Новости и комментарии

18.09.2021 Иерархи поместных Православных Церквей разоблачили канонический разбой Фанара и выразили поддержку Русской Православной Церкви

13.09.2021 Митрополит Тихон поставил точку в разговорах о его «стремлении к патриаршеству»

13.09.2021 На берегу Чудского озера открыт мемориал святому благоверному князю Александру Невскому

13.09.2021 В Киеве состоялся «молитвенный завтрак»

09.09.2021 Главный суд раввината Израиля вынес решение по теме вакцинации

07.09.2021 Священника, который потребовал раскрыть доходы патриарха, могут лишить сана

06.09.2021 СОСТОЯЛАСЬ ИНТРОНИЗАЦИЯ МИТРОПОЛИТА ЧЕРНОГОРСКО-ПРИМОРСКОГО ИОАННИКИЯ

03.09.2021 В Москве состоится презентация новой книги Владимира Семенко

03.09.2021 Путин высказался о второй версии гибели митрополита Филиппа. В РПЦ с готовностью откликнулись

03.09.2021 Папа Франциск опроверг слухи о своей отставке

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Накануне

Заседание Синода в масках_.jpg

На фото: дистанция между патриархом и клиром все увеличивается?

В последнее время участились разговоры о «трансфере патриаршей власти» в РПЦ. Причем, многими повторяется довольно странная формулировка: «Пресс-служба и PR-отдел патриарха Кирилла практически не пытаются отрицать слухи о его скором уходе с занимаемого поста». Впервые она попалась нам на известном антицерковном сайте «Кредо. Пресс», но возможно, что сначала появилась и где-то еще.

Это действительно странно: с какой стати официальная медиаслужба Патриархии должны опровергать досужие сплетни, не имеющие под собой никаких реальных оснований? Кстати, нам не вполне ясно, что, собственно, по мысли авторов данного примитивного фейка, должно выступать в роли «PR-отдела патриарха»? Никакого официального отдела пиара в Патриархии, как известно, нет. Видимо, имеется виду Отдел по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ, выполняющий много разных функций. Каждый, кто хорошо знает патриарха Кирилла, особенно лично, твердо уверен: этот человек от власти не уйдет никогда; это полностью противоречит его психологии, ключевым жизненным установкам. А Кремль вряд ли станет просить его об этом, поскольку это в принципе противоречит тем не особо замысловатым представлениям о том, что такое РПЦ и что с нею делать, каковые там доминируют.

Понятно, что рано или поздно мы будем иметь нового патриарха, но это может произойти исключительно в силу, так сказать, естественных причин. И поскольку Кремль и Старая площадь полагают, что немедленная «смена караула» в РПЦ сейчас не нужна, то совершенно понятно, что элитная медицина сделает все, чтобы поддержать здоровье Его Святейшества на должном уровне на максимально возможный, неопределенно долгий срок. Видимо, кому-то из числа пишущих о Церкви сильно хочется некой «движухи» вокруг темы, но поскольку ее объективно, по факту нет, то приходится выдумывать. Одна из публикаций, принадлежащая перу небезызвестного С. Бычкова, помнится, так и называлась: «Революционная ситуация» в РПЦ МП обостряется, но революционный взрыв откладывается».

Все разговоры о «ветре перемен» в РПЦ, идущие сегодня, в основном высосаны из пальца. Но поскольку совсем без перемен никакой жизни не бывает, и рано или поздно, как мы сказали, что-то новое точно произойдет, то самое время попытаться бросить какой-то аналитический взгляд на нашу церковную реальность в ее, так сказать, номенклатурно-кадровом аспекте. Во-первых, про изоляцию патриарха. С медицинской точки зрения, все объясняется, на первый взгляд, просто. Патриарх, насколько нам известно, действительно привился от коронавируса, причем, как утверждается, какой-то вакциной иностранного происхождения, и не один раз, однако, как показывают анализы, антитела у него отсутствуют. Такое, хотя и редко, но случается. Поэтому изоляция неизбежна. Однако есть мнение, что изоляция носит «добровольно-принудительный» характер. Недавнее заявление второго человека в РПЦ, небывалым ранее образом совмещающего две ключевые должности – митрополита Дионисия, которое, по замыслу, видимо, должно было, как-то нейтрализовать, опровергнуть эти слухи, в действительности лишь способствовало их усилению. Владыка выразился в том плане, что «оставаться в своей келье» патриарха Кирилла побуждает «не строжайший запрет, но строжайшая просьба». Если присовокупить к этому то, что «келья» находится в «Скиту Александра Невского» под Переделкино (то есть вблизи официальной резиденции патриарха), который очевидным образом представляет собой никакой не скит, а просто спецобъект, находящийся под неусыпным контролем (виноват, охраной) ФСО, то высказывание уважаемого владыки звучит довольно двусмысленно.

