Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

В помощь к умно-сердечной молитве в храме и дома

молитва - 2_.jpg

«Когда святые отцы говорят о сердце, то и трудно, не имея личного опыта, разуметь, что именно они тут разумеют», – говорит нам один из церковных писателей схимонах Иларион. (2) «Где отзывается и чувствуется печаль, радость, гнев и прочая, там сердце... Сердце телесное есть мускулистый серчак-мясо... но чувствует не мясо, а душа, для чувства которой мясное сердце служит только орудием, как мозг служит орудием для ума» (3)…

По выражению одного из святых отцов Православной Церкви святителя Григория Паламы, сердцем мы называем внутреннейшее тело тел (4). «Сердце – внутреннейший человек, или дух, где самосознание, совесть, идея о Боге с чувством зависимости от Него всесторонней, вся духовная жизнь вечно-ценная» (3). Сердце, как говорят медики, полый мышечный орган, находящийся, не как думают многие, слева, а в центре груди, наполненный кровью и воздухом, обеспечивающий ток крови в кровеносной системе человека. Также медики нам говорят, что ум, находящийся в головном мозгу человека, есть познавательные и аналитические способности человека. Из начального богословского курса, который нам преподавали в воскресных школах для детей и взрослых, мы знаем, что человек трехсоставен, то есть состоит из Тела, Души и Духа, то есть верхней части души, как раз и находящейся в сердце, или той Божественной энергии, посредством которой и зачинается человек. Родители радуются, когда растет ребенок, православный ребенок становится взрослым и осознает, что необходима таинственная сила в его жизни. Тогда и начинается понимание Божественного Промысла о себе, идет совершенствование молитвы, которая соединяет все составы и укрепляет внутренний жизненный стержень, люди молятся за себя и за близких или любимое дело своей жизни. В начале истории Церкви было сердечное восприятие христианином происходящего вокруг: «Начальный период истории христианства характеризуется чрезвычайным обилием харизматических явлений. Это было время, когда каждый верующий мог видеть и осязать дары христианства и чувствовать в самых реальных формах земной жизни движение Промысла Божьего. Этим объясняется то характерное явление, что для первых христиан евангельское спасение было не столько делом ума, сколько фактом реальной жизни» (5).

Но, чем дальше мы отходим во времени от Рождества Христова, тем больше религиозный подъем среди верующих охлаждается; сейчас в большинстве своем люди не верят в Бога, и стали в связи с прогрессом полагать себя даже сильнее ангелов. Молитва не нужна большинству, ему необходимо знание, а с развитием информатики человечество уже живет в нескольких измерениях мира. В истории Церкви и в настоящее время можно заметить, что преобладание ума больше свойственно западному христианству, как то католицизму и протестантизму, а мистическая молитва, направленная к сердцу, более присуща восточному христианству, то есть, Православию.

Итак, давайте начнем с библейского учения, а затем обратимся к его продолжению – святоотеческому представлению о сердце. Вообще в Библии слово «сердце», встречается 591 раз в Ветхом Завете и 155 раз в Новом. (Сюда мы включаем более 150-ти производных от него слов). Может быть, некоторые случаи ветхозаветного употребления слова «сердце» и не вполне соответствуют нашему современному пониманию, но и оставшиеся свидетельствуют о сердце, как в Новом, так и в Ветхом Завете, как о главном понятии в жизни человека. Именно сердце стоит на первом месте в заповеди любви к Богу: Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими (Втор. 6, 5). Это же подтвердил нам Сам Господь: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всем разумением твоим (Мф. 22, 37), (Мк. 12, 30; Лк. 10, 27). К Богу необходимо, вероятно, стремиться сердцем: Всем сердцем моим ищу Тебя (Пс. 118, 10); в сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою (Пс. 118, 11); потеку путем заповедей Твоих, когда Ты расширишь сердце мое (Пс. 118, 32). Доминирование сердца приводит даже к противопоставлению его уму: Надейся на Господа всем сердцем твоим и не полагайся на разум твой (Пр. 3, 5). Однако сердце главенствует не только в добром, но также и в плохом смысле: Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления: это оскверняет человека (Мф. 15, 18-20); извнутрь из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства (Мк. 7, 21). В Ветхом Завете высказывания о сердце неоднократно имеют негативный смысл: огрубело сердце народа сего (Ис. 6, 10); этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня (Ис. 29, 13) (на это ветхозаветное место ссылается Господь Иисус Христос в Евагелии: Мф. 15, 8; Мк. 7, 6); и не взывали ко Мне сердцем своим, когда вопили на ложах своих (Ос. 7, 14); обратитесь к Богу во глубину сердца, от которого вы далеко отступили (Ис. 31, 6); рождали из сердца лживые слова (Ис. 59, 13); помышления сердца их было зло (Быт. 6, 5); сердце сынов человеческих исполнено зла» (Ек. 9, 3); лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено (Иер. 17, 9-10) и т.д.

