Новости и комментарии

20.09.2018 Литературную гостиную к столетию Солженицына проведут в Сокольниках

18.09.2018 Порошенко об автокефалии: Мы на финишной прямой

18.09.2018 РПЦЗ назвала попытку создания автокефалии на Украине атакой на Православие

18.09.2018 Приморье: тест для политической системы

18.09.2018 Московский Патриархат начинает публикацию документов по вопросу присоединения Киевской митрополии к Русской Церкви в XVII веке

18.09.2018 Греческий архиерей призвал не использовать украинскую церковь в "геополитической игре" России НАТО

14.09.2018 Ситуация вокруг УПЦ в Киеве - грубое вмешательство государства в дела церкви, заявляют в МИД РФ

14.09.2018 РПЦ прекращает участие в структурах под председательством Константинополя

13.09.2018 В Московском Патриархате назвали скандальным отказ Греции выдать визу митрополиту Варсонофию

13.09.2018 Пресс-секретарь Патриарха Кирилла опровергает слухи о его отказе поминать за богослужением Патриарха Варфоломея

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Патриарх Кирилл и Россия

От экуменизма – к национализму?

Кирилл в Болгарии_.jpg

На фото: Устроив бурный дипломатический скандал в Болгарии, патриарх Кирилл вряд ли порадовал российский МИД и президента Путина

Как правило, когда складывается какая-то скандальная ситуация, я не тороплюсь принять участие в дискуссии. Эмоциональная перепалка по горячим следам всегда контрпродуктивна, особенно в последнее время, когда даже те, кто устойчиво претендует на статус интеллектуалов, порой общаются в какой-то базарной манере. Однако в данном случае я, честно говоря, реально колебался, прекрасно понимая, что любое движение не в русле всеобщего верноподданнического поддакивания высокому начальству будет воспринято таким образом, что о каком-либо внятном обсуждении, о какой-то конструктивной содержательной дискуссии по существу вопроса, вне личностей думать не придется. Но все же: я столько написал на тему нации и империи, настолько сжился с этой темой, что промолчать на этот раз счел бы для себя просто бесчестным.

Речь идет о нашумевшем дипломатическом скандале, когда патриарх Кирилл во время своего визита в Болгарию отчитал президента этой страны за недостаточную, как ему показалось, любовь к России. Все верноподданные «хористы», хором кинувшиеся воспевать своего великого предстоятеля, по большей части всерьез уверены, что болгарский президент – реальный русофоб, искажающий историю и, в частности, роль России в освобождении Болгарии в ходе последней русско-турецкой войны времен Царя-освободителя Александра II. Словом, как сказал патриарх Кирилл: «Болгарию освободила Россия — не Польша, не Литва, не другие страны, а Россия. И хочу откровенно сказать, что для меня трудно было слышать ссылки на участие иных стран в освобождении Болгарии. Ни польский сейм, ни литовский сейм не принимали решения о начале войны с османской Турцией. Мы — за историческую правду, ее мы завоевали своей кровью, и не может быть никаких политических и прагматических причин, по которым сегодня эту правду следует замалчивать или ложно интерпретировать». Завершая свой визит, уже в аэропорту Софии, патриарх Кирилл продолжил разбираться с болгарским президентом: «Меня огорчило то, что по официальной риторике представителей государства наравне с Россией, оказывается, ту же самую роль в освобождении Болгарии играли Польша, Литва, Финляндия. Когда я поинтересовался, откуда эта странная историософия, то понял: оказывается, лейб-гвардии Финляндский полк принимал участие в освободительной борьбе! Но это был полк российской гвардии, как и лейб-гвардии Волынский полк. Ни в истории Польши, ни в истории Финляндии нет этой страницы, связанной с освобождением Болгарии. Она кровавыми буквами написана в истории России. Поэтому я бы очень хотел, чтобы эта историософия ушла из политического обихода Болгарии. Никакой политкорректностью нельзя оправдать ложную историческую интерпретацию». И т.д. Итак, согласно патриарху Кириллу, президент Болгарии – русофоб, сознательно искажающий историю, да еще и в тот момент, когда отмечается юбилей ее освобождения от многолетнего османского ига русской армией!