Как бы там ни было, но патриарх в силу вышеизложенных причин, сейчас, конечно, не лишен реальной власти, но сильно ограничен в своих действиях, что не может не оказывать на него угнетающего воздействия, особенно с учетом его необычайно живого и подвижного характера. А в подобных условиях всегда рано или поздно, в тех или иных формах начинается «движуха» кланово-номенклатурного характера.

С этой точки зрения, если говорить о реальности, то в РПЦ сейчас существуют, как видится, два центра притяжения. Во-первых, это уже упомянутый управделами РПЦ и главный викарий Москвы митрополит Дионисий, сосредоточивший в своих руках немалую реальную власть. Именно он по должности призван решать кадровые вопросы, и было бы странно, если бы он делал это, опираясь на «чужих» ему людей. Конечно, все ключевые высшие должности в иерархии заняты в основном людьми патриарха, но понятно, что эти люди тоже думают о будущем. А вот епископат, так сказать, «среднего звена» все больше наполняется людьми, абсолютно послушными тому, кому они и официально должны подчиняться. Ну, после патриарха, конечно. Управление делами – это и есть структура, занимающаяся церковными кадрами. Подобно секретариату ЦК в ВКП(б), когда его возглавил Сталин еще при жизни Ленина… Правда, будучи, с аппаратной точки зрения, почти идеальным «преемником» (к тому же продвинутым на свою должность явно не по инициативе патриарха Кирилла, хотя, разумеется, с его согласия), митр. Дионисий обладает одним существенным недостатком: у него изначально практически нет своей команды. Но в его положении это, как говорится, дело наживное…

Второй центр – это т.н. «группа четырех» (есть и более жесткие определения, которые мы не хотим здесь использовать): зам. управделами епископ Савва (Тутунов), зам. председателя ОВЦС протоиерей Николай Балашов, В.Р. Легойда и неформально возглавляющий сию группу митрополит Иларион (Алфеев). Эти люди обладают немалым влиянием, опытом, аппаратным весом и, самое главное, реальными возможностями. Именно они порой претендуют на ключевую роль в решении как кадровых, так и имущественных вопросов в нашей Церкви. Правда, вопрос общецерковной эффективности здесь остается по меньшей мере открытым. Так, действия митр. Илариона в той же Британии и на Украине вызывают, говоря мягко, немало вопросов и критических замечаний. Но на его стороне – медийная известность и видимое всем негласное «назначение» человеком № 2 в иерархии, что со стороны Кремля (не говоря уже о патриархе Кирилле) в последнее время обозначено немалым числом разного рода высоких наград.

Итак, «традиционные» аппаратные возможности против (преимущественно) «пиара» и медиараскрутки. Есть, конечно, еще митр. Тихон (Шевкунов) – человек, который не раз имел возможность продемонстрировать свою дееспособность как созидатель, очень эффективный реализатор разнообразных и ценных церковных проектов. Однако он, как нам хорошо известно, всегда отрицал и отрицает наличие у него каких-либо патриарших амбиций. Все разговоры о нем как о «преемнике» и «духовнике Путина» - остаются исключительно на совести тех, кто их ведет. Как и популярная схема, в которой он противостоит либералу и экуменисту митр. Илариону как представитель «консервативной партии». Что же до оживившихся сейчас разговоров о том, что оба они «демонстрируют свою лояльность властям» через «ковидную» тему, якобы уже «вступив в гонку претендентов», призывая всех к вакцинации, то это такой детский сад, обсуждать который всерьез никак не возможно в контексте серьезной аналитики. Как и «предложение» выдвинуть в качестве «преемника» митрополита Онуфрия. Для того, чтобы наше церковное сообщество выглядело хотя бы так, как на Украине, нужно ту политическую ситуацию и тот народ (а не одного лишь владыку Онуфрия) перенести сюда, а это, как понятно, практически невозможно.

Между тем немаловажный вопрос заключается в том, что скажет в час «Х» архиерейский корпус, сильно уязвленный теми унижениями, которым эти очень разные и небесталанные люди были подвергнуты и продолжают подвергаться во время «понтификата Кирилла». Разговоры о том, что патриарх Кирилл нынешний архиерейский корпус «формировал под себя», не идут к делу, поскольку мы сейчас ведем речь о том, что будет потом, когда вопрос о преемнике встанет уже реально. Архиереи не могут не понимать, что если они сейчас не выдвинут из своей среды «своего» кандидата, с которым им было бы жить и договариваться гораздо проще, то потом с ними уже вообще перестанут считаться. Для них (как, впрочем, и для всех нас) близок «момент истины». Насколько архиерейский корпус (в котором, конечно же, есть и не совсем простые люди, обладающие немалыми связями «во власти») способен проявить себя в лучшем смысле этого слова, покажет ближайшее будущее. Недавняя «тихая фронда», когда восемь архиереев приняли участие в Крестном ходе в Екатеринбурге на день памяти Святых Царственных Мучеников, несмотря на его запрет властями и официальную отмену, свидетельствует о том, что какое-то движение в этом направлении вполне может начаться.

Владимир Семенко

Публикуется в авторской редакции. В сокращении см. здесь




Возврат к списку