Вероятно поэтому Бог и ветхозаветные пророки, как затем просвещенные Святым Духом святые отцы и богословы, а сегодня вся Православная Церковь, призывают к очищению и обновлению сердца: Смой злое с сердца твоего (Иер. 4, 14); отвергните от себя все грехи ваши, которыми согрешили вы, и сотворите себе новое сердце и новый дух (Иез. 18, 31); раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему (Иоил. 2, 13); тот, у которого руки неповинны и сердце чисто, ...тот получит благословение от Господа (Пс. 23, 4); блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8). А просить у Бога нужно, в первую очередь, вразумления и очищения собственно своего сердца: приклони сердце мое к откровениям Твоим, а не к корысти (Пс. 118, 36); сердце чистое сотвори во мне Боже (Пс. 50, 12); даруй же рабу Твоему сердце разумное (3 Цар. 3, 9). И Бог слышит эти мольбы и дает иное сердце (1 Цар. 10, 9), что, собственно, полно раскрывается в Новом Завете. В Священном Писании Нового Завета также постоянно напоминается, что сердце есть орган для восприятия горнего мира: блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8), – узрят Бога очищенным сердцем своим и в сердце своем; взойдет утренняя звезда в сердцах ваших (2 Пет. 1, 19); любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым... (Рим. 5, 5); Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца... (2 Кор. 4, 6); Бог дал залог Духа в сердца наши (2 Кор. 1, 22); вселиться Христу в сердца ваши (Еф. 3, 17).

Сердце также связано с важнейшими жизненными процессами, и главное, с мыслью, от которой зависит последующее действие человека: «Мысль пребывает и движется в сердце, а слово на языке и устах, однако они не разделены и ни одно мгновение не лишены друг друга» (6); с совестью: если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу (1 Ин. 3, 21); Богообщением с Духом Святым: А как вы сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче! (Гал. 4, 6); с верой в Бога: имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, будет ему, что ни скажет (Мк. 11, 23); ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься (Рим. 10, 9); двоедушным маловерам нужно исправить и укрепить сердца (Иак. 4, 8; 5, 8). Вот, к примеру, слово и обороты речи, которые оно образует в библейском иврите: чистое сердце (Притч. 22:11); искренность; твердое сердце (Втор 15: 7); упрямство; горячее сердце (Втор. 19: 6); ярость; возвышенное сердце (Втор 8: 14); гордость; мягкое сердце (4 Цар. 31: 25); раскаяние; крепкое сердце (Пс. 30: 25); храбрость, растаявшее сердце (Езек. 21: 12); страх; необрезанное сердце (Лев. 26: 41); непокорство, скользкое сердце (Ос. 10: 2) – притворство; повернуть чье-то сердце (Пс. 118: 36); привлечь внимание; положить на свое сердце (Втор. 11: 18); хорошо запомнить; выйти из чьего-то сердца (Втор 4:9) – быть забытым; украсть чье-то сердце (Быт. 31: 26) – обмануть; быть сердцем за кем-то (2 Цар. 15: 13) - перейти на чью-то сторону; сказать в сердце (Втор. 8: 17) – решить.

