Новости и комментарии

20.09.2018 Литературную гостиную к столетию Солженицына проведут в Сокольниках

18.09.2018 Порошенко об автокефалии: Мы на финишной прямой

18.09.2018 РПЦЗ назвала попытку создания автокефалии на Украине атакой на Православие

18.09.2018 Приморье: тест для политической системы

18.09.2018 Московский Патриархат начинает публикацию документов по вопросу присоединения Киевской митрополии к Русской Церкви в XVII веке

18.09.2018 Греческий архиерей призвал не использовать украинскую церковь в "геополитической игре" России НАТО

14.09.2018 Ситуация вокруг УПЦ в Киеве - грубое вмешательство государства в дела церкви, заявляют в МИД РФ

14.09.2018 РПЦ прекращает участие в структурах под председательством Константинополя

13.09.2018 В Московском Патриархате назвали скандальным отказ Греции выдать визу митрополиту Варсонофию

13.09.2018 Пресс-секретарь Патриарха Кирилла опровергает слухи о его отказе поминать за богослужением Патриарха Варфоломея

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Публичная миссионерша: от оператора порнофильмов до «миссии» на ютубе

Германика_.jpg

На фото. Валерия Гай Германика: новый «миссионерский» проект РПЦ?

Что называется, приплыли: теперь Православие будет проповедовать на ютубе такая известнейшая и кретивнейшая личность, как небезызвестная Валерия Гай Германика, создатель нашумевших фильмов «Школа» и «Все умрут, а я останусь». Ее новый проект называется «Вера в большом городе», что практически каждого заставляет отметить явную перекличку с известным американским сериалом «Секс в большом городе». Видимо, у Германики теперь секса нет, осталась одна вера… И поскольку в свое время нам пришлось окунуться в этот омут чудесной пахучей субстанции для написания критического материала, мы никак не смогли пройти мимо сего замечательного факта.

Очаровательная креативщица (это шутка, а вы что подумали?) в качестве обоснования своего нового проекта выдала характерный текст, охарактеризовав свой замысел как «проект о верующих людях, живущих в современном большом мегаполисе и занимающихся разными удивительными делами. О людях, у которых нет противоречия между верой и их светскими, повседневными занятиями». Здесь, к сожалению, не поясняется, что имеется в виду под «удивительными делами» и «светскими, повседневными занятиями». Если, например, некто повседневно трудится на ниве проституции, наркоторговли или рэкета, следует ли признать сии занятия не противоречащими православной вере? Дальнейший посыл новой интернет-проповедницы стопроцентно вписывается в доктрину «новой миссии»: «С некоторых пор я с грустью начала понимать, что вокруг Православия сложились целая система предрассудков. Многие считают, что вера в Бога форматирует мозг, стирает личность и заставляет мыслить шаблонно и одинаково, или заключает нашу психику в некое гетто, в котором невозможно раскрепостить свою творческую энергию и где отсутствует свобода личности и человеческая индивидуальность», — рассказала Германика.

По ее словам, все совершенно не так: «На моих глазах все больше самых отъявленных бунтарей и индивидуалистов приходят к вере и начинают искать истину именно в Православии». (Обо всем этом нам радостно сообщает сайт Архангельской епархии). В принципе все понятно, но все же остались некоторые вопросы. То, что Православие в понимании Германики и ее друзей настолько прекрасно, что совсем не зовет нас ни в какое гетто, мы усвоили. Но не вполне ясно, во-первых, что имеется в виду под «раскрепощением творческой энергии» и перестают ли «отъявленные бунтари и индивидуалисты» быть таковыми, когда «приходят к вере и начинают искать истину именно в Православии». Насчет творчества и соответствующей энергии также неясно, правильно ли мы поняли, что теперь, «придя к вере и начав искать истину именно в Православии», Германика со спокойной душой и истинно младенческой невинностью продолжит выдавать на-гора такие творческие продукты, как «Школа», в полной уверенности, что Церковь – это не гетто, подавляющая ее творческую энергию (как, возможно, думала раньше), а такой институт, который таковые плоды ейного творчества радостно благословляет и освящает? Сама Германика настолько увлечена своим новым проектом и настолько смиренна, что совсем не говорит о себе, о своем собственном, так сказать, жизненном пути. Как будто всю сознательную жизнь только и делала, что «с грустью» или с радостью размышляла о Православии.

Между тем это, разумеется, совсем не так. И поскольку, как говорил Лев Толстой, истины вне подробностей не бывает, обратимся к подробностям.

Справка

Валерия Гай Германика (при рождении Валерия И́горевна Дудинская, родилась 1 марта 1984 г., Москва).

