Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Как нам возродить соборность?

Моргун диакон евгений_.jpg

Цель этой статьи, являющейся продолжением работ автора по теме современного состояния Русской Православной Церкви, — пояснения о том, как и в какой форме начинать официальный диалог с пастырями и архипастырями от лица их «словесных овец», вверенных им Богом для спасения. Необходимость такого диалога продиктована осуществлением на деле идеалов соборности и является формой «обратной связи» в иерархической церковной системе. Иными словами, таким образом на практике выявляется рецепция (принятие или отвержение) решений архиереев и их соборов на уровне приходов и монастырей.

Для начала, учитывая непростую ситуацию, сложившуюся в церковном православном сообществе — причем, не только в области дисциплинарной, но наиболее в догматической, предлагается форма вопросов, которые задаются архиерею от лица приходского либо монастырского собрания. При этом необходимо соблюсти необходимую официальную «оболочку», с подготовкой и проведением приходского (монастырского) собрания, ведением протокола собрания с рассмотрением соответствующего обращения в повестке дня, обсуждением и голосованием, и т. п. Данная форма не является чем-то новым, она предусмотрена Уставом РПЦ (см., напр., Гл. XVII, § 4 «Приходские собрания»; Глава XVIII, п. 8 и др.).

Почему необходима именно такая форма ведения официального диалога? Эта необходимость коренится как в экклезиологических началах приходской жизни, так и в деталях уже сложившегося церковного документооборота. Вспомним, что совсем недавно по указанию Киевской митрополии в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата были проведены приходские и монастырские собрания, которые призваны были подтвердить приверженность общин к юрисдикции УПЦ МП. Теперь речь идет о том, что при соблюдении требуемой формы необходимо сконцентрироваться на истинных причинах событий — на исповедании веры и нарушениях в этой области. Прямой и непосредственной целью в данном случае является рассмотрение епархиальным собранием данных вопросов и составление обращения к Поместному Собору РПЦ, причем архиерей, опираясь на епархиальную комиссию, официально представляет данные решения на Священном Синоде и Архиерейском Соборе, инициируя деятельность по созыву Собора Поместного.

На сегодняшний день в церковном сообществе довольно часто случаются ситуации, когда верующим из разных приходов предлагается подписывать некие обращения и письма к архиереям, патриарху, синодам и проч. Но формат таких обращений, когда на одном листе представлены подписи верующих не только из разных приходов, но и из разных епархий — например, на крестном ходе — не является для архиереев официально значимым, и, следовательно, отвечать на эти письма они не считают своей обязанностью, воспринимая их в лучшем случае как материал для ознакомления.

Для пояснения приведем отрывок из статьи известного в Греции и за ее пределами проповедника протопресвитера Константина Стратигопулоса «Все мы хотим бороться за сохранение чистоты Православия. Но оружие нашей борьбы должно быть православным и никаким иным».

«<…> Я знаю, что вы почитаете Церковь, но иногда вы Её не знаете. Я приведу вам один очень наглядный пример, чтобы вы поняли на практике, на одном очень актуальном примере, как действует наша Церковь.

Несколько дней тому назад некто прислал мне на мобильный телефон сообщение, где говорилось следующее: «Отец Константин, мы с женой сейчас находимся на экскурсии в Метеорах, и в одном женском монастыре мне говорят: «Подпиши этот текст против Патриарха». Что мне делать? Да или нет?»

Я не знаю, что бы ответили в такой ситуации вы, но что бы вы ни ответили, да или нет, и то, и другое было бы ошибкой. Было бы ошибкой «да», и было бы ошибкой «нет», если не думать по-церковному. Я привожу вам это в качестве примера, в качестве упражнения, чтобы вы поняли, что это значит. Поймите, наша Церковь — это не протестантизм, где каждый поднимается и говорит свое мнение, и не Ватикан, где народ лишен права голоса и не может говорить. Монолитность, эгоизм — это пережиток Ватикана, а пережиток бунтовщичества, анархии — когда каждый говорит то, что хочет, и на этом всё. Наша Церковь действует иначе. Я привожу вам этот конкретный пример, потому что так обстоят дела сегодня.

