Новости и комментарии

19.09.2022 «Позор в центре Белграда»: как прошел «запрещенный» Вучичем гей-парад в Сербии

17.09.2022 Иезуитская ловушка для папы: Франциск благословил поставки оружия в Украину

12.09.2022 Хорошая мина при плохой игре. О предательской позиции экуменистов из РПЦ МП на Генеральной ассамблее Всемирного совета церквей


06.09.2022 Папа Римский распустил руководство Мальтийского ордена

05.09.2022 В РПЦ возмущены вмешательством светских властей Латвии в церковные дела

05.09.2022 Украинское правительство одобрило введение санкций против патриарха Кирилла

30.08.2022 В КОСТРОМСКОМ СЕЛЕ ЗАВРАЖЬЕ ОТКРЫЛИ ПАМЯТНИКИ СВЯЩЕННИКУ ПАВЛУ ФЛОРЕНСКОМУ И КИНОРЕЖИССЕРУ АНДРЕЮ ТАРКОВСКОМУ

29.08.2022 Нападения на крестный ход в Почаев: чем мы лучше Содома и Гоморры?

26.08.2022 Православные общественники собирают пожертвования

26.08.2022 Папа нетрадиционной ориентации. 10 августа Франциск провел четвертую встречу с трансвеститами

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Сталинская индустриализация: миф и реальность

Без американского крупного капитала она была бы невозможна

Кан Альберт_.jpg

На фото: промышленный архитектор Альберт Кан – отец советской индустриализации

В последнее время, в связи с борьбой России за т.н. «денацификацию Украины» (которой по факту пока нет и неизвестно, когда она будет) появляются публикации, в которых рассказывается о том, как представители крупного американского бизнеса поддерживали, спонсировали нацистов, помогали им отстроить свою оборонную (военную) промышленность. В них можно найти немало ценной информации по заявленной теме. В частности, указывается, что «инвестиционные структуры Уолл-стрит, особенно принадлежавшие Морганам и Рокфеллерам, много и с удовольствием сотрудничали с Германией в период между мировыми войнами. Некоторые американские историки, в том числе Энтони Саттон, Джеймс Мартин и Кэррол Куигли, считали, что без американских кредитов и инвестиций были бы просто невозможны перевооружение и консолидация немецкой промышленности, ставшей опорной базой для нацистов перед их приходом к власти». Особенно интересно то, что автор пишет об участии в финансировании германской промышленности до и в период нахождения у власти нацистов во главе с Гитлером банковско-финансовых структур Уолл-стрит, объединенных в т.н. «Банк международных расчетов» (БМР). Вместе с тем последующая попытка автора каким-то образом отвести удар от банкиров и объяснить помощь нацистам, в частности, якобы антисемитскими взглядами Генри Форда выглядит, на наш взгляд, несерьезно. Ясно, что Форд был там не один и, кроме того, как промышленник, он не руководил банками.

Кроме того такая «концепция» не в состоянии объяснить другой общеизвестный факт, а именно – параллельную американскую помощь в индустриализации СССР, без которой советское «экономическое чудо» было бы невозможно.

Здесь следует в первую очередь напомнить имя прямого ученика Генри Форда – Альберта Кана, совершившего настоящую революцию в промышленном строительстве. Кан применил фордовскую конвейерную систему к промышленной архитектуре и строительству. Весь привычный нам облик промышленных объектов 20 века, по сути, создан им. В основе – принципиальный минимализм, ничего лишнего. Кан превратил промышленную архитектуру из сложной творческой задачи в задачу чисто техническую, типовую, поставленную на конвейер. Проектирование и строительство зданий стало в его системе своего рода промышленным производством.

Если раньше на проектирование завода уходил год, то теперь начать строительство можно было уже через месяц после заказа. Пока «дорисовывался» проект, уже начинали рыть котлован, панели и блоки заказывались у подрядчиков. Рабочие, инженеры и строительная техника сходились вместе на точке сборки завода как части наполеоновской армии на поле боя. Механизм работал слаженно и четко. Решительно все – от ферм перекрытий до дверных ручек – подверглось стандартизации. Части будущего завода можно было «выбрать по каталогу», а сам завод «собрать как конструктор». В итоге бюро Кана экономило на административных расходах, издержках и производственном процессе, скорость которого возрастала в несколько раз. Строительство превращалось в монтаж. Свои принципы он позднее распространил и на возведение зданий социальной архитектуры – больниц, школ, магазинов и т.д. Именно Кан является одним из главных создателей Детройта – промышленного города, где собирались автомобили Генри Форда.

Лидеры большевистской партии пристально присматривались к американским новациям в сфере организации труда. В их основе лежал строгий расчет пространства, сил и времени для того, чтобы рабочий был максимально эффективным. И хотя, с одной стороны, Ленин называл подобную систему «научной системой выжимания пота», антигуманной и «системой порабощения человека машиной», с другой стороны, тот же Ленин призывал «учиться у американцев».

