Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела

Авторы

Вокруг «Матильды». Окончание

Презентация Матильды_.jpg

На фото: На долгожданной помпезной премьере «элитка» оттягивалась по полной

Итак, то против чего так долго боролось некоторое количество граждан России, привычно называющих себя «православной общественностью», произошло. Кощунственная гадость под названием «Матильда» вышла в широкий прокат, чему предшествовало две помпезных премьеры – в Санкт-Петербурге и в Москве. Этот факт нужно спокойно констатировать и подвести итог всей эпопее.

Поскольку в целом медийно-политическое содержание проекта «Матильда» подробно проанализировано нами в предыдущих работах, см. также здесь, то сейчас необходимо для начала в сугубо аналитическом ключе обратить внимание на те детали, которые были неизвестны нам ранее. Прежде всего, это, разумеется, широко растиражированное по сети интервью Владислава Москалева, первого продюсера фильма «Матильда», посвященного жизни и творчеству балерины Матильды Кшесинской, в сценарии которого не было и следа кощунственной гадости, впоследствии привнесенной туда А.Учителем и К°. Продолжение см. здесь и здесь. Из этого интервью проясняются некоторые немаловажные детали всей интриги, непонятные ранее.

Суть вкратце заключается в следующем. На начальном этапе был задуман фильм о творчестве балерины М.Кшесинской. Автором сценария, профинансированного при посредстве продюсерской компании В.Москалева, стал некто Андрей Геласимов, как можно понять, профессиональный киносценарист. В сценарии эпизоду, связанному с Царем Николаем Александровичем, уделялось ничтожно мало внимания, в полном соответствии с тем реальным местом, которое данный эпизод занимает в биографии Кшесинской. Для съемок в качестве актеров предполагалось привлечь голливудских звезд для обеспечения коммерческого успеха будущего фильма, который изначально был в значительной степени рассчитан на западную аудиторию. Учитель в качестве режиссера был приглашен уже позднее, когда сценарий был в целом готов. При этом он сам все время проявлял горячее желание включиться в проект, однако, выражая недовольство сценарием, в котором, по его словам, было «слишком мало Царя». На определенном этапе роль сопродюсера стал играть фонд известного пародиста Владимира Винокура. Получив изначально финансирование в объеме $ 3 млн., Учитель (как можно понять из объяснений Москалева, которые тот подкрепляет, демонстрируя разные документы) частично растратил, частично просто присвоил эти средства, прикрывшись липовым отчетом. Впоследствии к растрате средств подключился также и г-н Винокур (подчеркнем, что передаем здесь версию Москалева). Излагать подробности всей эпопеи бессмысленно, поскольку читатель легко может ознакомиться с ними самостоятельно, посмотрев в сети все три части подробного интервью Москалева, доступные на сегодняшний день. Вкратце суть заключается в том, что, подвергнутые шантажу третьим лицом (неким Александром (Аликом) Достманом), для того, чтобы скрыть весьма немалую растрату, Учитель и Винокур, взяв того «в долю», прибегли к помощи высоких покровителей, среди которых называются имена не только дирижера Валерия Гергиева и бывшего управделами Президента В.Кожина, но и одного бывшего замминистра ВД РФ (который осуществлял «крышевание» всей схемы); придумали схему вытеснения из проекта Москалева, чтобы списать на того собственные финансовые злоупотребления и смогли получить дополнительное финансирование, в несколько раз превышающее реальные потребности проекта. При этом, как утверждает Москалев, Кожин и руководство Фонда кино, при посредстве которого выделялись деньги, были введены ими в заблуждение, поскольку при этом они предъявили старый сценарий фильма «про балерину» (на который к тому времени уже не имели никаких прав), который впоследствии, когда начались реальные съемки, был ими подменен на новый, совершенно другой, а именно – сценарий фильма «про Царя», написанный А.Тереховым. Москалев прямо именует всех, кто был связан с проектом, «ОПГ “Матильда”».