Итак, нам говорят: мы собираем подписи против Патриарха. В этом случае я не буду думать, дружу я с Патриархом или нет, ничего подобного… я подумаю о Церкви. И мой первый вопрос будет таким: кто дает тебе этот текст на подпись? Он отвечает мне: «Монастырь». Почему? У монастыря есть своя братия, монашествующие. Если у монастыря с игуменом есть какие-либо возражения [против Патриарха], то монастырская братия должна изложить их в письменном виде и подать этот текст, обратите внимание, не Патриарху — послушайте сейчас, как нужно поступить по-православному.

Монастырская братия, если вся братия согласна по этому вопросу — без принуждения и угроз с чьей-либо стороны, — если вся братия согласна и разделяет единое мнение (это очень важно), и они протестуют против Патриарха по какому-либо вопросу, то они имеют право (вы видите, мы — это не Ватикан) выступить против Патриарха. Как? Сначала все они должны прийти к согласию. Сначала вся братия монастыря. А ты не входишь в ее состав. Разве ты член такого-то монастыря в Метеорах? Конечно же, нет. Какое отношение ты имеешь к их братии?

Ты являешься прихожанином своего храма, и свой голос ты можешь выразить через свой приход и через свою Митрополию. Итак, если эти монахи/монахини что-то имеют против Патриарха, пусть они напишут текст — всё, что они хотят; наша Церковь никого не осуждает и не называет еретиком за то, что он высказал свое мнение по какому-нибудь вопросу. У нас нет никакого папы. Наша вера — Православие. Есть ли у них право судить действия Патриарха, ошибочны они или нет? Об этом будет судить Церковь. Они не имеют права судить, но они имеют право сказать. Обратите на это внимание: мы должны действовать по-православному.

Как они должны высказать свое мнение? Без криков и без сбора подписей. Сколько там у них монахинь? Тридцать? Значит, и подписей будет тридцать. И не нужно собирать народ со всех окрестностей, от Пелопоннеса до Трикалы и Северной Греции, чтобы взять как можно больше подписей и таким образом показать свою силу. Это мирская система, когда мы показываем нашу силу количеством подписей. Это ошибка! Так монастырь попадает в ловушку.

Итак, самый первый шаг. Пусть сестры напишут свое мнение, если все они согласны, и пусть они выслушают точку зрения даже самой последней монахини, так? Чтобы по таким серьезным вопросам было полное согласие. А куда они должны написать, куда отправить свое обращение? Своему епископу. Они же принадлежат какой-то митрополии, не так ли? Должен же быть епископ в этом районе. Они его презирают? Он получит их послание, и, по долгу епископа, согласен он или нет, напишет письмо в патриархию, чтобы сообщить о поступившем к нему обращении.

Вопрос нужно решать в духе церковности. И, конечно, если эта митрополия принадлежит непосредственно Элладской Церкви, то обращение попадет сначала в Элладскую Церковь, а оттуда — в патриархию. Все должно происходить в определенном порядке, по определенному чину, чтобы мы проверили себя должным образом. И я сказал этим ребятам: «Не подписывайте, конечно. Но если у вас есть какие-то протесты в отношении патриарха или любые другие вопросы, вы можете поговорить с вашим приходским священником о том, чтобы написать письмо вашему епископу, епископ по долгу службы направит его в Священный Синод, а оттуда оно попадет в патриархию». Такая вот история. Разве это настолько страшно?

Мы не должны забывать о Церкви, потому что тогда мы станем протестантами: каждый говорит все, что хочет, с криками и воплями. Каждый человек волен высказать свое мнение, никто его за это не осудит. Наоборот, я похвалю его за это (прав он или не прав, в любом случае), что он осмелился сказать правду так, как он ее видит, даже если мы в итоге поймем, что его мнение было ошибочным. Церковь не будет ругать тебя за то, что ты ошибся. Однако ты получишь порицание, если будешь действовать как самочинное сборище[1].

Если вы знаете каноны нашей Церкви, самочинное сборище, или парасинагога, называется еще и другим церковным термином: τυρεία[2]. Это самое худшее. Это разделение Церкви. Некоторые собираются, по пять-десять человек, принимают свое собственное решение и передают его народу с большим шумом. Это никуда не годится.