Если отнестись к предмету спокойно-аналитически, то сразу возникает недоумение: неужели президент в целом дружественной нам страны настолько плохо знает историю или (другой вариант): столь беспардонно-нагло ее искажает? В последнем случае абсолютно неясна цель: ведь речь идет о дипломатической протокольной встрече, а дипломаты обычно так себя не ведут, даже если их страны находятся в состоянии вражды и соперничества.

Прежде чем обратиться к подробному разбору того, что на самом деле сказал президент Румен Радев, вкратце посмотрим, что же он представляет собой как политик, каков его, так сказать, политический бэкграунд. Первое же знакомство с открытыми материалами прессы о нем усиливает недоумение от скандала вокруг последнего визита в Болгарию патриарха Кирилла. Ибо президент Радев однозначно характеризуется наблюдателями и комментаторами как пророссийский политик! После его победы на выборах в 2016 году и ухода в отставку тогда же откровенно прозападного премьера Борисова многие были всерьез уверены, что большинство болгарских избирателей, все еще настроенных дружественно по отношению к великому соседу, проголосовали за Радева именно по этой причине, ориентируясь на его, хотя и осторожную, но все же определенно пророссийскую риторику. Современная Болгария является, по сути, парламентской республикой, и президент там в принципе чувствует себя гораздо менее уверенно, чем в республиках однозначно президентского типа. Поэтому Радеву пришлось изначально демонстрировать искусство политического маневра. В ходе своей избирательной кампании он заявлял: «Болгария – член ЕС и НАТО, альтернативы для нас нет, но это не означает, что мы должны создавать врагов вне этих рамок сотрудничества. Еврофилия не означает русофобии». При этом наблюдатели подчеркивали, что приход к власти Радева по времени примерно совпал с победой Трампа на выборах в США и с заявлениями последнего касательно того, что американцы теперь урежут финансирование программ НАТО и всевозможных НКО за пределами своей страны (чему уделяли повышенное внимание демократы и особенно Хиллари Клинтон как в своей реальной политике, так и в предвыборных обещаниях). При всем том Радев, в силу объективных причин, с учетом общего контекста европейской политики, был обречен на крайне сбалансированное поведение, особенно в свете того, что при немалом числе русофильски настроенного населения Болгарии в парламенте страны по-прежнему сильны прозападные настроения. Таким образом, Радев, по общему мнению экспертов – это как раз осторожный и прагматичный русофил, очень даже сохраняющий историческую память об особой близости и тесной дружбе России и Болгарии в недавнем прошлом. Наш краткий портрет этого политика нельзя не завершить высказыванием о нем человека отнюдь не постороннего во всей истории, а именно – самого патриарха Кирилла: «Хорошее впечатление произвел Президент: человек интеллигентный, православный, любящий свою Родину, как мне кажется, открытый для диалога и взаимоотношений с Россией. Дай Бог, чтобы такие политики набирали силу в Болгарии, потому что, в конце концов, внешнеполитические, межгосударственные отношения всегда персонифицированы. И очень важно, чтобы со стороны Болгарии были люди, с которыми бы в России с удовольствием общались и строили взаимоотношения». Конец цитаты.

Таким образом, если предположить, что неожиданный и неспровоцированный всплеск русофобии либо исторического невежества (либо того и другого вместе) действительно имел место, то останется лишь сильно недоумевать, теряясь в догадках, отчего вдруг поведение болгарского президента стало столь неадекватным, какие тайные политические и иные течения стали тому причиной. Ведь если, к примеру, случилось так, что прозападные силы в Болгарии одолели президента, то где, так сказать, политический контекст? Логично было бы в этом случае увидеть какие-то конкретные шаги из области реальной политики, которые как раз крайне невыгодно было бы «подкреплять» совершенно бессмысленным скандалом на дипломатическом уровне.

