Новости и комментарии

18.09.2019 "Политический манифест": Письмо в защиту участников беспорядков отдает "гапоновщиной"

17.09.2019 Обмен экуменическими дарами в Бозе

16.09.2019 Настоящее торжество кощунства: «венчание» Собчак и Богомолова

13.09.2019 Крестный ход в память об Александре Невском собрал в Петербурге 115 тыс. верующих

13.09.2019 Экуменический экстаз: индийский йог замечен на архиерейской службе + видео

09.09.2019 РПЦ продолжит консультации с "русским экзархатом" по поводу его присоединения к ней

06.09.2019 11 пострадавших в результате массовой драки и неудачный пикет в Ровенской области - СМИ о нарушении прав верующих УПЦ

06.09.2019 Суд Киева приостановил ликвидацию "Киевского патриархата"

06.09.2019 Константинополь назначил главой "русского экзархата" митрополита, который создавал ПЦУ

06.09.2019 Патриарх Феофил: В Украине признаю только Церковь Блаженнейшего Онуфрия

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Собака лает, контора пишет

Раздвоение сознания как мегатренд

Синод - 2017 - 2_.jpg

За последние месяцы в нашей церковной жизни не произошло никаких заметных событий. Констатировав сей очевидный факт, можно было бы и завершить, не начав. Однако постмодернистская (точнее, если говорить правильно, постмодерная) реальность нашей жизни такова, что в ней многие сущности и явления имеют обратный смысл. Если каких-то революционных, кардинальных событий не было, это само по себе означает немалое событие. О нем и поговорим.

Ведь отсутствие революций, кардинальных, качественных перемен отнюдь не означает, что жизни вовсе нет. Жизнь, она по природе своей чужда революций. Это ее нормальное состояние. Однако сама эта нормальность может содержать в себе интенцию к прогрессу либо к регрессу, и в этом все дело. По нашему глубокому убеждению, сегодняшняя жизнь в России и в мире в принципе регрессивна. Она такова в самых своих фундаментальных основах, ибо основы эти зиждутся на вполне определенном детерминанте, закономерности развития, что заложена не нами и не теперь. Теперь же мы можем либо сопротивляться, без устали (ну, или из последних сил) обозначая наш ценностный, экзистенциальный выбор, либо просто тихо плыть по течению. Последнее состояние само по себе по субъективным ощущениям вовсе не трагично, а, напротив, порой довольно комфортно. Имеем в виду комфорт, разумеется, душевный. Этот последний, в свою очередь, порой настолько усыпляет сознание, что люди просто перестают осознавать трагичность окружающей реальности, перестают ощущать дыхание той метафизической бездны, в которую все быстрее устремляется так называемый «современный мир».

Для воскрешения трезвого, лишенного иллюзий и убаюкивающего мифологизма понимания (без коего невозможно никакое ответственное действие) необходимо какое ни на есть внутреннее усилие, сбрасывающее успокоительную анестесзию, под воздействием которой так удобно и безболезненно пассивно плыть по течению, не осознавая близости закономерного и страшного конца. Поэтому тот, кто стремится хоть в какой-то степени разрушить иллюзию и душевный комфорт хотя бы некоторых из окружающих («комфорт» ведь не случайно, а, полагаем, вполне промыслительно в каком-то смысле созвучен с «конформизмом») весьма часто встречает сильнейшую ненависть со стороны этих окружающих, со стороны тех, кто склонен умирать так, чтобы было не больно.