Мы знаем, что в сердце человека сегодня есть доброе и злое, в зависимости от развития человека в жизни и во времени. И тогда: Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое... (Лк. 6, 45). Вероятнее всего, нет ничего хуже огрубелого и лицемерного сердца: Ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Деян. 28, 27); приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня (Мф. 15, 8). У сынов проклятия глаза исполнены любострастия и непрестанного греха, сердце их приучено к любостяжанию (2 Пет. 2, 14). В злое сердце входит ожесточение (Мк. 3, 5) и похоти (Рим. 1, 24). Но нераскаянное сердце человека виновато само: по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога (Рим. 2, 5), то есть без таинства исповеди. В злое сердце может проникнуть дух злобы, как во время тайной вечери диавол вложил в сердце Иуде Симонову Искариоту предать Его (Ин. 13, 2).

Вот почему необходимо очищать сердце, святить и молить в сердцах своих Господа Бога (1 Пет. 3, 15). А первой и наиглавнейшей заповедью и Ветхого и Нового Завета является: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим... (Мф. 22, 37; ср.: Мк. 12, 30; Лк. 10, 27).

Согласно святоотеческой традиции православного образа жизни, необходимо блюсти и хранить сердце: «Пока сердце пребывает в добре, дотоле и Бог нем пребывает, дотоле оно служит источником жизни; потому что из него исходит доброе. Но как скоро уклоняется от Бога и делает беззакония, – становится оно источником смерти, потому что из него исходит злое. Сердце – Божия обитель, потому имеет нужду в охранении, чтобы не вошло в него злое, и Бог не удалился из него» (7); «Всякий час и всякое мгновение будем всяким хранением блюсти сердце свое от помыслов, туманящих душевное зеркало, в коем надлежит печатлеться и светописаться одному Иисусу Христу... Будем непрестанно искать Царствия Небесного внутрь сердца» (8); «Блюсти сердце – значит иметь ум трезвенный и чистый от помысла, наводящего брань» (9); «Устрой у входа сердца шлагбаум и приставь к нему строгую стражу. Всякого подходящего, – помысл, чувства, желание, – спрашивай: свой или чужой. Чужих гони без жалости, – и будь неумолим» (3).

Сердце необходимо очищать: «Бог одного от нас требует, того, чтоб сердце наше было очищаемо посредством внимания» (10); «Кто желает видеть Господа внутри себя, тот прилагает усилие очищать сердце свое непрестанным памятованием о Боге» (11); «Видишь, что сосуд исполненный ничего другого не вмещает. Тако имеется сердце человеческое, которое подобно есть сосуду. Когда оно исполнено будет любовию мира сего и попечением мирских вещей, не вмещает Слова Божия в себя...» (12); «Войди вниманием в сердце свое и исследуй тщательно, какими помыслами, какими расположениями и пристрастиями оно особенно занято и какая страсть наиболее господствует над ним и тиранствует в нем; потом против этой страсти прежде всего и поднимай оружие и ее поборать старайся. На этом и сосредоточь все внимание и заботу, с одним только исключением, что когда подымется между тем другая какая страсть случайно, то ею следует тебе тотчас заняться и ее прогнать и потом опять обращать оружие против главной своей страсти, которая непрестанно выказывает свое присутствие и власть. Ибо как во всякой борьбе, так и в нашей невидимой, следует противоборствовать тому, что самим делом борет в настоящий момент» (13); «Заглядывай чаще в свое сердце, опускайся вглубь его (глубоко сердце человека); приведи в ясность сознания все, что в нем есть худого, и измечи во вздохах сожаления или в горьких слезах раскаяния всякое зло, скрывающееся во глубине сердечной... Главное занятие христианина в этой жизни должно быть очищение своего сердца, чтобы очищенное сердце способно было в будущей жизни узреть Бога... К очищению сердца направлены почти все таинства, или вся благодать Духа, присущая таинствам: крещение – это баня сердца или пакибытия человека; таинство миропомазания - утверждает чистоту сердечную, дарованную благодатию Божиею в крещении; покаяние – вторая баня сердечная после крещения; причащение соединяет христианина чрез очищенное сердце с пречистым Христом...» (14).