Отец — журналист Игорь Дудинский, получивший скандальную известность не только своим «литературным творчеством», но и участием в качестве актера в съемках порнофильмов. Проходил по одному делу с известным диссидентом В.Буковским, однако, в отличие от того, получил довольно маленький срок – трехлетнюю ссылку в Магадан. Мать – стилист Наталья Чаганава (Лазарева). Собственно, Чаганава – это фамилия одного из предыдущих сожителей богемной дамы, взятая ею в качестве «артистического» псевдонима. Дудинский далеко не сразу признал свое отцовство, сделав это лишь после того, как мать Валерии предложила ему сделать анализ ДНК, что по тем временам было небывалым делом. Была названа бабушкой, которая очень любила роман Рафаэлло Джованьоли «Спартак», в честь жены римского диктатора Луция Корнелия Суллы. Валерия Гай – это имя, а Германика – фамилия.

По ее собственному признанию, в школе практически не училась, пребывая на доморощенном «домашнем обучении», в силу чего не владеет элементарной грамотой, вплоть до таблицы умножения. Слабая попытка поучиться в настоящей школе закончилась очень скоро, в силу полной неспособности к нормальной социализации. Стараниями мамы и бабушки тем не менее получила аттестат и поступила в сельхозакадемию им. Тимирязева. «Википедия» утверждает, что «Германика» имеет диплом кинолога-зоотехника. Однако по другим сведениям, где-то через год она забросила учебу и стала учиться в т.н. Независимой школе кино и телевидения «Интерньюс» в мастерской Марины Разбежкиной, с которой ранее познакомилась на одной из богемных тусовок. Сама «звезда» так объясняет этот эпизод своей биографии: «Я везде училась, в платных в институтах разных, потом я деньги пропила и пошла туда, где дешевле было, на режиссуру». Наличие диплома кинематографиста-документалиста также является, как говорится, недоказанным (данный факт по-разному варьируется в разных источниках).

С 19 лет снимает кино. По ее собственным словам, работала оператором на студии жесткого порно, что объясняет необходимостью заработать. В другом интервью она интерпретирует этот эпизод как «практику» во время обучения у М.Разбежкиной, что звучит совсем фантастично. Подобные разночтения в интерпретациях в целом весьма характерны для Германики.

Учитывая «творческие» наклонности ее отца И.Дудинского, данному эпизоду «звездной» биографии могут быть и другие объяснения.

Своим кинематографическим кумиром называет Тинто Брасса – автора скандально нашумевшего «Калигулы». Возможно, здесь, а не только во влиянии бабушки, следует искать объяснение ее столь своеобразному «увлечению» античностью.

Второй фильм Германики «Девочки» попал в программу фестиваля «Кинотавр» и получил там приз за лучшую короткометражную киноленту, а также был показан в рамках «Дня России» (!) на 59-м Каннском кинофестивале. Следующая картина, «День рождения инфанты», вошла в основной конкурс «Кинотавра»; фильм «Все умрут, а я останусь» был показан на Каннском кинофестивале 2008 года в конкурсе «Золотая камера» (за лучший дебютный полнометражный фильм) и удостоен Особого упоминания (Mention Spéciale) жюри этого конкурса.

В 2008 году участвовала в жюри конкурса «Кино без кинопленки» фестиваля «Киношок».

В 2009 году совместно с Трэш-Шапито Кач и Петром Листерманом записала композицию, вошедшую в альбом «Дорого» проекта «Кач & Li$terman». Композиция называется «Я люблю, а все только…».

В середине 2010 года Валерия была назначена на должность креативного директора MTV Россия, но, проработав несколько месяцев, решила покинуть свой пост, поскольку ни один из проектов, над которыми она работала, не был запущен в эфир.

В начале 2012 года на «Первом канале» вышел 16-серийный фильм «Краткий курс счастливой жизни». В том же году принимала участие в проекте «Полиглот. Итальянский с нуля за 16 часов!» телеканала «Россия — Культура». В 2012 году приняла участие в фильме Марии Саакян «Энтропия» в качестве актрисы. С 24 сентября 2012 года по 4 марта 2013 года была ведущей еженедельной программы «КиноблоГГ» на телеканале «Ю». В 2014 году сняла клип на песню «Мысленный волк» группы «Смысловые Галлюцинации», слова которой она написала сама.

В 2008 году у нее родилась дочь Октавия. Отцовство на сегодняшний день остается для широкой публики тайной.

