Станислав Лазоверт

Так называемым главным врачом в поезде Пуришкевича был некто Станислав Лазоверт, варшавский еврей, представитель французских спецслужб, прибывший в Россию с миссией генерала Жанена и выполнявший в заговоре против Царской Семьи, против Царского Друга роль, сходную с аналогичной ролью представителя британской разведки Освальда Райнера, оксфордского друга Феликса Юсупова. По некоторым данным, Станислав Лазоверт был участником попытки ритуального убийства святого праведного Иоанна Кронштадтского незадолго до его смерти. Неудивительно, что Лазоверт стал одним из участников злодейского убийства Григория Распутина. Удивительно, что еще за два года до злодейства Станислав Лазоверт стал главным помощником, а может быть, и главным консультантом «ярого монархиста» Пуришкевича. Хорош «монархист», державший в своем поезде в качестве главного врача французского агента, действующего против интересов России, против русской монархии!

Предательство Владимиром Пуришкевичем православных монархических идеалов поддержал и его партийный единомышленник и заместитель Василий Шульгин, который также в октябре 1916 года, уже не будучи никаким монархистом, открыто в Государственной Думе присоединился к гнусной речи Павла Милюкова. Закончил Шульгин свое предательство участием в составлении сомнительного акта об «отречении» Императора Николая II от престола, он же 2 Марта 1917 года лично убеждал Императора подписать этот акт.

Такими же «монархистами» были и другие главные злодеи февральского бунта генералы-адьютанты Михаил Алексеев, Николай Рузский, Алексей Эверт, Владимир Сахаров, Алексей Брусилов, Василий Гурко[3], Лавр Корнилов, думцы Александр Гучков, Михаил Родзянко и другие руководители и активнейшие участники февральского бунта.

Кто же был и остался монархистом, кто не нарушил в годину клятвопреступного бунта присягу, данную Государю Императору? Из известных людей это и генералы граф Федор Келлер, барон Александр Винекен, Платон Лечицкий, Павел Мищенко, полковники Александр Кутепов, Федор Винберг, бывший премьер-министр Борис Штюрмер, и многие другие генералы, офицеры, жандармы, солдаты (прежде всего гвардейцы) и гражданские чиновники. Верными присяге остались митрополиты Петербургский Питирим (Окнов), Московский Макарий (Невский), архиепископ Кишинёвский Анастасий (Грибановский) и многие другие архиереи и священники. Может быть, кто-то из этих людей сделал не все возможное, чтобы предотвратить революцию, но Государя они не предавали. А есть и те, кто остался верным Царской Семье до смерти, показав нам пример истинного служения: врач Евгений Боткин, повар Иван Харитонов, камердинер Алоизий Трупп, комнатная девушка Анна Демидова, преданная памяти Царственных Мучеников до последнего вздоха фрейлина Императрицы Анна Танеева (Вырубова), и многие, многие другие, так что выбор был, и не все выбрали путь Иуды Искариотского.

На протяжении почти двух тысяч лет после распятия Господа нашего Иисуса Христа регулярно появляются сочинения различных писателей, повествующих о том, что Иуда Искариотский, предавая Учителя, действовал якобы из «лучших» побуждений. Список этих «субъективных мотиваций, свойственных самому Иуде» при совершении им его безмерного злодеяния, представленных этими сочинителями в оправдание Иудиного греха, достаточно обширен и изложен, в частности, в так называемом «Евангелии от Иуды». Надо сказать, что особенно активизировались «адвокаты Иуды» в начале XX века, в преддверии революционной катастрофы. Именно этим «адвокатам» дал в 1914 году очень весомую отповедь в своей книге «Иуда предатель» протоиерей Павел Алфеев.

Так и в нашем случае мы можем сказать: и В. Пуришкевич, и В. Шульгин публично поддерживали и широко распространяли заведомо ложную и клеветническую октябрьскую речь П.Н. Милюкова в Госдуме в отношении Царицы и всей Царской Семьи, прекрасно сознавая, что они стоят на революционном клятвопреступном пути. И делали они это потому, что хотели попасть в политический «мейнстрим», потому что хотели власти, известности и богатства, то есть того же, чего хотел и Иуда Искариотский, а не ради служения Вере, Царю и Отечеству. Не были они монархистами, и не было у них никаких чистых и высоких побуждений. Нарушали они заповеди Божии сознательно и преследуя свои корыстные интересы, как они их тогда понимали. В интересах революции, готовя свержение Государя Императора, действовали все убийцы Распутина.

В неделю Торжества Православия, в первую неделю Великого Поста, звучит анафема всем врагам православной монархии[4]. Именно под эту анафему подпали все те, кто участвовал в убийстве Царского Друга, православного христианина, крестьянина, старца Григория Ефимовича Распутина-Нового [http://mosvedi.ru/article/20644.html]. И все те, кто пытается оправдать их злодеяния и самих преступников, рискуют вместе с ними подпасть под анафему как враги православного Монарха.

Президент Русского

Культурно-просветительного фонда

имени Святого Василия Великого

Василий Бойко-Великий

P.S.: Подробней об упомянутых персонажах и событиях можно прочитать в трудах православных историков:

1) С.В. Фомин

2) П.В. Мультатули

3) А.А. Иванов

____________________________

[1] Причиной эвакуации большевистского правительства в Москву было также наступление немцев на Петроград, создававшее угрозу городу. — Прим. ред.

[2] Точно такой же социально-магический механизм мы наблюдали в связи с Киевским майданом после до сих пор не расследованного расстрела беркутовцев и «небесной сотни» в феврале 2014 года, после которого группировки истерически возбужденных революционеров с лозунгом «кто не скаче, той москаль» под воздействием страха заставляли «скакать» в общественных местах — на улицах, площадях, в метро, в другом общественном транспорте вполне благонамеренных граждан. Ритуальное жертвоприношение аналогичного типа произошло и в мае того же года в Доме Профсоюзов в Одессе, чтобы сломить волю к сопротивлению граждан восточной части Малороссии и всей Новороссии. Однако активные жители Донецкой и Луганской областей своим мужеством доказали, что подобная магия не всесильна. — Прим. автора.

[3] Генерал Василий Гурко был одним из главных организаторов Военной ложи, принявшей активное участие в организации февральских злодеяний. Неслучайно его продвинули на должность исполняющего обязанности начальника штаба Верховного Главнокомандующего с ноября 1916 по февраль 1917 года на период болезни Михаила Алексеева. Именно Василий Гурко не выполнил и фактически отменил приказ Государя о переводе гвардейских частей в Петроград. Именно он принимал конкретные шаги по фактическому расформированию гвардейских частей и переводе солдат гвардии в другие полки… (См.: Мультатули П.В. «Господь да благословит решение мое…» Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов; Тихомиров П. Военная ложа. — Прим. автора.

[4] Автор имеет в виду одиннадцатый член чина анафемы в Неделю Торжества Православия: «Помышляющим, яко православнии Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на Царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема». Этот чин хотя формально и не был отменен, после 1917 года в полном виде в нашей Церкви практически никогда не использовался. — Прим. ред




Возврат к списку