Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Авторы

Антимиссия: симуляция смысла

Великанов_.jpg

Главный идеолог проекта «Академия веры» протоиерей Павел Великанов: богослов или шоумен?

Продолжаем публикацию материалов круглого стола в Центральном доме кино, посвященного скандальному проекту «Академия веры». Сегодня мы предлагаем вниманию читателя доклад психолога, преподавателя, кандидата психологических наук Марины Николаевны Мироновой.

Связь культуры (произведений искусства, в том числе и указанных мультфильмов, независимо от их назначения) и смысла, сегодня очевидна для многих авторов, начиная с М.М. Бахтина[1]: культура транслирует смыслы в сознание людей. В связи с этим психологом Дмитрием Алексеевичем Леонтьевым введено понятие коллективных смыслов; культуру он называет «полем коллективных смыслов», хранилищем ценностей и смыслов жизни, а искусство – механизмом трансляции смыслов.

Феномен трансляции смыслов, обсуждался многими выдающимися отечественными психологами прошлого и современности: Алексеем Николаевичем Леонтьевым, Борисом Сергеевичем Братусем, Виктором Ивановичем Слободчиковым. По поводу реальности передачи смыслов от одного человека к другому Б.С. Братусь писал: «Смею утверждать, что мы транслируем смыслы ежедневно и без этой трансляции просто не можем существовать… В этом плане следует говорить как бы о смысловом силовом поле, возникающем вокруг каждого человека, его деятельности и миропонимания… Разумеется, речь идёт не просто о прямом и беспрепятственном транслировании смысловых влияний… всякое влияние, чтобы быть действенным, усвоенным, требует в качестве необходимого условия ответное усилие, ответную активность принятия и присвоения»[2].

То есть в случае восприятия художественного произведения речь идёт не о прямой, автоматической трансляции смыслов от автора к зрителю: чтобы трансляция осуществилась, необходимо принять по отношению к автору понимающе-диалогическую позицию.

С явлением трансляции смыслов связано и значение для духовного развития чтения Священного Писания и Предания святых отцов, которые необходимо изучать не по букве, а по смыслу, и традиция поклонения православным святым, которые не теряют молитвенной связи с нашим миром и после смерти, следовательно, могут входить в со-бытийную[3] общность с ныне живущими людьми, восприятие духовных художественных произведений.

С этой точки зрения художественные произведения, призванные транслировать высокие религиозные смыслы с миссионерскими целями, должны быть ими наполнены, а для того, чтобы трансляция осуществилась, необходимо, чтобы те, к кому они обращены, приняли по отношению к автору понимающе-диалогическую позицию. Очевидно, что слова апостола «для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22) в миссионерской работе необходимо понимать не как снижение смыслов и ценностей художественной формы до уровня тех, на кого они направлены, а как создание условий для уважающего достоинство обеих сторон, свободного и возвышающего диалога. Как же действуют создатели мультфильмов и что у них получилось в результате? Они действуют в русле современной культуры постмодерна, якобы чтобы быть, как и их адресаты из числа молодежи.

От святых отцов известно, что враг рода человеческого действует в первую очередь на ум, который в психологии обозначается понятием «смысловая сфера личности или сознания». Сейчас это деструктивное воздействие осуществляется прежде всего через культуру. Противные Богу силы уже много потрудились и много достигли для того, чтобы современная культура стала насыщаться исключительно низшими, деструктивными, искаженными смыслами, несущими тенденцию к тотальной деградации сознания и хаосу в социуме. Анализируемые мультфильмы не просто подражают современной молодёжной субкультуре (клиповость, комиксы), чтобы якобы быть «как немощные», но в них глубоко усвоены те морально-нравственные искажения, которые свойственны современной культуре постмодерна вообще: цинизм, отсутствие почтения к авторитетам, к традиционной культуре, любовь к деструкции, разложению, к искаженным смыслам, ценностям, идеям, теориям, оккультному мировоззрению, выхолащиванию смыслов, отсутствию всяческих рамок, в том числе и морально- нравственных. В указанных мультфильмах множество тому примеров. Но всё это противоречит христианским представлениям об устройстве бытия, является противодействием всему Божественному. И всё это предназначено для трансляции в смысловую сферу личности детей, подростков, молодых людей, которая в силу своей инфантильности, незаполненности ещё смыслами, готова воспринимать и поглощать всё, что предлагается.

Постмодернизм – это направление философии, ориентированное против всего классического. В современном мире произошло необоснованное перенесение принципов постмодеризма в конкретные науки, общественную жизнь, культуру, искусство, что является типичной методологической ошибкой и приводит к разрушительным последствиям.

