Новости и комментарии

18.09.2021 Иерархи поместных Православных Церквей разоблачили канонический разбой Фанара и выразили поддержку Русской Православной Церкви

13.09.2021 Митрополит Тихон поставил точку в разговорах о его «стремлении к патриаршеству»

13.09.2021 На берегу Чудского озера открыт мемориал святому благоверному князю Александру Невскому

13.09.2021 В Киеве состоялся «молитвенный завтрак»

09.09.2021 Главный суд раввината Израиля вынес решение по теме вакцинации

07.09.2021 Священника, который потребовал раскрыть доходы патриарха, могут лишить сана

06.09.2021 СОСТОЯЛАСЬ ИНТРОНИЗАЦИЯ МИТРОПОЛИТА ЧЕРНОГОРСКО-ПРИМОРСКОГО ИОАННИКИЯ

03.09.2021 В Москве состоится презентация новой книги Владимира Семенко

03.09.2021 Путин высказался о второй версии гибели митрополита Филиппа. В РПЦ с готовностью откликнулись

03.09.2021 Папа Франциск опроверг слухи о своей отставке

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

О послушании властям

Иосиф Волоцкий, преп_.jpg

На фото: великий основатель древнерусской монархической теории преподобный Иосиф Волоцкий никогда не учил о безоговорочном подчинении любой «власти»

В связи с коллизиями последнего времени (добровольно-принудительная «вакцинация» и т.д.) вновь становится актуальным вопрос о власти, о том, как нам выстраивать наши отношения с политическими «элитами», то есть с людьми, принимающими в государстве ответственные решения, напрямую касающиеся всех нас.

С точки зрения гражданско-правовой здесь в принципе нет никакой проблемы. Поскольку именно мы, народ России, согласно действующей Конституции, являемся источником власти и суверенитета нашей страны (ст. 3, п. 1), то в случае, если субъект власти не удовлетворяет нас своими действиями, мы имеем полное конституционное право сменить этого субъекта на такого, который будет нас удовлетворять, через институт выборов. Поскольку не только двухпалатный парламент, но и целый ряд высоких начальников из числа представителей исполнительной власти в нашей стране, причем как на местном, так и на федеральном уровне, не назначаются, а избираются народом с периодичностью, установленной Конституцией и соответствующими Законами. В промежутках же между выборами народ имеет право воспользоваться другими своими конституционными возможностями, включая право на свободу митингов и собраний (ст. 31) и т.д.

Однако в православно-патриотической среде немало таких, кого интересует не столько Конституция, имеющая в нашей стране, как известно, сугубо светский характер, сколько собственно православное учение о власти, как оно представлено в Священном Писании и Священном Предании. Одним из ложных стереотипов является здесь традиционная опора на неточный синодальный перевод Рим. 13, 1-6, который, хотя и допускает сам по себе неоднозначную трактовку, часто трактуется в духе полного и безоговорочного «послушания» любым реально существующим начальникам.

В действительности известное выражение, которое по-церковнославянски звучит как «Несть бо власть аще не от Бога» (церковнославянский текст, как известно, наиболее близок к древнегреческому подлиннику) в дословном, правильном переводе на современный русский язык звучит как «Не есть власть, если она не от Бога», то есть никакого нарочито «верноподданного» смысла в этих словах апостола нет. По сути святой апостол Павел говорит здесь о том, что земные власти могут быть либо от Бога, то есть учрежденными при посредстве самой воли Божией, либо попущением Божиим. В последнем случае Бог лишь терпит их, но сам по своей воле их не учреждает, не дарует людям и, стало быть, не несет никакой ответственности за них как исключительное дело рук человеческих. То есть, иными словами, в конечном счете власти могут быть законными пред Богом и богоборческими.

Уяснить правильность такого понимания нам помогает святоотеческая трактовка. Наиболее известным является толкование святителя Иоанна Златоуста, который подчеркивает, что в Рим. 13, 1-6 святой апостол Павел говорит не о том, что «от Бога» происходит всякая реально существующая «власть» (то есть, говоря по-современному, государство, политический режим и т.д.), но лишь самый институт власти, необходимый для поддержания порядка в жизни людей. «Неужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то говорю я, отвечает (апостол). У меня теперь идет речь не о каждом начальнике в отдельности, но о самой власти». Святитель поясняет свою мысль, проводя аналогию с богоустановленностью института брака. Бог благословил брак еще в раю, когда люди были безгрешны. Но это вовсе не означает, что богоугодными и богоустановленными являются любые брачные отношения между людьми, поскольку «мы видим, что многие вступают в брак с дурным намерением и не по закону брака, и этого мы, конечно, не можем вменить Богу». (Беседы на послание к Римлянам. Беседа 23). Если стремиться быть совсем понятным для современных людей, то можно сказать здесь, что, например, то, что сегодня называют «гражданским браком», никак не может считаться благословленным Богом, поскольку Бог благословил именно брак, а не условно узаконенный разврат. Возвращаясь к проблеме власти, следует сказать, что подобно тому, как люди злоупотребляют брачными отношениями, нарушая заповеди, история знает массу примеров, когда те или иные «начальники» злоупотребляли своею властью, становясь тиранами, и никак нельзя возлагать на Бога ответственность за это несомненное зло.