11 июля 2015 года через несколько месяцев после знакомства вышла замуж за Вадима Любушкина, участника проекта «Танцы со звёздами». 15 июля бывшая партнёрша по танцам Любушкина сообщила в прессе о двоежёнстве танцора и его прошлом (в частности, согласно этому источнику, Любушкин утверждал, что отношения с Валерией были целиком её инициативой, как и свадьба, и он «наверное, должен полюбить Валерию, но не знает как», а также в источниках появлялись сообщения о совершённых танцором кражах и долгах). Перед свадьбой Германика узнала, что Любушкин уже женат, и в июне он подал на развод, однако с того момента не прошло полгода, чтобы процесс считался завершённым, а по американским законам за двоежёнство танцору грозил тюремный срок. Через четыре месяца после свадьбы они развелись. 22 апреля 2016 года она родила дочь Северину.

Необходимо отметить, что в настоящий момент, по сравнению с 2010 годом, когда мы составили основную часть данной справки, некоторые источники были «подчищены», и ряд сведений из них ныне таинственным образом исчез. Однако ключевые и наиболее важные (в том числе в нашем анализе) данные, тем не менее, сохранились.

Фильмография

2005 — «Сестры» (документальный)

2005 — «Девочки» (документальный, к/м)

2006 — «Уехал» (документальный, совм. с Хлебниковым, к/м)

2007 — «Мальчики» (документальный, к/м)

2007 — «День рождения инфанты» (документальный)

2008 — «Все умрут, а я останусь»

2010 — «Школа» (телесериал)

2011 — Краткий курс счастливой жизни

2012 Энтропия

2014 Майские ленты

2014 Да и да

2018 Бонус

Награды

2006 — «Девочки» — приз за лучший короткометражный фильм на фестивале «Кинотавр»

2006 — «Девочки» — главный приз на фестивале «Кинотеатр.док»

2008 — «Все умрут, а я останусь» – особое упоминание жюри конкурса в номинации «Золотая камера» Каннского кинофестиваля

2009 — «Все умрут, а я останусь» – специальный диплом премии «Белый слон»

2009 — Ника в номинации «Открытие года» за картину «Все умрут, а я останусь»

2010 — Премия «Клуба телепрессы» в номинации «Событие телесезона» с формулировкой: «За бесстрашие эксперимента» («Школа»).

2012 — Премия «Клуба телепрессы» в номинации «Событие телесезона» с формулировкой: «За нетипичный сериал о наших современниках в типичных обстоятельствах российской жизни» («Краткий курс счастливой жизни»).

2014 — Номинация на «Золотого Святого Георгия» Московского кинофестиваля за лучший фильм («Да и да»)

2014 — «Серебряный Святой Георгий» Московского кинофестиваля за лучшую режиссуру («Да и да»)

2014 — Приз жюри Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ) («Да и да»)

2014 — Приз газеты «Коммерсантъ Weekend» («Да и да»)

Уже из приведенных сведений очевиден яркий контраст между сугубо маргинальной биографией «Германики» и «неожиданно» свалившимся на нее успехом и известностью. Подобного рода полуобразованных и обладающих большим апломбом персонажей в недрах нашей богемы предостаточно, и раз именно данную барышню невидимая рука управляемого рынка стала поднимать наверх, стало быть, ее «творческие» потенции оказались очень кстати в каком-то глобальном медиапроекте.

Элементарная аналитическая проницательность убеждает нас в том, что ключевым моментом для понимания неожиданного «взлета» богемной режиссерши является как раз то, что сама она воспринимает как, возможно, вполне проходной эпизод своей биографии, а именно – участие в съемках жесткого порно, который, чтобы ни говорила сама Валерия, вряд ли является случайным. Вопреки, быть может, чьим-то ожиданиям, здесь мы намерены отнюдь не морализировать, а рассуждать как раз холодно-аналитически. Как известно, данное понятие, в отличие от так называемой «эротики», означает натуралистический показ садомазохистских сцен и всевозможных извращений и даже по российским законам считается уголовным преступлением. Не случайно Валерия в одном из старых интервью опасается, что за ней «приедет черная машина». Вся продукция таких подпольных студий идет на экспорт, для западного потребителя. Спрашивается, возможна ли полная безнаказанность подобного рода студий при отсутствии того, что на современном бизнес-жаргоне (не столь уж далеком от чисто уголовного) называется «крышей», если и вполне законный, легальный бизнес крайне неуютно чувствует себя при отсутствии таковой? Для каждого, в общих чертах знакомого с современной российской реальностью, вполне очевидно, что такого быть не может. И, спрашивается, кто же из известных и обладающих необходимыми навыками субъектов этой реальности может взять на себя функцию такой «крыши»? Не забудем, что речь идет о дурно пахнущей уголовщине, а также об импорте продукции незаконного предпринимательства, что во всем мире строго карается по закону. Ясно, что такую роль может взять на себя только тот субъект, который на языке российского обывателя именуется «мафией», то есть – организованная преступность, тесно сращенная с отдельно взятыми коррумпированными выходцами из спецслужб – «оборотнями в погонах». Без такого прикрытия любой порнорежиссер давно остался бы без штанов, а также без столь дорогой сердцу всякого режиссера свободы. Барышня играла в данном процессе явно второстепенную роль, однако не забудем, что г-н Дудинский, который на сегодняшний день давно уже признал свое отцовство, в свое время «заехал» в подпольную порноиндустрию вскоре после того, как благополучно отбыл свои три года в Магадане, до этого столь чудесным образом не схлопотав несоизмеримо больший срок за некие диссидентские шалости. А времена ведь тогда были еще отнюдь не демократические, прямо скажем – жутко-тоталитарные! Как говорится, «вопрос на миллион долларов»: верит ли читатель, что, когда барышня поиздержалась и решила подзаработать столь незамысловатым способом, так не любящий платить алименты папаша, с его, скажем так, специфическими связями, совсем не поучаствовал в ее трудоустройстве?

