Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Авторы

Святая Троица, Богочеловек и личность

Аксючиц -3_.jpg

Христианский персонализм утверждает личность как первичную творческую реальность, высшую ценность бытия. Весь мир в персонализме – проявление творческого действия Верховной Личности Бога в союзе с творческой личностью человека. Подлинный персонализм возможен только на основе личностного понимания Абсолюта. То, что называется персонализмом вне представлений об Абсолюте, соотнесенном с человеческой личностью, оказывается примитивным индивидуализмом. Безличный Абсолют можно духовно созерцать, но с ним невозможно вступить в личный диалог, ему невозможно богоуподобиться. С другой стороны, теистическое учение о Боге предполагает персоналистическую концепцию человека. Вне теизма – в языческих формах религиозности, в индуизме, в буддизме, в даосизме, в конфуцианстве – не существует представления о человеческой личности.

Персонализм – одна из основных тенденций в мировой философии. Все религии и философии мира были так или иначе озабочены проблемой человека, осознанием истоков бытия личности. Но полное развитие персонализм может получить только в лоне христианства, ибо христианство – религия наиболее последовательного теизма – вера в Единого Личного Бога-Творца; религия Бога-Троицы – Единой Божественной Личности в трёх Лицах, Ипостасях, Личностях; религия Богочеловека – воплотившейся в человеке Божественной Личности. «Только откровение Троицы, единственное обоснование христианской антропологии, принесло с собой абсолютное утверждение личности» (Вл. Н. Лосский).

Дохристианская культура не раскрывала бытия личности. Откровение Троицы и воплощение Божественной Личности утвердило абсолютность, богоподобность человеческой личности, что предощущал псалмопевец Давид: «Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его…» (Пс. 8: 5-7); «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?» (Ин. 10,34). «Сотворённым Богом» называл человека Григорий Богослов: «Если будешь низко думать о себе, то напомню тебе, что ты – Христова тварь, Христово дыхание, Христова честная часть, а потому вместе и небесный, и земной, приснопамятное творение. Ты – созданный Бог, через Христовы страдания идущий в нетленную славу».

Бог воплотился не в образе ангелов, а в человеке: «Ибо не Ангелов восприемлет Он, но восприемлет семя Авраамово» (Евр. 3: 16). Христианство не только декларировало, как в Ветхом Завете, что человек – образ и подобие Божие, но и реально утвердило эту истину воплощением Бога в человеке. Христианство в основе своей персоналистично и создало возможности для истинной антропологии: «Один лишь человек существует в Боге и именно благодаря этому существованию в Боге способен к свободе. Он один есть существо центральное и поэтому должен оставаться в средоточии. В нём созданы все вещи и точно так же только через него Бог воспринимает в Себя и связывает с Собой также и природу» (Шеллинг).

Важнейшие догматические споры первых веков христианства: тринитарные – о природе Божественной Троицы, христологические – о взаимоотношении Божественной и человеческой природы в Иисусе Христе, – одновременно проясняли и онтологические основания личности, ибо человек создан по образу и подобию Божию. Человеку важно было узнать природу Божественного и потому, что это объясняло природу человеческого. Личность открывала себя, по мере того как открывала Бога, она по достоинству смогла оценить собственное величие только тогда, когда ей открылось величие Личного Бога.

Тринитарные и христологические догматы заложили богословский фундамент познания личностного бытия. Дальнейшая история экзистенциально осваивала эти ноумены – объекты мысли. В истории мучительно прорастали истины о Божественном достоинстве, свободе, вселенской миссии, правах и ответственности личности. Христианские мыслители пытались усмотреть в духовном мире человека отображение внутритроичной жизни Божества, а во взаимоотношении духовной и телесной природ человека находили христологические параллели. Отцы и учителя Церкви, в частности Дионисий Ареопагит, св. Максим Исповедник, св. Григорий Синаит, св. Григорий Палама утверждали, что «душа человека тройственна по образу Св. Троицы… Душа есть отображение Св. Троицы, да и не только душа, но и весь человек создан по образу Св. Троицы» (арх. Киприан). «В душе человека отображается сверхсущее и сверхъестественное от сверхсущей сущности и бесплотной красоты Божества, и потому, что в троичном тождестве (то есть в разуме, памяти и воле) наблюдается, сохраняющее неслиянным, различие сил. Если угодно, то человек ещё и потому создан по образу, что Логос исходит из души, производящей его по естеству, сохраняя его неслитность с душой и противоположность ей. Оно показывает также и соприсутствующую и равночестную Ипостась Духа» (св. Фотий Константинопольский). Св. Григорий Палама утверждал, что душа человека тройственна по образу Св. Троицы, что как Св. Троица, высочайшая Благость, есть Ум, Слово и Дух, так и «троическое естество, следующее за Высочайшей Троицею, больше всех других существ сотворено по её образу; это есть душа человеческая, и именно душа умная, словесная и духовная». Разрабатывали эту тему и православные богословы 20 века: «Всмотримся в человека, и в его внутреннем мире, в “психических явлениях”, мы сможем рассмотреть таинственную криптограмму, логосы которой отражают Вечный Логос, по образу Которого создан человек, Св. Троицу, по подобию Которой живёт наша духовная, тоже троичная жизнь» (арх. Киприан); «Человеческий дух в себе самом содержит постулаты троичности Божества, на нём лежит его печать» (свящ. Сергий Булгаков). Вместе с тем тема богоподобия человеческой личности ещё во многом нераскрыта.