Из известных авторитетных толкований крайне важно и толкование Блаженного Августина, который пишет, что «при отсутствии справедливости» государства являют собой ничто иное, как «большие разбойничьи шайки, так как и сами разбойничьи шайки есть ничто иное, как государства в миниатюре. И они также представляют собой общества людей, управляются властью начальника, связаны обоюдным соглашением и делят добычу по добровольно установленному закону. Когда подобная шайка потерянных людей возрастает до таких размеров, что захватывает области, основывает оседлые жилища, овладевает городами, подчиняет своей власти народы, тогда она открыто принимает название государства, которое уже вполне усвояет ей не подавленная жадность, а приобретенная безнаказанность» («О граде Божием», кн. 4, гл. 4).

Следует отметить, что по данному вопросу имеется то, что в патристике именуется «согласие отцов», и мы не приводим здесь другие примеры лишь в силу ограниченности объема этой небольшой статьи.

Итак, с точки зрения Священного Писания и Священного Предания, этих двух краеугольных камней, на которых стоит Церковь, подлинная власть есть ни что иное как служение Богу. «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13, 4). Абсолютно аналогичный смысл находим и в другом ключевом тексте НЗ, касающемся власти – в 1 Пет. 2: 13–17.

Невозможно не привести и суждение великого основателя древнерусской монархической теории преподобного Иосифа Волоцкого. В своем главном сочинении «Просветитель» он формулирует необычайно стройное и логичное учение о власти и о послушании ей. По мысли преподобного, «святость», божественное происхождение царской власти, власти «удерживающего», находит свое проявление прежде всего в защите веры («Просветитель», слово 13); между тем власть государя очевидным образом теряет свою божественную санкцию, если ее носитель вступает на неправедный путь: «Царь есть Божий слуга, для милости и наказания людей. Если же царь царствует над людьми, а над ним самим царствуют скверные страсти и грехи: сребролюбие и гнев, лукавство и неправда, гордость и ярость, злее же всего неверие и хула, такой царь - не Божий слуга, но дьяволов, и не царь, но мучитель… И ты не слушай царя или князя, склоняющего тебя к нечестию или лукавству, даже если он будет мучить тебя или угрожать смертью. Этому учат нас пророки, апостолы и все мученики, убиенные нечестивыми царями, но не покорившиеся их повелению. Вот как подобает служить царям и князьям» («Просветитель», слово 7). И далее преподобный Иосиф приводит многочисленные примеры из византийской истории, когда народ свергал императоров, которые своей жестокостью и нечестием переполняли чашу его терпения. Хотя сам автор «Просветителя» никого свергать, разумеется, прямо не призывает. Впрочем, современникам был абсолютно понятен контекст. Ведь все знали, какую роль сыграл этот великий святой в ниспровержении ереси «жидовствующих», в определенный момент поддержанную высоким представителями как светских, так и духовных элит.

При этом преподобный прямо говорит, что царю следует служить не «духовно», но лишь «телесно», исполняя его предписания, но не воздавая божеских почестей, подобающих лишь одному Богу. Итак, согласно пониманию преподобного Иосифа Волоцкого, развивающего учение святого апостола Павла, «святость» царской власти относится прежде всего к ее происхождению и к ее функции, а отнюдь не к личному достоинству царя как таковому: власть дана государю не для самоуправства и мучительства подданных, но для служения Богу: «Царь есть Божий слуга, для милости и наказания людей» (власть государя как богослужение, осуществляемое при помощи «меча», то есть необходимого в таком деле аппарата принуждения). Если же верховный носитель власти, царствуя над своими подданными, забывает о том, что над ним самим царствует Господь, начиная служить не Богу, но своим грехам и страстям, то такой властитель, переставая быть угодным Богу, уже не может требовать и повиновения себе подчиненных ему людей. Праведность же подданных заключается в беспрекословном повиновении богоугодному государю и противлении тому властителю, который изменяет «богослужебной» природе власти. (Подробный богословский анализ проблемы со всем необходимым научным аппаратом см. в нашей статье «О сакральной власти»).

Таким образом, свойственное некоторым современным «патриотам» представление о том, что любая наличная на земле «власть» почти что сакральна по определению, и христианский долг членов Церкви состоит в беспрекословном подчинении ей, явно противоречит святоотеческому пониманию, основанному на адекватном толковании богодухновенного текста Священного Писания.

Владимир Семенко

Источник




Возврат к списку