Итак, с какого-то момента наша романтическая натура оказалась кем-то замеченной и пошла в гору. Есть мнение, что к ее стремительному карьерному росту приложил руку известный галерист и политтехнолог, в силу своей сугубо мирной профессии никак не связанный ни с элитами, ни со спецслужбами, – Марат Гельман, но это, как и многое, что окружает Валерию – типичное дитя постмодерна, не является стопроцентно доказанным фактом.

В нашей старой работе, анализируя сериал «Школа», мы указывали на главную, так сказать, системообразующую манипуляцию в нем: будучи основан на вымысле, то есть принадлежа к жанру игрового кино, он снят в сугубо документальном стиле, как своеобразная копия самой жизни, что позволяет основательно «поработать» с сознанием и, главное, подсознанием неискушенного в таких играх зрителя. Постановка, которая прикидывается документом – если это не манипуляция сознанием, то что тогда манипуляция??! Кроме того, изображение темных сторон жизни (которое в принципе ведь не запрещено в художественном произведении), здесь напрочь лишено какого-либо идеала, идеального плана, с позиций которого в классическом искусстве обычно осуществляется критика реальности. План идеального в сериале отсутствует, срезан совсем. Именно в этом, на наш взгляд, главная причина произведенного им скандала, небывалого даже для сверхтерпимого современного российского общества. (Желающих подробно ознакомиться с нашим анализом, отсылаем к упомянутой работе). К сказанному там необходимо добавить, что авторы сериала в свое время получили довольно жесткую отповедь как от педагогического сообщества, так и от официальных лиц РПЦ, среди которых соответствующим образом отметился даже вполне либеральный В.Р. Легойда.

Еще раз подчеркнем нашу главную мысль. В свете сведений, изложенных выше, на наш взгляд, более чем очевидно, что барышня, на которую имеется просто куча компромата, является существом ведомым, участницей (точнее исполнительницей) некоего культурно-медийного проекта, главные руководители коего остаются за кадром. И вот теперь наша героиня ступила на почву церковной проповеди!

Говорить о порочности доктрины «новой миссии», согласно которой для успеха церковной проповеди нужно, чтобы Церковь была поближе к мiру, поменьше от него отличалась, всерьез надоело. Бессмысленно всякий раз повторять очевидные истины, если те, к кому они обращены, не расположены их воспринимать. Поэтому постараемся быть поконкретнее. Речь не о том, что барышня с такой биографией, какая представлена выше, не в состоянии принести достойные плоды покаяния, вовсе нет. В истории Церкви бывали примеры и похлеще. Величайшие злодеи становились и величайшими святыми. Хрестоматийным является пример преподобной Марии Египетской, которая, будучи в молодости неграмотной блудницей, затем явила такие плоды покаяния, духовного подвига что стала наизусть помнить Священное Писание, будучи вдохновлена Святым Духом, и во время молитвы парить над землей. Сопоставимых даров святости удостоился и, например, преподобный Серафим Саровский, который, прежде чем выйти на старческое служение (к чему он, как и все подлинные подвижники, отнюдь не стремился), тысячу дней стоял на камне, дабы одолеть блудного беса. Подобных примеров в истории Церкви немало. Здесь есть, однако, одна закавыка. Никто из святых сразу после своего покаяния не осознавал себя достойным того, чтобы проповедовать Слово Божие, поучать народ основам веры. Они все стремились к уединению и отречению от мiра, дабы продолжать являть достойные плоды покаяния ради личного спасения и не помышляли ни о чем большем. Если бы преподобной Марии Египетской вскоре после того, как она осознала свои грехи, предложили проповедовать с амвона, она бы наверняка в ужасе отшатнулась. Когда человек кается, ему не до того, чтобы поучать других. (Эта святая, как мы знаем, сорок лет подвизалась в пустыне, до конца дней продолжая считать себе величайшей грешницей). И уж тем более покаяние никак не совместимо ни с каким лицедейством, а именно этим древним понятием можно, наверно, обозначить основной род занятий Германики и ей подобных.