С этих позиций указанные мультфильмы являются симулякрами религиозных произведений. Симулякр (франц. simulacre) является основным понятием постмодерна, это псевдовещь, муляж, видимость, имитация образа, символа, знака, текста, за которым нет никакой действительности. Это пустая скорлупа, образ отсутствующей действительности, заместитель реальности. Симулякр является результатом процесса симуляции, под действием которой происходит замена реального мира условными знаками. Эти мультфильмы являют примеры симулякров: они только кажутся посвященными религиозной тематике, на самом деле никакие религиозные смыслы за сюжетами и образами мультфильмов не стоят.

Симулякры воспроизводят и транслируют смыслы, неадекватные происходящим событиям, и факты, не поддающиеся однозначной оценке. Здесь грань между ложью, искажением и истиной иногда оказывается очень тонкой, настолько, что эксперты дают им противоречивые оценки. Вообще этот феномен характерен для современного искусства, где уже прижились постулаты постмодернизма, нет ни идеологии, ни традиций, ни ценностей, а есть лишь их симуляция. Но православное киноискусство должно являться полной противоположностью постмодернизму, быть наполнено высокими смыслами, пусть и облеченными в самые различные формы. Если и был первоначально замысел облечь высокие смыслы в привлекательные формы мультфильма, то он потерпел крах: привлекательные формы не несут религиозных смыслов, хуже того, эти произведения являются носителями искаженных, низменных смыслов (вкрапление темы «харассмента» и пр.).

Следовательно, мы видим здесь попытку манипуляции сознанием молодого человека, поэтому ни о каком свободном диалоге речь идти не может! Ложью и подменами заманивают только в секту. Следовательно, те, кто «заглотит» предлагаемую авторами мультфильмов приманку, будут являться не субъектами свободного волеизъявления, а жертвами скрытого насилия, что в дальнейшем грозит множеством искажений религиозной жизни.

Особо важно обратить внимание на стратегию множественной подмены понятий, которая характерна именно для постмодерна: здесь духовные понятия подменяются плотскими, материальными, высшие уровни сознания подменяются «изменёнными», сниженными. Понятийная вершина развития духовного сознания – антиномия – подменяется деградировавшей бисоциацией – абсурдом и нелепостью, заумью. На этих подменах, собственно и построен сюжет указанных мультфильмов (Троица – кирпич, кофе и пр.). Подобный приём неминуемо инфантилизирует сознание зрителя, приводит к его регрессии.

Абсурд прочно вошёл в современную общественную жизнь, стал политическим инструментом для изменения человека и человечества. Множество событий: история с карикатурами на Святую Троицу, на пророка Мухаммеда, на жертв авиакатастроф российских самолётов, с фильмом-комедией о блокаде Ленинграда это ярко показали.

Отсюда и главная мистификация этих мультфильмов: подмена истинного религиозного духовного содержания ложным.

Итак, мультфильмы насыщены искаженными смыслами, поэтому исподволь, незаметно готовят зрителей для бунта против Бога. Подчеркнём ещё раз – исподволь и незаметно.

Специальный анализ мультфильма «Литургия» с позиции концепции психологического здоровья.

Он не содержит ограничителя 18+. Непонятно, на какой психологический возраст рассчитаны все мультфильмы серии и в частности, данный: на дошкольников, младших школьников, подростков, юношей? Учитывая, что форма мультфильма привлекает, прежде всего, дошкольников и школьников младших классов, наличие в сюжете таких моментов, как обнимание с мёртвым телом и образ расчлененного тела, недвусмысленно обозначенного таким лексическим термином, как «расчленёнка», тема присвоения психологических качеств того живого существа, кого поедаешь, закладывает установки бытовой некрофилии («синдрома распада», описанного Эрихом Фроммом) в сферу бессознательного, то есть фактически заражает детей этой тяжелейшей аномалией. В дальнейшем современная культура постмодерна («зомби-парады», рэп-тексты, пирсинг с изображением мертвецов, рисунки на одежде соответствующей тематики) будет способствовать прорастанию этих отравленных семян тления, их проявлению в жизнедеятельности.

Если же анализировать влияние мультфильма с этой точки зрения на молодых людей и предполагать, что он создан ради того, чтобы «говорить для немощных», то вновь возникают возражения. Таких «немощных», для которых бытовая некрофилия является уже сформировавшейся аномалией, может быть 1-2 из сотни человек, посмотревших мультфильм. Пусть он привлечёт именно их и даже приведёт в церковную ограду (что исключительно маловероятно). Но остальных 98 - 99 человек или неминуемо заразит, или отвратит до такой степени, что они никогда уже не придут в Церковь, потому что на бессознательном уровне будут отождествлять её с данной аномалией и брезгливо отвергать всё, что с ней (аномалией) связано (что свойственно психологически здоровому человеку).

Марина Миронова



[1] Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.

[2] Братусь Б.С. Деятельность и вершинные уровни опосредствования // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 4. С. 105.

[3] Со-бытие – здесь: совместное бытие, живая общность людей в своём бытийном единстве и различённой самобытности каждого, входящего в эту общность. 


Возврат к списку