Главный ужас так называемой «современности» чаще всего содержится в незаметных и, так сказать, вполне проходных деталях нашего повседневного, суетливого и бездумного, «бытия». Того, которое персонаж одного известного советского фильма под воздействием внезапно нахлынувших сложных чувств называл «бытиё моё…

Итак, что же все-таки произошло? Да, в сущности, ничего особенного. Просто обмирщение наших церковных институтов, их неуклонное и планомерное отступление от духа Христовой веры, от духа Евангелия и Отцов продолжилось. И не надо ожидать от нас, что мы снова будем ругать проект «Академия веры». Проект – это все же как бы открытый «заговор». Как и заговор – это закрытый проект. Но есть же еще просто дух времени. И вот он-то, если к нему внимательно присмотреться, пострашнее любых, самых изощренных заговоров будет. Вот, например, второй человек в иерархии РПЦ, управделами Патриархии митрополит Савва порадовал нас очередным деянием в духе «новой миссии» – по настоятельной просьбе кочетковского «братства» отслужил «миссионерскую литургию» на русском языке. Причем, не когда-нибудь, а во вторую неделю (воскресенье) Великого поста, в день памяти великого святителя Григория Паламы, бесстрашного и бескомпромиссного разоблачителя последней великой ереси в истории Церкви. Впрочем, у наших церковных модернистов это, видимо, любимая «фишка» – как-то коррелировать свои деяния с великими святыми. Так, например, святителя Марка Эфесского экуменисты из ОВЦС считают ни много ни мало, как своим особым небесным покровителем (!) и даже учредили орден его имени. То, что святитель был бескомпромиссным врагом унии и, стало быть, экуменизма, нынешних церковных бюрократов, видимо, совсем не смущает.

А в Мемориальной синагоге на Поклонной горе в Москве состоялось открытие «Московского межконфессионального Пасхального марафона», включающего очень обширную, развернутую культурную программу. Участвуют в «марафоне», помимо иудеев, также лютеране, католики, мусульмане и даже буддисты (?!). Которые, как известно, по сути своей веры язычники и, стало быть, ни в каком виде не могут праздновать никакую пасху. Спросят, какое отношение все это имеет к жизни Православной Церкви. Сам вопрос наивен, поскольку наиболее продвинутые читатели в этом месте наверняка уже догадались, что отношение здесь самое прямое, поскольку в «марафоне» принимают активное участие и представители РПЦ. Из числа ее наиболее продвинутых «миссионеров». Мы, со своей стороны, не можем не заметить, что при всем глубочайшем уважении к еврейскому сообществу России, осознавая огромную и весьма значимую роль оного сообщества в жизни нашей страны, а также будучи стопроцентно законопослушными гражданами, готовыми принципиально отстаивать право каждого человека на свободу совести, никак не можем взять в толк: с какой стати гражданская терпимость к иным религиям и конфессиям (всемерное укрепление коей организаторы «марафона» называют своей главной целью) должна трансформироваться в экуменическое всесмешение и религиозно-культурное безразличие; какие религиозные основания побуждают православных участников сего действа объединяться в праздновании пасхи с теми, для кого отрицание реальности Воскресения Христова относится к самым фундаментальным основаниям их веры? И, кстати: какой, собственно, «пасхальный» марафон может так привлекать клириков и мирян, считающих себя православными, в разгар Великого Поста? Однако странное действо это (происходящее уже не первый год) в наших официальных патриархийных и околопатриархийных СМИ проходит всякий раз как-то стыдливо не замеченным либо воспринимается как что-то само собой разумеющееся.

И событий таких, если хорошо поискать, немало.