Согласно христианским представлениям, сущность Бога едина, но бытие Его есть личные отношения трёх Ипостасей. Бог един в Трёх Лицах: Бог-Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой. Святоотеческое богословие выражало этот глубочайший смысл, используя существующую терминологию неоплатонизма и вырабатывая новую. Для обозначения общей природы Святой Троицы употреблялся термин «усия» – «сущность», «бытие вообще», «общее», «живое вообще». Для именования же личностного своеобразия и особенности внутри Божественной Троицы переработан термин «ипостась». В обыденном языке это слово обозначало «существование». У стоиков оно означает «индивидуальное», «частное», «определённое». На этой основе в христианстве термин «ипостась» наполняется новым содержанием и означает «полноту индивидуального существования», «лицо», «данную личность», «свободное самодвижное начало» (св. Григорий Нисский). Одна сторона этого термина («индивидуальное») отражает уникальность, неповторимость, индивидуальное единство личностного начала. Другая же («существование») указывает на то, что личность – это начало динамическое, целеполагающее, жизнесозидательное. Это то, что на современном языке выразили бы понятием «экзистенция».

Единый Личный Живой Бог есть Бог Триипостасный. И каждая ипостась Святой Троицы есть Абсолютная Божественная Личность. Три Абсолютные Личности в единстве Абсолютной Личности – это запредельная тайна, не вмещающаяся в земной разум, но лежащая в основе человеческого бытия. Ибо человек сотворён по образу и подобию Триипостасного Бога: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1: 26).

Христианство открыло миру, что истинное единство есть триединство, или по святоотеческой формуле: Единица равна Троице. Какой смысл содержится в этом? Всё, что существует, есть, во-первых, единое само по себе. Во-вторых, оно представляет из себя нечто индивидуальное и содержащее в себе многообразие качеств. И, в-третьих, оно имеет в себе связку бытия – силу сцепления различных свойств в индивидуальное единство и силу соединения этой индивидуальности с другими и с общим. Таким образом, без трёх начал – единства, множественности, связи – ничто не может быть, ничто не способно существовать. Эти основополагающие начала бытия конституируются свойствами ипостасей Святой Троицы.

Итак, каждое явление, поскольку оно есть как таковое, есть определённое единство, самотождество. Оно имеет от ипостаси Отца само бытие и то, что позволяет ему быть индивидуальной неповторимой сущностью. Бог Отец определяет точку в бытии, которая не принадлежит и не может принадлежать ничему другому, и без которой бытие неполно. В личности как венце творения ипостась отцовства отражена в безначальном начале личности – вечной индивидуальной душе, личном духе. От ипостаси Сына личность имеет индивидуальность – неповторимое бытие, содержащее богатое многообразие качеств и состояний. От ипостаси Духа личность несёт в себе силу единения собственного содержания и силу воссоединения с общемировым и общечеловеческим. Высшее проявление этой силы духа есть любовь. Полноценная человеческая личность есть, прежде всего, предельно выраженное и ненарушимое единство воли, сознания, чувств, природных свойств (от Отца). Затем это яркая индивидуальность, имеющая многообразное внутреннее содержание (от Сына). И личность – это гармоничное соединение множества различных качеств в индивидуальном облике – «Святой Дух создаёт единство личности» (св. Максим Исповедник). Подлинная личность излучает дух любви и участия, сострадания к другим, силу гармоничного единения всех личностей (от Духа). Таким образом, личность есть воипостазированная сущность. Разрушение триипостасного стержня личности ведёт к её деградации. Без любой из ипостасных доминант личность не может существовать, без ипостасного единства нет личности.

Триипостасная сущность Творца является не только основой, но и творческим целеполаганием для человеческой личности. «Человеческие личности или ипостаси разъединены и не существуют одна в другой. В Святой Троице, наоборот, Ипостаси находятся одна в другой… Лица соединяются, не сливаясь, но совокупно друг с другом сопребывая и друг друга проникая без всякого смешения и слияния, и так, что не существуют один вне другого или не разделяются в сущности… Каждая Ипостась едина есть с другой, не менее, как с самой собой» (св. Иоанн Дамаскин). «Дело личностей человеческих различно, дело же Лиц Божественных не различно, ибо “Три”, имея одну природу, имеют и одну волю, одну силу, одно действие» (Вл. Н. Лосский).