Теперь пора обратиться к главному вопросу: что же в действительности сказал болгарский президент? Дружно воспевая своего великого предстоятеля, «хористы» ссылаются, в частности, на такой текст: «Мы не забудем ту помощь, которую оказали нам немцы, французы, португальцы, голландцы, финны, латыши, литовцы и эстонцы. Это праздник не только для Болгарии, а и для всего Евросоюза и НАТО». Однако при внимательной и профессиональной работе с источниками нетрудно выяснить, что единственным источником этой совершенно запредельной цитаты является лишь заведомо фейковое ИА «Панорама». Ни одно серьезное информационное агентство и ни один серьезный ресурс интернета этой фразы не приводит! В действительности, согласно официальному сайту президента Болгарии, Радев сказал принципиально иное: «Это память о братском порыве русского общества, который доказал, что православные болгары не одиноки. Мы его не забудем. Мы не забудем слова из манифеста императора Александра II, объявляющего войну Османской империи, о том что “того требуют и чувство справедливости, и чувство собственного Нашего достоинства”. “Сам народ поднялся на войну во главе с царем, – писал Достоевский в своем дневнике, – люди читали манифест и крестились”. Эти сцены, эти чувства глубоки и непоколебимы корыстным политическим интерпретациям. На полях сражений русско-турецкой освободительной войны погибли воины многих народов: русские, румыны, финляндцы, украинцы, белорусы, поляки, литовцы, сербы и черногорцы. Для всех них Болгария - последний дом, и их мы чтим как своих героев».

Итак: президент Радев, во-первых, прямо и недвусмысленно называет войну за освобождение Болгарии русско-турецкой. Ни о каком участии других стран он не говорит, что естественно, поскольку его и не было. Во-вторых, он подчеркивает, что в основе лежал братский порыв самого общества, причем именно русского, а не какого-либо иного, что опять же в полной мере соответствует исторической реальности. В третьих, он констатирует, что здесь со стороны России не было места каким-либо корыстным политическим расчетам. В четвертых, что самое главное: он очень четко подчеркивает имперский характер этой войны, в которой народ выступал в единстве со своим монархом, то есть, опять-таки, в полном соответствии с исторической правдой, вспоминает о том, о чем, похоже, давно уже забыло подавляющее большинство политиков как в Болгарии, так и в самой России. Не «страны», как ложно интерпретирует патриарх Кирилл вместе с «хористами» а именно народ во главе со своим Царем вел эту войну – вот в чем главная мысль президента Радева, который, чтобы отвести от себя возможные обвинения политических оппонентов, просто ссылается здесь на Достоевского. Естественным продолжением этого посыла является дальнейшее перечисление тех народов или, точнее, этносов, которые входили в состав Российской империи и воевали в ее армии. Румыны и сербы здесь упомянуты, во-первых, для того, чтобы подчеркнуть вовсе не популярную ныне идею славянского единства, а, во-вторых, в силу особых исторических обстоятельств, связанных с многочисленными конфликтами между ними и болгарами в связи с пересмотром границ, что опять-таки не содержит в себе ни грана русофобии и вообще не имеет отношения к России. То есть Радев сначала говорит о порыве именно русского общества, затем о единодушии народа со своим Царем, а затем уже он констатирует полиэтнический характер русской армии, отражавший такой же характер имперской русской нации, русского народа. Таким образом, для президента Болгарии остается актуальным, пусть и в чисто историческом аспекте, имперское значение слова «русский» (в отличие от слова «великоросс», в целом идентичного нынешнему пониманию русского), что не имеет ничего общего ни с какой русофобией. Для нас все эти особенности политического мировоззрения президента Радева являются приятной неожиданностью и вовсе не вызывают желания что-то оспорить в его, бесспорно, искреннем посыле, да еще и на протокольной дипломатической встрече с тем, кого он, учитывая вселенский характер Церкви, по-видимому воспринимал как носителя остаточной русской имперскости, вряд ли рассчитывая на столь неадекватно жесткую реакцию патриарха.