Такова в общих чертах схема событий в изложении В. Москалева. Из нее становятся совершенно понятны слова Н.В. Поклонской о том, что мы имеем дело с «чисто правовой ситуацией». Поклонская, как профессиональный сотрудник прокуратуры, естественным образом имела в виду то, что при таком количестве злостных нарушений закона (причем, не только связанных с финансами) «закрыть» проект сугубо правовым путем, не прибегая, так сказать, к содержательной, идеологической цензуре – вопрос чисто технический. Формально это так и есть. Правда, здесь необходима одна очевидная оговорка: если при этом будет строго соблюдаться закон. А с этим у нашей «элитки» существуют немалые проблемы.

На наш взгляд, ошибка нашей православной общественности (не исключая и саму Н.В. Поклонскую, столь долго и упорно, героически противостоявшую безобразию) заключается в игнорировании одного из важнейших факторов любой политической борьбы, в наивном уповании на безальтернативность чисто правовых средств вкупе с прикладной аналитикой и общественным протестом. Ибо любое политическое действие включает три абсолютно необходимые составляющие: широкое общественное движение; экспертно-аналитическую работу; элитно-клановую игру. Если первые две худо-бедно в борьбе с «Матильдой» присутствовали, то последней не было вовсе. Что и обусловило в конечном счете неудачу этой борьбы.

«Матильда» – не просто афера группы лиц. Это еще и элитно-клановый заказ, пусть даже и сформированный на определенном этапе (допустим такую возможность) ловкачом Учителем. Именно это обстоятельство, по факту проигнорированное нашим православным движением во главе с наивно-честной Поклонской, и стало главной причиной его неудачи. (Разговоры о «духовной победе» и прочем нас в данном случае не интересуют в силу исключительного интереса к реальности и практическому политическому действию в ней как к предмету анализа и возможной сфере собственной активности).

Хотя рассказ Москалева крайне интересен, поскольку включает немало неизвестных ранее и весьма важных деталей, он, разумеется, в принципе не может быть всеобъемлющим. Поскольку дает, пожалуй, исчерпывающее представление о мотивах и действиях Учителя с его подельниками, но при этом ничуть не объясняет неуязвимость проекта, небывалую (даже для современной России, где полно всевозможных вопиющих беззаконий) необъективность, предвзятость тех представителей властей, от которых в немалой степени зависела судьба проекта. Как бы ловок ни был Учитель, как бы ни были коррумпированы и меркантильно заинтересованы в результате всякого рода чиновники, которые его прикрывали, это никак не объясняет того, почему, в общем, вполне бездарный фильм (теперь, после начала показа, это уже ясно практически всем) продвигался, по сути, с использованием глобальных государственных возможностей. Версия о коррумпированности и, попросту говоря, вороватости участников проекта объяснить этого не в состоянии. Не могли несколько ловких дельцов от культуры купить всех. Хотя деньги в проекте крутились немалые, даже их не хватило бы. Кроме того, есть люди принципиально более высокого уровня, для которых это вообще не масштаб. Стало быть, сводить все к примитивной афере неправильно. У кого-то афера и примитивное авторское честолюбие, а у кого-то – совсем другие мотивы.

Ни Учитель, ни его непосредственные покровители, упомянутые Москалевым, никак не могли бы, например, провернуть спецоперацию, связанную с «Христианским государством» (что мы подробно проанализировали в нашей предыдущей работе). Это в принципе невозможно без участия спецслужб. А ни Учитель, ни Тимакова, ни Мединский не управляют спецслужбами.

В наших предыдущих статьях мы в общих чертах уже отчасти проанализировали глобальные мотивы серьезных игроков, решивших, что г-н Учитель со своим фильмом им нужен. Но и у нас не было исчерпывающего объяснения. Такового нет ни у кого. Однако после двух помпезных премьер в Санкт-Петербурге и в Москве картина, в общем, становится окончательно понятной.