Однако что значат все события мира, вместе взятые, на фоне главного действа церковной весны – заседания Священного Синода! Предыдущее заседание, на котором был принят целый ряд знаковых кадровых решений (о чем мы достаточно подробно писали), сопровождалось повышенными ожиданиями. Многие ожидали, что те из церковных чиновников в рясах и без оных, кто непосредственно виновен за сегодняшнее трагическое положение наших украинских братьев, как-то за это ответят. Естественно, что ожидания эти (как оно обычно и бывает с надеждами наших патриотов) оказались тщетными и по завершении того непривычно долгого, длившегося до глубокой ночи заседания рассеялись яко дым. Оно и понятно: не может же церковная бюрократия наказать саму себя… Так что успокойтесь, братья и сестры: за произошедшее (и происходящее!) никто и никогда не ответит. Орден получить сможет, а вот ответить – никогда. Имеем в виду, конечно, суд человеческий, а не Суд Божий. Никто не ответит за многолетние экуменические заигрывания с Фанаром (с которым ныне столь картинно разорвали отношения), за участие в составлении документов Критского собора, этого признанного букета всевозможных ересей, за скандальные, подготовленные за спиной церковной полноты и даже Архиерейского собора гаванские посидели с папой Франциском, за запоздалость богословской критики критских документов, до того силовым образом продавленных на нашем соборе, за апелляцию к Ватикану, по сути, главному конечному бенефициару процессов, связанных с беззаконным созданием «незалэжной церквы» на Украине, со слезной жалобой на разбойника Варфоломея и т.д. и т.п. За то, что ревнители православной веры на Украине, чьи храмы подвергаются непрестанному разгрому и захвату, ныне готовятся к мученичеству, мало надеясь на заступничество церковной Москвы (которая ведь, конечно, никогда не решится, по примеру древних Отцов и Соборов, начать процесс общецерковного осуждения противоканоничных действий и догматических ересей Фанара) – в нашей земной патриархийной реальности не ответит никто. Так что и дальше мы будем почти что проскальзывая мимо нашим «замыленным» взглядом, почти что уже спокойно читать сообщения о продолжающемся каноническом разбое «ПЦУ», о захватах храмов и насилии над священниками.

В отличие от предыдущего, нынешний Синод был коротким и не принял никаких важных решений. Просто проходное заседание. Нет, конечно, заявление в поддержку Украинской Церкви с очередным осуждением Варфоломея на нем приняли. Точнее, просто поддержали заявление УПЦ. Как сформулировал ответственный синодальный чиновник, «Священный Синод выразил всемерную поддержку канонической Украинской Православной Церкви, проходящей через период тяжелейших испытаний, и подчеркнул, что вся полнота Русской Православной Церкви высоко ценит мужество и твердость, являемые епископатом, клиром, монашествующими и благочестивыми мирянами Украинской Православной Церкви в условиях гонений, развязанных против нее нынешней государственной властью Украины». Хорошо сказано… Как же они не борются? Еще как! Впрочем, кем надо быть, чтобы не отличить этих правильных дежурных слов от серьезного, действенного сопротивления творимому там беззаконию в подражание лучшим образцам древней Церкви? Нельзя же все же не видеть: где дежурная политическая риторика, а где то слово «власть имеющих», с которым подлинная Церковь подвижников и святых всегда обращалась к миру. Собственноручно написав достаточное число официальных патриархийных бумаг, можно лишь вспомнить то, что сказано в известной миниатюре Жванецкого в неподражаемом исполнении Аркадия Райкина: «Я эти дела хорошо знаю, сам там работал». Только Церковь-то тут причем?

Другие деяния Синода вообще ни о чем. Понятно, что что бы ни случилось, всегда найдется, кого снять и кого назначить. А также энное число событий, по поводу которых нужно что-то заявить, кого-то осудив и кого-то одобрив. Сии глубокомысленные деяния всегда были, есть и будут, пока существует мир; и всегда бюрократическая имитация бурной и созидательной деятельности будет существовать параллельно реальности как таковой, с ее слезами, кровью, большими и малыми трагедиями, победами, поражениями, индивидуальными судьбами, прорывами и катастрофами. От бюрократии – кто ж требует живой жизни?