После того, как спустя десять с небольшим лет большевистского правления в России стало ясно, что страна в своем техническом и промышленном развитии отброшена на десятилетия назад, казалось, навсегда отстав от передовых стран Запада, опыт Кана и Форда был востребован для нужд индустриализации уже при Сталине. Поэтому еще при правительстве Рыкова в 1929 году советская делегация во главе с М.Литвиновым отправилась за океан просить помощи у проклятых капиталистов. Поскольку в Америке в это время бушевала «Великая депрессия», то для наших заклятых друзей советский заказ стал настоящей панацеей. И вскоре в западном направлении из СССР вновь оправились потоки разнообразных ценностей для оплаты столь нужного судьбоносного заказа.

Кан стал одним из главных «архитекторов» советской индустриализации, позволившей буквально за десятилетие с небольшим поднять из руин промышленность, разрушенную революцией. Пробным проектом, осуществленным его Архитектурным бюро, стал Сталинградский тракторный завод, как и большинство подобных советских объектов того времени – предприятие двойного назначения (от производства тракторов было легко в случае необходимости перейти к строительству танков). Бюро Кана брало на себя обязанности не только проектировщика, но и генерального подрядчика строительства и поставщика оборудования. Поскольку в СССР не было промышленности, способной изготовить необходимые «части» завода, то весь завод «под ключ» произвели США. За полгода Сталинский тракторный был спроектирован, изготовлен, доставлен морем в СССР и собран в необходимом месте. Советский «менеджмент» был в шоке от подобных темпов строительства, поэтому сразу же – в феврале 1930 года – Альберту Кану предложили новый контракт. В его рамках бюро Кана становилось главным консультантом советского правительства по промышленному строительству. Теперь от американцев требовалось построить «большую группу заводов». Стоимость контракта составляла $ 2 млрд (или $ 250 млрд в современных ценах). В 1930 году в Москву прибыл «филиал» бюро Кана: 25 американских инженеров во главе с Морисом Каном. Если в головном офисе в Детройте, который также был задействован в проектировочных работах, трудилось около 400 человек, то в московском «Госпроектстрое-1», созданном специально под команду Кана, работало 1500 человек. На тот момент «московский офис Кана» был самым крупным архитектурным бюро мира. За три года работы через него прошло около 4 тыс. молодых советских специалистов.

Сам Кан сильно недоумевал от такой текучки кадров, а для советских товарищей это был просто способ обучить необходимым навыкам профессии достаточное количество молодых специалистов. Его бюро использовалось советским руководством и как своего рода учебное заведение для «повышения квалификации».

За три года бюро Альберта Кана в Москве спроектировало и построило 521 объект. Были возведены тракторные и танковые заводы, станкостроительные, прокатные станы, литейные и автомобильные заводы, авиационные, алюминиевые, химические, ткацкие фабрики, предприятия по производству сопутствующих товаров (посуда, консервы), вся шарикоподшипниковая промышленность СССР была создана с нуля. География – весь Советский Союз.

Однако вскоре в печати началась спланированная кампания против Кана; его обвинили в «хлестаковщине», и вскоре контракт с ним был разорван. Обычная большевистская практика: использованное орудие просто выбрасывается. Поскольку слова «кидалово» тогда, видимо, еще не существовало, это можно обозначить просто как революционно-классовый подход.

Многие русские инженеры, работавшие в московском бюро Альберта Кана, оказались обвинены в шпионаже и репрессированы. После травли была дана команда на замалчивание. Сотрудничества с американцами отныне не существовало, будто никогда и не было на советской земле никакого Альберта Кана. Хотя еще в 1932 году в фундаментальном труде «Фабрично-заводская архитектура» каждая страница пестрит ссылками на «американский опыт». В 1933 году место американцев в советской промышленности заняла гитлеровская Германия. Начался новый виток активного обмена сырья на технологии, страну наводнили немецкие специалисты, многие из которых оставались здесь вплоть до 22 июня 1941 года.

Таким образом, именно американские технологии, за которые большевики расплачивались за счет ограбления страны, прежде всего крестьянства, не считаясь ни с какими жертвами, легли в основу т.н. советского «промышленного чуда».

Как видим, со стороны представителей крупного капитала, базировавшихся в США, имела место помощь как Германии, так и СССР. В начавшейся вскоре войне между ними главными бенефициарами стали банкиры Уолл-Стрит, сумевшие после войны сделать свой доллар главной мировой валютой. Именно они, будучи тесно сращенными с разведчиками и политиками, смоделировали, спланировали и косвенно разожгли этот глобальный мировой конфликт (о чем, в частности, подробно говорит Энтони Саттон – один из тех, на кого ссылается автор вышеупомянутой статьи). Выгораживать их, односторонне сваливая всю вину за помощь нацистам на «антисемита» Генри Форда, говоря мягко – очень нечестная и манипулятивная позиция.

Владимир Семенко




Возврат к списку