Один из тех православных журналистов, кто поначалу довольно активно участвовал в противодействии «Матильде», а затем начал постепенно сдавать принципиальные позиции, попытался предложить свою версию событий, при этом косвенно полемизируя с нами. Этот автор довольно наивно возражает нам, говоря, что наша ключевая версия, в целом сводящаяся к тому, что коллективный заказчик проекта «Матильда» – то, что обычно называют «либеральной башней» российской «власти», неубедительна, поскольку г-н Кожин сюда явно не относится, входя в ближайшее окружение самого Путина, а последний, согласно нашей же версии (под которой мы и сейчас готовы в полной мере подписаться), никак не может быть заказчиком пресловутого фильма. Такое возражение действительно являет собой верх наивности и вот почему.

Принципиальная поддержка В.В. Путина на президентских выборах, к которой, при всех претензиях к нему, склоняются вменяемые патриоты, не должна застилать наш аналитический взор, мешая адекватно понимать политическую реальность современной России. Последняя же заключается, в частности, в том, что сегодняшний политический режим (о двойственности которого не написал и не сказал только ленивый) есть продукт весьма специфического, советского и постсоветского, элитного пула, который вкратце можно обозначить как либеральное КГБ. Путин как политический феномен (назовем это так) есть продукт тех комитетских элит позднего СССР, которые стремились к демонтажу Советского Союза (как, по их мнению, архаичной и неповоротливой, неспособной к развитию квазиимперии), созданию на его месте современного и модернизированного национально-буржуазного государства по европейскому образцу с последующим «вхождением в Европу». Все двусмысленности современной российской политики связаны с тем, что никакого другого связного политического проекта у нынешних российских элит нет. А это, в свою очередь, является серьезным тормозом в позитивных действиях как самого Путина, так и тех людей из его окружения, которые в принципе не готовы входить в т.н. «цивилизованный мир» ценой дальнейшего раздела страны и готовы пойти дальше других по пути возрождения «державности» (что невозможно без синтетического восприятия лучших достижений всех исторических периодов в развитии России, без полноценного восстановления исторической преемственности).

Понятно, что основу этой преемственности составляет именно православная монархия. По ней и наносится удар проектом «Матильда».

Следует напомнить, что к столетию революции сделаны несколько серьезных кино- и телепродуктов: новая экранизация «Хождения по мукам» А.Н. Толстого; фильм «Демон революции» о Ленине и Парвусе; сериал о Троцком. Не исключено, что и к этим фильмам будет высказано немало претензий, особенно со стороны неосоветской части нашего общества. Однако, при всех возможных претензиях, уже сейчас совершенно ясно, что в перечисленных случаях речь не идет о превращении серьезных тем, связанных с историей и революцией, в откровенный фарс и глумление; как бы ни было, там, судя по всему, имеет место более или менее удачная попытка осмысления интересующих авторов исторических феноменов. При этом отношение авторов к большевизму в целом, видимо, вполне критическое. Однако характерно: никакой попытки всерьез осмыслить феномен «феврализма» (то есть либерализма того времени), который, собственно, и выступил в роли главного разрушителя исторической России, не сделано. Почему бы любимому государству в лице заинтересованных элитариев, вместо «Матильды» не выделить средства на сериал по «Красному колесу»? Ведь главное содержание эпопеи, при всех спорных моментах, как раз крайне ценно именно для нашего времени и абсолютно неоспоримо! Имеем в виду, разумеется, абсолютно убийственный диагноз, который автор поставил либерализму как главному разрушителю российской исторической традиции.

Думается, вполне можно сделать вывод о том, что в осмыслении итогов российской революции нынешние либералы (в том числе и не любящие засвечивать себя выходцы из спецслужб, играющие крайне важную роль в организации политической системы и власти в современной России), по сути – наследники западников-«февралистов» начала 20 века – пытаются окончательно «разобраться», так сказать, с конкурентными проектами. При этом, если большевизм, как можно понять, подвергается более-менее серьезному осмыслению, хотя и критическому, то из монархии нечистыми руками Учителя и К° делают просто какую-то оперетку!

