Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
20.02.2018

Рыцарь науки и веры

Гельвановский_.jpg

На 73-м году жизни скоропостижно скончался доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН, генеральный директор Национального института развития, сопредседатель Научного совета по религиозно-социальным исследованиям Отделения общественных наук РАН, главный научный сотрудник Института экономики РАН, заведующий кафедрой мировой экономики Российского государственного гуманитарного университета, руководитель секции управления экономикой Центрального Дома учёных Михаил Иванович Гельвановский.

Михаил Иванович Гельвановский родился 25 июля 1945 г. в Москве.

Работал в Государственном комитете СССР по ценам, в Институте мировой экономики и международных отношений РАН (в должности заведующего сектором международных экономических сопоставлений), в Институте экономии РАН (в должности заведующего сектором исследования конкурентоспособности и цен).

Специализировался на междисциплинарных исследованиях, охватывающих ценообразование в национальной и мировой экономике, международные экономические сопоставления, анализ эффективности национальных экономических систем, проблемы экономики переходного периода, проблемы развития малого предпринимательства и проблемы международной конкурентоспособности и экономической безопасности.

Являлся членом Европейской ассоциации сравнительных экономических исследований. Автор более 100 опубликованных работ.

Был главным редактором общественно-политического журнала «Проблемы развития», научно-аналитического журнала «Вопросы экономики переходного периода».

Кроме научной и редакционно-издательской деятельности вел научно-педагогическую работу в должности профессора кафедры «Мировая экономика» Института мировой и национальной экономики Государственного Университета Управления.

* * *

Так сложилось, что (как теперь понимаю) в науке судьба была благосклонна ко мне, ибо сводила с людьми, на первый взгляд, незаметными и очень скромными, но тем не менее необычайно порядочными и обладавшими незаурядными учительскими, преподавательскими качествами. Безвременно ушедший от нас дорогой наставник и друг по праву занимает достойнейшее и важнейшее место среди них. С Михаилом Ивановичем мне довелось познакомиться где-то в конце 90-х годов на одном из патриотических мероприятий. Как сейчас помню, проходило оно в Твери. Гельвановский был человек редкостный, обладавший многими достоинствами. Но были среди них качества поистине уникальные, что в таком виде и таком соотношении мало в ком и мало где встретишь, о которых хотелось бы рассказать особо. Во-первых, это способность как-то сразу улавливать суть, даже в тех научных областях, что не были его прямой специальностью. Суть эта отнюдь не относилась только к той или иной узко специализированной научной проблеме, но и не принадлежала к числу расхожих истин самого общего плана. На протяжении всей своей многообразной деятельности как ученый и организатор научных исследований (где его роль была, как представляется, пожалуй, особенно велика) он неустанно выдвигал один тезис, чья актуальность в гуманитарной области со временем все повышается: насущная необходимость, можно сказать, неизбежность сегодня междисциплинарных исследований. Будучи специалистом в довольно узкой и редкой (хотя и очень востребованной) сфере экономики, он, как никто, ощущал методологический тупик, в который зашла современная гуманитарная наука с ее узкой специализацией, не уставал повторять: только на путях «междисциплинарки» возможно адекватное постижение проблем современного мира.

Еще одно направление, в котором он был, пожалуй, одним из лидеров – это то, что с его легкой руки именуют «религиозно-социальными исследованиями». Именно он стал инициатором создания Научного Совета по этой теме, со свойственной ему в принципиальных вопросах настойчивостью пробив ему академический статус и уговорив владыку Евгения, ректора Московских Духовных школ, стать в нем сопредседателем. Не раз проводили мы наши незабвенные выездные заседания в Духовной академии, ставшей для нас как бы нашей общей, дополнительной alma mater. На этих заседаниях всегда бывала неповторимая атмосфера, когда научность и высокий уровень докладов органично сочетались и с духовным, молитвенным настроем.

И, говоря о его особых, очень важных и очень редких заслугах, нельзя не отметить еще одно – его идею духовно-научных центров. Ватикан, что бы там ни происходило, до сих пор имеет свою отдельную академию наук, повторял он, а что имеем мы, наша спасительная православная Церковь? Почему сотрудничество, соработничество с наукой, в том числе и светской, выражается в основном в правильных декларациях и никак не выйдет на организационный уровень? Можно добавить, что отнюдь не только Ватикан может здесь рассматриваться в качестве правильного примера. Взять хотя бы иранский Кум, где шиитские богословы много лет мирно и продуктивно сосуществуют с исследователями из самых разных областей науки. До последних дней Гельвановский беззаветно служил главной идее своей жизни – союзу науки и Церкви, веры и разума.

Совершенно особый, нечастый талант, коим Михаил Иванович обладал, что называется от Бога – это был талант не просто ученого, но именно организатора научного процесса. В этом качестве он действительно не имел себе равных. И при этом, будучи человеком очень принципиальным, сохраняя верность своим убеждениям, он был очень контактен, как сейчас говорят, «договороспособен». Никак не могли профессиональные патриоты взять в толк: как это такой православный, сугубо «наш» человек – и вдруг уживается в РГГУ, этой созданной Афанасьевым цитадели либерализма. Для многих не-экономистов, даже тех, кто сталкивался с ним от случая к случаю, он сыграл немаловажную роль, так сказать, дополнительного наставника, что начинаешь по достоинству ценить лишь годы спустя. Как и вообще роль в нашей жизни этого очень скромного человека, умевшего быть очень полезным и поистине бесценным старшим другом.

И, наконец, отдавая дань памяти безвременно ушедшему от нас, нельзя не сказать и о его человеческих качествах. Я проработал в ИРСИ немало лет. В годы, когда моя принципиальная позиция касательно церковного модернизма, критика в адрес властительных особ вызывала неадекватные всплески ярости со стороны придворных борзописцев, когда эти особы, не желая играть по правилам, терпеть в отношении себя никакое свободное слово, травили и со всех сторон перекрывали кислород, когда отвернулись и предали некоторые из тех, кто когда-то считался друзьями, он, в числе немногих, поддерживал меня, испытывая бешеное давление «сверху». Он был из той исчезающей ныне породы людей, с кем «пошел бы в разведку», при всей дипломатичности и умении ладить как с «высшими», так и с «низшими», не предавая друзей ради конъюнктуры. Хороший пример для тех, для кого низкопоклонство и самозабвенное угодничество перед властями разного «разлива» и разных уровней составляет главный смысл жизни.

В отличие от очень многих, склонных к мечтательности самопровозглашенных генералов от патриотики, он, как предельно адекватный ученый и, стало быть, реалист, прекрасно видел и понимал, что реально происходит вокруг, в стране и в мире. Но его вера в Россию была поистине непоколебима. Да и просто Вера. Мало кто сделал столько для воцерковления ученых. И мало кто столь упорно и нередко вполне эффективно привносил научное, аналитическое мышление в патриотическое движение, умея соединять порой плохо соединимые миры.

И теперь, когда он предстоит уже перед лицом Вечности, вознося за него молитвы, мы по-христиански можем ему и позавидовать. Ибо он сделал все, что мог, хотя, наверно, и не все, что хотел. Достойная жизнь, увенчанная тогда, когда призвал Господь.

Владимир Семенко,

член Научного совета по религиозно-социальным исследованиям (НС РСИ) РАН

Прощание и панихида состоятся 21 февраля 2018 г. с 13.30 до 15.00 по адресу: Москва, Старосадский переулок, д. 11; храм святого равноапостольного князя Владимира. Проезд: м. «Китай-город». 




Возврат к списку