Итак, человек – по образу и подобию Триипостасного Бога, личность в человеке прорастает в трёх ипостасных измерениях. Личность – это воипостазированная человеческая индивидуальность, ипостасный центр человеческого бытия. От Бога-Отца человек наделён модусом бытия, самотождеством Я. Ипостасность Сына выделяет индивидуальность, самобытность личности и наделяет её многообразием свойств и состояний. В Духе человек становится вполне человеком, обретая духовное единство в себе и соборное воссоединение с человечеством. Бог-Отец – вдали от нас, Он трансцендентен миру, иномирен, но является основанием мироздания, основой нашего бытия. Бог-Сын – рядом с нами, это Бог близкий, поддерживающий нас Своим присутствием. Бог-Дух – в нас, внутри нашего существа, наполняет и животворит нашу сущность. Триипостасная сущность личности сказывается и в соборности её природы. Человеческое единение по образу единения Святой Троицы – когда человек соединяет в себе других, и когда человеческая община объединяет всех. Вне соборного человечества человек перестает быть человеком.

Персоналистичность христианства выражается и в основном факте христианского благовестия – Боговоплощении. Принятие Богом мировой плоти указывает на то, что цель творения – соединение Божественного и мирского, духа и плоти, неба и земли, вечности и временности. Мир – арена Божественного творения, преображения бытия. Боговоплощение утверждает самоценность мирского бытия и земной жизни. Но почему Бог воплотился в человеке? Воплощение Богочеловека раскрывает Личную природу Божества и утверждает божественность человеческой личности: «Каким образом мог бы человек приблизиться к Богу, если бы Бог не приблизился к человеку?.. Сын Божий становится сыном человеческим, чтобы сын человеческий стал сыном Божиим» (Ириней Лионский). По святоотеческим выражениям: Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом, Бог воплотился, чтобы человек обóжился. В Богочеловеке Божественная и человеческая природа соединены – неслиянно и нераздельно. И Божественное и человеческое, оставаясь самими собой и не изменяя своей сущности (неслиянно), соединяются в неразрывное единство (нераздельно).

Богочеловечность Иисуса Христа реально утверждает в бытии те истины, которые открывались и дохристианскому человечеству (в Ветхом Завете, например): что человек – образ и подобие Божие, венец творения, цель творения Божия. Но Христос благовествует новую истину: Бог в человеке и с человеком здесь на земле. Человеческая душа есть средоточие, сердцевина бытия – Царство Божие внутри вас. Всё разрешается не вовне, а в душе человеческой, которая соединяет небо и землю дух и плоть, Божественное и человеческое. Эту евангельскую истину выразил Достоевский: «В мире дьявол с Богом борется, и поле битвы – сердца людей

Какой смысл вкладывается в человеческое естество тем, что воплощается в человеке Вторая Ипостась Божественной Троицы? Сын, Логос, Слово – есть слова Бога-Творца, универсум божественных замыслов о бытии и каждой индивидуальности. Логос содержит в себе логосы вещей и существ, как семена мирового бытия. Бог-Сын, Слово Божие несёт в себе универсум персонифицированных сущностей, порождённых Богом вечных личных духов, духовных монад. В Логосе собраны все явления и существа, как заданности, мысли Божии о каждой сущности, и как именование сотворца Божиего – человека о каждом явлении. «Логос содержит в Себе всё, все логосы (идеи). Он – Первочеловек, Небесный Человек, человек Бога, по образу Человек. Он – носитель и исполнитель всего Божественного плана» (Ориген). «Человек есть образ Логоса» (Климент Александрийский). «Слово вочеловечивается в последние времена, чтобы соединить конец с началом, то есть человека с Богом» (Ириней Лионский).

Личность как индивидуальная самодостаточная жизнь исходит из Логоса и предстоит непосредственно перед Богом-Сыном. Поэтому воплощается Личность Сына, а не Отца и Духа. И потому Бог воплотился в человеческой личности. Божественная Личность нисходит к личности человеческой и сообщает ей благую весть о божественном достоинстве и небесном призвании человека. Через Сына Творец находит исполнение Своему творческому замыслу, вносит в недра мира творческое личностное начало.

Таким образом, откровение Божественной Троицы и воплощение Божественной Личности в человеке утвердили абсолютность личностного начала в бытии: «Личность – это дарохранительница богоподобия человека» (Ф.А. Степун). Вечные человеческие души являются точками вхождения в мир Божественной энергии миротворения. Эти духовные монады могут самозакупориться, могут своевольно исказить миротворящий импульс и свою природу, но они не могут перестать быть. Ибо божественное начало в человеке неуничтожимо чисто мирскими средствами. Ни человек, ничто в мире не способно уничтожить то, что создано непосредственно Творцом.

Отныне умаление Бога неизбежно ведёт к унижению человека, поэтому атеизм есть самое человекоуничижающее и человеконенавистническое мировоззрение. Умаление же достоинства человеческой личности приводит к принижению достоинства Бога. Антиперсоналистическая установка в конечном итоге приводит к отрицанию Бога.

Виктор Аксючиц

Источник


Возврат к списку