Патриарх же Кирилл, к сожалению, продемонстрировал как раз полное отсутствие имперского сознания, проявив себе как до крайности обидчивый и неадекватный уменьшительный националист. Ибо «народы» (этносы), упомянутые президентом (ни о каких странах тот вовсе не говорил!), воспринимаются им в полном и безоговорочном единстве не с Российской империей (как это было во времена освобождения Болгарии имперской русской армией), а только и исключительно с теми национально-буржуазными государствами, в состав которых они входят теперь! Обида («нас унижают, не признают наших заслуг») – это черта, отнюдь не свойственная имперской нации, великому народу-держателю с его спокойным державным чувством собственного достоинства. Это отличительная особенность как раз малых народов, для которых отнюдь не вера (Православие) и не верность русскому православному Царю, а именно уменьшительный национализм, подсознательное отталкивание от всего иного составляет основу идентичности. Националист стремится не сблизиться с другими народами, не вовлечь их в орбиту своего влияния (не обязательно, кстати, формально-политического), но заведомо отделиться, отгородиться от них, всячески подчеркнуть свою чужеродность им. В этом главное отличие национализма от имперского сознания. В устах предстоятеля Церкви, по природе своей вселенской (да еще если вспомнить его излюбленную идею «русского мiра») такая реакция выглядит по меньшей мере странной. Так что шаблонные обвинения по адресу патриарха в «имперской агрессивности» и проч., раздающиеся из уст записных либералов, таких, как, скажем, протодиакон А.Кураев или авторы сайта «Кредо.ру», абсолютно беспочвенны и совсем не идут у делу. Все обстоит, говоря обтекаемо, совсем иначе.

Надо сказать, что ситуация запущена еще сильнее, чем мы только что описали. Ибо в официальных публикациях редакторы, как это часто бывает в последнее время, подчистили безграмотный неадекватный пассаж патриарха Кирилла, поскольку в оригинале он объяснил название Финляндского полка тем, что тот когда-то был расквартирован в Финляндии. В действительности же ничего такого никогда не было, а свое название полк получил потому, что поначалу был сформирован из крестьян-финнов, проживавших в окрестностях Петербурга.

На эту тему можно рассуждать долго, но для того чтобы подчеркнуть многонациональный, точнее полиэтнический характер имперской русской армии и гвардии, достаточно упомянуть о том, кто именно составлял ее самое почетное подразделение Собственный Его Императорского Величества Конвой — формирование русской гвардии, осуществлявшее охрану царской особы. Как указывают источники, «основным ядром конвоя были казаки Терского и Кубанского казачьих войск. В Конвое также служили черкесы, ногайцы, ставропольские туркмены, другие горцы-мусульмане Кавказа, азербайджанцы (команда мусульман, с 1857 года четвёртый взвод л-гв. Кавказского эскадрона), грузины, крымские татары, другие народности Российской Империи». По сути это и есть то, о чем говорил болгарский президент – единство малых народов в империи на основе верности русскому православному Царю при общем главенстве большого русского этноса, субэтносом которого и было казачество. И в чем же здесь унижение для русских? И кстати, надо ли напоминать, что в трагической ситуации Февраля 1917 всего двое из высших генералов сохранили верность Государю – Келлер и Хан Нахичеванский, и оба были инородцами!

Не станем делать упор на тех скандальных заявлениях болгарских руководителей, которые раздались в ответ на демарш патриарха Кирилла. Констатируем лишь, что российский МИД, в отличие от высоких должностных лиц болгарского правительства, на всю историю практически никак не отреагировал. Думается, из вышесказанного вполне очевидно, что патриарх Кирилл во время своего визита в Болгарию оказался отнюдь не на высоте своей миссии. Такой совершенно неоправданный всплеск «обиженного» национализма, который он там себе позволил, достоин разве что нынешнего украинского режима, готового враждовать чуть ли не со всеми соседями, а отнюдь не великой России. Кстати, этот режим, постоянно наскакивая на своих соседей и прежде всего на Россию, готов униженно стелиться перед своими американскими кураторами. Не подобное ли благоговение испытывает наш обидчивый патриарх перед Ватиканом?

Предстоятель РПЦ в Болгарии провалился не только как дипломат (что, учитывая его биографию, до крайности странно). Он совершенно не оправдал надежд и как гипотетический «глава идеологического ведомства» (роль, которую ему все время упорно приписывают), вместо спокойной державной уверенности в исторической правоте той общности, которую представляет, продемонстрировав мелочную и, что самое главное, бессильную (поскольку не подкрепленную ничем реальным) националистическую агрессию, что совсем далеко от духа подлинной церковности. Это характерным образом контрастирует с неожиданно имперским по духу характером путинского послания, которое, если подойти объективно, как раз и не было агрессивным, но содержало лишь напоминание о реальных военных возможностях своей страны при заявлении своей принципиальной и упорной приверженности миру. И зачем же было нашему предстоятелю столь странно вести себя совсем незадолго до президентских выборов?

Владимир Семенко




Возврат к списку