Так что речь здесь идет отнюдь не о чьих-то личных грехах, каковых у каждого из нас немало. В свое время нам уже пришлось подробно проанализировать те технологии, которые применяются и в данном случае, когда автор «Школы» и прочего непотребства вдруг выступает в роли автора православной программы. Прием, применяемый здесь, в журналистике именуется «склейка». Германика в жизни вместе с ее грехами нас ничуть не интересует. В конце концов, кто из нас без греха? Но вот ее, так сказать, сценический, точнее, медийный образ – для нас очень даже интересен. С точки зрения как профессии, так и религии, прежде чем выходить на ниву православной проповеди или хотя бы просто православной журналистики, ей следовало бы как-то критически оценить свое предыдущее творчество. Ничего подобного с ее стороны не последовало. Стало быть, в сознание зрителя, как ни крути, внедряется простая и незамысловатая мысль о совместимости того и другого, то есть, с одной стороны, веры, а с другой – лжи, клеветы, всевозможных манипуляций и, говоря мягко, похабщины. Может быть, в этом и заключается главная цель тех авторов нового проекта креативной барышни, что предпочитают оставаться за кадром?

«Путевку в жизнь» новому проекту, как сказано в информационном сообщении, дало издательство «Никея». Будучи формально частным, оно по факту довольно плотно работает с официальными церковными структурами, при этом получая гранты из всяких непрозрачных светских источников. Участие последних в данном проекте остается неясным, хотя и вполне ожидаемым. В интервью Германики с актрисой Агнией Кузнецовой упоминается некий отец Андрей из храма св. Антипы в Колымажном переулке. Он еще не раз поминается в интервью добрым словом как якобы незаурядный пастырь. Напомним, что сама Агния Кузнецова – на сегодняшний день довольно раскрученная и узнаваемая актриса, приобретшая широкую популярность после участия в фильме той же Германики «Все умрут, а я останусь» и в произведении, по праву считающемся признанным лидером постсоветской «чернухи» в российском кино – «Грузе 200» Балабанова, где ее героиня в одной из заключительных сцен в абсолютно голом виде истерически рыдает посреди трех разлагающихся трупов. (Напомним кстати, что известные актеры Евгений Миронов и Сергей Маковецкий, ознакомившись со сценарием, отказались сниматься в этом фильме). В другом интервью Кузнецова называет Германику и Балабанова наиболее значимыми режиссерами нашего времени, причем значимыми в том числе лично для нее. Не намереваясь вдаваться здесь еще и в анализ балабановского «шедевра», отметим, что там также присутствует довольно лукавая манипуляция, когда страшные реалии «лихих 90-х» переносятся в еще «довоенное» позднесоветское время (1984 год), при этом бездоказательно утверждается, что «фильм основан на реальных событиях». В чем-то похоже на «Школу», разве нет? Повторим, что в случае с Кузнецовой повторяется та же история, что и с самой Германикой: поскольку никакого отречения от своего участия в киночернухе с ее стороны не последовало, то в сознании, точнее в подсознании неискушенного зрителя, формируется «склейка», спайка всего этого безобразия с тем образом «светлого» и «продвинутого» Православия, совместимого с разными сомнительными мирскими занятиями, который они обе теперь несут в массы. Это типично постмодернистская идея совместимости добра и зла, в результате чего уничтожается вменяемое представление о том и другом, основанное на четких критериях и иерархии ценностей. Придя в Церковь, эти люди не сами меняются, а пытаются изменить Церковь, приспособить ее к себе, что бы при этом ни говорилось. Что говорится – не так уж важно, поскольку, повторим, речь идет о работе прежде всего с подсознанием зрителя; результат «новой проповеди» не всегда бывает четко артикулирован. (В постмодернизме такая четкая артикуляция – вовсе не главная цель).

Остается задаться очевидным вопросом о причастности к проекту официальных структур РПЦ. Надеемся все же, что напрямую они к нему не причастны. В таком случае им тем более следует как можно скорее высказать свое определенное к нему отношение.

Владимир Семенко




Возврат к списку