Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

О вразумлении

Коронавирусный поп_.jpg

Сейчас в сети идет дикая свистопляска, агрессивная информационная атака на тех православных людей, клириков и мирян, кто протестовал и продолжает протестовать против закрытия храмов для прихожан, как специально, «случившегося» на Страстную и Светлую седмицу. Тут как раз кстати и всякие случаи, когда массовое заражение как бы "коронавирусом" охватывает самые консервативные монастыри и таких же священников. Кампания носит явно спланированный характер. Всякого рода либеральные писаки от православия словно только и ждали этих заражений, будучи наготове. Никакие рациональные доводы, никакие ссылки на ученых медиков, на очень низкий процент заражений и проч. здесь, разумеется, не действуют. Но если процент заражений в сакральных центрах Церкви и среди духовенства действительно выше, чем в среднем по стране, то это естественным образом заставляет задуматься о причинах.

Воинствующий либеральный взгляд на Церковь как источник заразы (причащают они, видите ли, всех одной лжицей и проч.) можно вынести за скобки. Но ведь и лоялистская (по отношению к тем епископам, которые запрещали идти в храмы, а таковы далеко не все из них) позиция части православных насчет того, что от вируса никакая молитва не спасает, а вы, «ревнители», все пребываете в гордыне и прелести, недалеко ушла от этой коллективной либеральной невзоровщины (она же кураевщина).

Сейчас все обсуждают прочувствованный и длинный (в нескольких частях) пост нового ректора МДА еп. Питирима (Творогова), обвиняющий ревностных православных, якобы заставивших наместника открыть Лавру на Страстную и Пасху. Вы не жалеете своих отцов, духовников, пишет он, подвергаете их опасности, приходя больными на службу. Это все довольно странно в свете того, что сам же епископ Питирим утверждает, что заражение в Лавре пошло вовсе не от прихожан, а от одного из хористов. Эти и другие странности вокруг «коронавирусного мора» в Церкви порождают небезосновательную, на наш взгляд (хотя и недоказуемую), версию о том, что монастыри и отцов заражают специально.

Так это или нет, мы не знаем. Но, думается мне, что все участники спора в той или иной степени, каждый по-своему, игнорируют или недостаточно учитывают чисто духовный аспект происходящего. Имеет место целенаправленное заражение или нет, неизвестно. Но ведь Господь зачем-то это попускает! Понятно, что еп. Питирим вместе с "Правмиром" и «лоялистами» радостно скажет, что для вразумления ревнителей. На выходе здесь имеет место простая мысль, что все должны подчиниться мировому глобалистскому проекту под названием "коронавирус" и не высовываться со своей верой. На наш взгляд, это логика отступников, более или менее искренних.

Парадоксальным образом скажем (формулируя не свою мысль, которая, однако, представляется нам небезынтересной), что возможно, речь действительно стóит вести о вразумлении от Господа, только совсем не таком, как представляется либералам и их группе поддержки.

Почему заражение проникает в такие обители и приходы, которые являются наиболее консервативными, как бы цитаделью Традиции? (Правда, заметим для начала, что не только в них). Ведь монахи той же Киево-Печерской лавры – убежденные противники церковного модернизма и прочих нынешних безобразий. Так-то оно так, да только все эти (и другие) убежденные традиционалисты в нашей Церкви, будучи часто людьми весьма высокой молитвенной духовной жизни, ревностными поборниками Традиции, добродетельными и деятельными пастырями, в подавляющем большинстве проявляют полнейший сервилизм и покорность по отношению к тем высшим иерархам РПЦ, что все эти годы проводят курс, резко идущий в разрез с самим духом (а часто и буквой Православия). У меня достаточный круг общения как с архиереями, так и с «простыми» священниками и монахами. Со многими отношения вполне доверительные. В «своей» среде, в частных беседах подавляющее большинство из них о нынешнем «правлении» в РПЦ высказывается весьма нелицеприятно. Но все это не выходит за рамки частного общения.

Все они (за ничтожным исключением) с полной внешней покорностью (хотя многие и с немалым внутренним раздражением) смирились с Гаванским беспределом (когда были грубо нарушены даже права Архиерейского собора и принят вопиющий экуменический документ, подписанный нашим православным Патриархом совместно с лидером латинских еретиков, попирающим христианскую веру даже с точки зрения ревностных католиков); были готовы согласиться с участием в Критском беззаконном «соборчике»; при всем внутреннем неприятии никак не протестовали против откровенной экуменической политики церковных «верхов» и против беспрерывных попыток модернистских реформ в Церкви. Это (при всем уважении) исповедники без исповедничества, поборники Традиции, боящиеся сказать слово вслух «поперек начальства», покорно принимающие попрание их собственных канонических прав, да и самой веры. Притом, что, в отличие от мучеников древности и недавних времен богоборческого террора, они могут рисковать не жизнью и не свободой своей, а лишь только карьерой. И немногие голоса в защиту этой самой православной Традиции принадлежат, увы, не им, долженствующим быть пастырями вверенного им стада верных, а лишь немногим из числа «овец».

Нельзя ли понимать нынешнее «моровое поветрие» среди этих ревностных пастырей как напоминание свыше о том, что защита веры для подлинных пастырей всегда должна быть более приоритетной задачей, чем пресловутое «послушание» властям предержащим, как светским, так и церковным? Быть может, Господь вразумляет лучших, тех, кого еще можно вразумить, в ком жива совесть, побуждая их, наконец, к тому, чтобы проявить свою ревность на практике (разумеется, строго в рамках святых канонов), а не только в кухонных разговорах? Впрочем, это всего лишь мнение.

Что же до «православных» истериков, которые, похоже, вслед за либералами искренне уверены, что физическая смерть (все равно неизбежная для каждого из нас) – более страшная вещь, чем ад и предательство Христа, то полемика с таковыми представляется нам столь же неинтересной, как и разговор с Невзоровым и Кураевым.

Владимир Семенко




Возврат к списку