Если вернуться к вопросу об элитах, то совершенно понятно, что говоря о «либеральной башне», следует учитывать, во-первых, все вышесказанное. Во-вторых, нельзя сбрасывать со счетов следующие факторы. 1) Между башнями нет непроходимой границы, само это понятие условно; 2) «Чекизм» в его нынешнем виде вовсе не есть синоним «державности» и патриотизма, ибо комитетские кланы, «сливавшие» СССР, изначально были настроены в антиимперском ключе, будучи носителями либерально-националистического, буржуазного начала, по сути своей серьезно отличного как от исторического, русско-имперского, так и от советского; 3) В условиях сегодняшнего ультиматума, который коллективный Запад предъявляет российским элитам, подталкивая их к сносу «царя» – ВВП (шантажируя угрозой отобрать «оффшорные» состояния), ситуация в целом, как и позиция отдельных политигроков, приобретает все более двусмысленный и «мутный» характер.

Помпезная премьера «Матильды» в Санкт-Петербурге и Москве, продавленная и обеспеченная с использованием высших государственных возможностей, в том числе и силовых, на наш взгляд свидетельствует о том, что «питерские» (в состав которых, помимо профессионалов из спецслужб, входят и просто откровенные либералы) занимают немаловажное место в составе коллективного заказчика проекта. Рискнем предположить, что Путин, как тоже ведь «питерский», в итоге, не особо глубоко вникнув в чуждую ему по природе своей чисто «гуманитарную» проблему, решил, что не стоит того пресловутая «Матильда», чтобы жестко ссориться со «своими». И борьба в элите вокруг проекта, о которой мы говорили в предыдущей работе, закончилась не в нашу пользу.

Не является ли поддержка откровенно слабого, кощунственного и глумливого фильма своего рода инициацией, круговой порукой для участников предстоящей вскоре измены? Серьезные политические игроки, ведущие элитарии, вместе со своей информационной обслугой и совсем одиозными представителями «всей либеральной рати», на первый взгляд, необъяснимо объединились в защите бездарного и пошлого фильма. Объяснить это одним недомыслием, как делает наш коллега, невозможно. В таких сложных ситуациях у разных фигурантов всегда бывают разные мотивы: у кого-то, кто попроще и пониже, быть может, и в самом деле недомыслие, наряду с корыстью, а у кого-то, кто посложнее и повыше – совсем другое. И, вместо того, чтобы защищать и оправдывать этих занимающих высокое положение мерзавцев, честный журналист обязан говорить о них нелицеприятную правду. Иначе принадлежность к нашей профессии теряет всякий смысл и моральное оправдание.

В некоторых предыдущих работах мы уже указывали, что главная проблема Путина сегодня – это в первую очередь не те «несистемные либералы», которые устраивают «навальнинги», а возможная измена людей из собственного окружения, то есть именно то, чего не смог (или не захотел) в свое время преодолеть Царь-Мученик. Не раз уже и мы, и другие авторы проводили параллели с февралем 1917-го. Однако большинство тех, кто это делает, боятся сказать о главном: главная угроза как тогда, так и сейчас – это возможная измена государству (а стало быть, и его главе) самих правящих элит, во всяком случае, весьма значительной их части.

И опять же повторим, что Путин, отталкиваясь от привычного нам еще с советских времен образа «царя-неудачника», очевидным образом считает, что уж он-то в «час Х» не подкачает. Хотя вполне может оказаться так, что «всенародная поддержка» (носящая по определению пассивный характер) в ситуации отнюдь не электоральных, но качественно иных угроз окажется бесполезной (если иметь в виду народ, а не высшие слои общества, у Царя она тоже была), а силовой ресурс, наряду со спецслужбами, вдруг неожиданно не сработает. Не раз уже говорилось, что чем увереннее по видимости чувствует себя носитель власти, тем сильнее бывают реальные угрозы. Это закон всех революций, которых никогда не ожидает тот, кто в данный момент находится у власти. И, как знать, не падет ли бессильной железная воля нынешнего правителя России, на духовно-метафизическом уровне парализованная фактическим попустительством ритуальному глумлению над памятью Святого Царя? А народ, как и в феврале 1917-го, поначалу останется от главных событий в стороне. Ну а потом… 

Владимир Семенко


Возврат к списку