И что же сказали «ревнители»? Да почти ничего. А что тут, собственно, скажешь? Впрочем, нашлись такие, кто, как говорится, сумел проявить себя, до того на протяжении немалого времени формулируя и публикуя неплохую аналитическую критику. Решения Синода были названы «апрельскими тезисами». Неясно, имелась ли в виду здесь аналогия с известной работой Ленина; однако понятно, что такая аналогия хромает на обе ноги, поскольку, в отличие от литературного и политического творчества самого знаменитого революционера в истории, в решениях Синода нет ни капли революционности. Они, эти решения, были также обозначены как «продолжение системной работы по развитию церковной жизни». Понятное дело, что без бюрократической «движухи» жизнь как таковая решительно невозможна. Автор хвалебной статьи далее проявил недюжинную виртуозность пера, сработал как настоящий, высокий профессионал своего дела: «Архиереи, – говорит он, – поддержали полное достоинства и силы заявление Священного Синода Украинской Православной Церкви». То есть: предположим, кто-то в чем-то проявил силу и достоинство. А я его типа поддержал. Стало быть, это именно я проявил силу и достоинство? Или же, напротив, сработал по принципу «мы пахали», обозначив свою причастность и поддержку? И какое в этом, собственно, достижение? С Украиной-то что делать будем, как станем противостоять беззакониям и агрессии Фанара? Декларациями? Какой в них, собственно, догматический и канонический смысл? Или даже вполне себе неглупые аналитики теряют уже всякое подобие аналитизма и перестают отличать реальность от ее симуляции? Ну и, наконец, синодалы, как отметил «рецензент», приняли «постановление о поддержке личной духовной и семейной жизни молодых священников и кандидатов в священство. В семинариях теперь будут проводиться занятия и встречи на тему семейной жизни». То есть это они в своей обычной манере дуть на воду, сильно обжегшись, вдруг озаботились серьезными проблемами в области, скажем так, брачной дисциплины молодых и не вполне клириков, когда скрывать ужасные нестроения в этой сфере стало уже невозможно… А наш «рецензент», соответственно, их за это радостно похвалил. Ясно, что теперь, когда все нужные бумаги написаны и, как говорится, проголосованы, оные нестроения начнут успешно преодолеваться. А уж после занятий и встреч в семинариях тем паче…

Кстати, виноват. Среди новых эпохальных деяний наших синодалов отмечено еще одно. Теперь у нашей РПЦ в Корее (!!) будет аж целый архиерей! Красивый ассиметричный ответ на захват православной Украины, осуществляемый Фанаром. То-то Варфоломей расстроится!.. Правда, современная Корея, как мы где-то слышали, с религиозной стороны в значительной степени захвачена протестантскими проповедниками, в силу чего мудрое решение наших синодалов выглядит несколько запоздалым. Но это не беда. Главное – решение принять, так сказать, деяние сотворить. Это же наш ответ Чемберлену. Ну, в смысле Константинополю. Словом всюду одни плюсы: и «наших» украинцев поддержали, и в Корею вторглись. В хорошем смысле.

Синодально-бюрократическая жизнь РПЦ есть реальность параллельная той, которой живет народ. Машина катится, и контора пишет, невзирая ни на какие исторические, политические, духовные и прочие катаклизмы. Гладкие решения принимаются, как привыкли. Главное – все решить и «разрулить» так, чтобы, не дай Бог, не вступить в противоречие с мегатрендом. Экуменическое безобразие докатилось уже почти что до совместной пасхи с иудеями. И какая вам разница? Скажут: «Ты имеешь глаголы вечной Жизни» – хорошо, так в Евангелии написано. Изрекут, что Воскресения не было, а украли Тело ученики – тоже стерпим. У нас же терпимость. С «миссией» у нас тоже все хорошо, и вопиющее глумление над православным богослужением, Литургия на современном русском, проходит почти незамеченно, как что-то само собой разумеющееся. Как и крестный ход под духовой оркестр, как развлекательные мероприятия во время Великого поста и многие другие, столь же жизнерадостные детали нашей современной церковной жизни. Это все – для народа, сколь бы не возмущались отдельно взятые мракобесы нашими передовыми миссионерскими технологиями. А для себя и для «внешних»… Как там сформулировал аналитик? «Продолжение системной работы по развитию»? Умри, лучше не скажешь. Бюрократия бессмертна. Или, если взглянуть на суть: собака (то есть отдельно взятые мракобесы) лает, контора пишет. И будет писать, несмотря ни на что.

Владимир Семенко




Возврат к списку