У нас тут с вами не самочинное сборище. Мы — чада нашей Церкви. Запомните правила, которые вы должны соблюдать, чтобы находиться в послушании Матери-Церкви. С одной стороны, никто не лишает вас права голоса, а с другой, — вы не должны превращаться в парасинагогу, чтобы собиралось по десять человек. Каких человек и откуда? Один или два года тому назад происходило следующее: собралось около четырехсот иереев, очень известные имена, которые хотели выразить свой протест; они написали текст против числа 666. А кто такие вы? Вы все принадлежите к одной Поместной Церкви, но к разным приходам и митрополиям. Кто вы и откуда? И почему вы собрались? Как вы могли собраться со всех частей Греции и подписывать [документ от имени этого монастыря]? Разве в Церкви такая система?

Запомните все, сказанное выше, чтобы не стать жертвами самочинных сборищ. Может быть, вопросы, которые они поднимают, являются актуальными и важными. Никто не выступает против рассмотрения важных вопросов. Но я выступаю против парасинагог — и теперь мы вернемся к вопросу о богодухновенности, — потому что в результате теряется благодать Святаго Духа, и вступает в действие наш эгоизм. Мы оставляем Церковь. У кого есть богодухновенность? У Церкви, у тела Церковного. Откуда возникло Священное Писание? Его источником является Церковь. Где жили святые Апостолы? Они жили в нашей Церкви. Высказывая свое мнение, они продолжали подчиняться Церкви; некоторых из них даже изгоняли. Но потом, диахронически (Церковь всегда испытывает все временем) их правота была доказана, несмотря на несправедливое изгнание, которое они претерпели. И они были признаны Богоносными Отцами нашей Церкви. <…>»

В целом написанного о. Константином достаточно, чтобы уяснить себе данный вопрос. Дело, как всегда, за практикой. А вот на практике необходимы не только понимание того, как и что делать, но и решимость вести дело. Трезво оценивая ситуацию, нужно признать, что наши общины в своей массе не готовы всерьёз взяться за подобные действия по осуществлению на практике принципа соборности, о котором мы возглашаем в Символе веры: «Верую во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь».

Требуется затратить немало времени и сил, сохраняя трезвомыслие, обращая внимание на то, что подобная деятельность — это также и проповедь для внешнего, враждебного Церкви мiра. Однако руководствоваться необходимо вполне очевидной истиной, что наши усилия в деле сохранения чистоты исповедания веры Христовой должны предприниматься каждым членом Церкви на своём месте в целях спасения, а потом уже, будь на то Промысл Божий, эти усилия приведут и к изменению ситуации — «диахронически», по выражению о. Константина. Так исторически и происходит рецепция решений. Процитируем ещё высказывания из его статьи.

«…Всё, что касается Церкви — это не игрушки. В Церкви всё происходящее проверяется диахронически — с течением событий. И я расскажу вам сейчас о том (пусть даже просто для информации), что способ диахронического контроля (то есть, проверка временем) имеет очень большое значение. Почему я это подчеркиваю?

Наша главная цель — чтобы вы усвоили и научились применять в жизни две важные вещи. А именно, вы должны понять, что такое Церковь и что такое богодухновенность, потому что все мы предназначены для того, чтобы быть облагодатствованными и вдохновленными Духом Святым.

Богодухновенность заключается в том, чтобы мы жили в благодати Святого Духа и, кроме того, знали еще две важные вещи, чтобы при любой попытке оскорбления, осмеяния, противостояния и отчуждения Истин нашей Церкви, мы могли бы дать правильный ответ.

Вы знаете, дело не в том, чтобы кого-то убедить; просто нужно, чтобы мы отвечали за свои слова и имели необходимые знания (хотя бы мы, лично), а также имели бы твердую уверенность в том, как следует поступать.

Мы будем свидетельствовать об Истине независимо от того, примут наше мнение или нет: и Господь наш Иисус Христос, Солнце правды, говорил слово истины, а его распяли…»

Диакон Евгений Моргун

Продолжение следует



[1] Парасинаго́га или самочинное сборище (греч. παρασυναγωγή от греч. πᾰρά — рядом и греч. συνᾰγωγή — собрание.

[2] Дословно переводится «интрига, скандал».




Возврат к списку