Святитель Феофан Затворник выделял два способа очищения сердца, – деяние и созерцание. Он писал так: «Они начинают вместе, в истинно шествующем, и идут рука об руку; но в начале деяние идет впереди, а потом опережает его созерцание, под конец же и совсем поглощает его» (3). Очищается сердце, конечно же, при помощи молитвы: «В молитве бей прямо в грешное сердце, в его особенные вопиющие, надоедающие недостатки, выжимай их из него; не щади себя; пролей об них слезы: со слезами выйдут. А коль пощадишь сердце, не тронешь его: вся дрянь – так и останется, и нет тебе пользы от молитвы» (14). Таким образом, плодом такого многотрудного телесного поста, душевной и духовной работы очищения и хранения является чистое сердце. В чистом же сердце зрится и обитает сам Бог: «Человек, очистивший сердце свое, не только уразумеет свойства творений Божиих, но, прошедши всю лествицу оных, узрит, по возможности, и самого Бога» (15); «У того, кто установился в трезвении или старается установиться в нем, чистое сердце соделывается мысленным небом, с своим солнцем, луною и звездами, и бывает вместилищем невместимого Бога» (16); «Войди в себя, пребывай в сердце своем; ибо там – Бог. Он не оставляет тебя, но ты оставляешь Его» (7); «Дивно сие, братия мои; весьма досточудно и неизреченно для дольних. Недоступный для всякого ума входит в сердце и обитает в нем; Сокровенный от огнезрачных обретается в сердце. Земля не выносит стопы Его; а чистое сердце носит Его в себе. Небо – мало для пяди Его, а сердце – обитель Его. Небо объемлет Он горстию Своею, и одна пядень пространства – жилище Его» (7).

Таким образом, после определенной работы над своим сердцем для подготовки к молитве по своему молитвослову православный человек может наблюдать некоторые свойства чистого сердца: безóбразность: «Сердце чисто то, которое всегда представляя Богу память безвидною и безóбразною, готово бывает единым от Него впечатлениями печалиться, в каких Он обычно благоволит явным Себя ей делать»; бесстрастность: чистое сердце у того, «кто не только не бывает тревожим и тяготим какою-либо страстию, но и не помышляет даже ни о чем худом или мирском...» (10); сострадание и милосердность: «В том состоит чистота сердца, чтобы, видя грешников или немощных, иметь к ним сострадание и быть милосердным» (18); позитивность: «Когда всех людей видит кто хорошими, и никто не представляется ему нечистым и оскверненным, тогда подлинно чист он сердцем» (11).

Очищение сердца – необходимое условие для молитвы, связанное с очищением всего человеческого существа. Очищение и хранение органов чувств очень важно, в том числе хранение ума, ибо, «кто не внимает себе и не хранит ума своего, тот не может сделаться чист сердцем, чтоб сподобиться узреть Бога» (10). Также необходимо очищение и хранение внимания (трезвение), памяти (покаяние), воли (смирение) и так далее по известным нам добродетелям праведности. Очищенное сердце, как новорожденного младенца, необходимо воспитывать и образовывать. Об этом святитель Феофан Затворник писал: «Образовать сердце – значит воспитать в нем вкус к вещам святым, Божественным, духовным, чтобы, обращаясь среди них, оно чувствовало себя как бы в своей стихии, находило в том сладость, блаженство, ко всему же другому было равнодушно...» (3). Очищение сердца, его блюдение, хранение и образование составляют главное дело православного человека, как особую науку наук и художество художеств. Кроме того, они составляют православную культуру сердца: «Искание Слова внутри есть в то же время Культура Сердца, величайшее и единственное в мире непрестанное священнодействие, принесенное в мир Самим Логосом-Христом для тех, кто ищет Его внутри себя. Внутреннее Слово, как семя, должно дать всход, должно вырасти и принести плоды. В дикой и необработанной земле сердца оно не дает всходов и лежит втуне, как клад, зарытый в землю сердца, хотя и проявляющий свою скрытую деятельность. Обработка, удобрение и орошение пажитей сердца – задача подлинной религиозной жизни в Слове... Культура сердца не оставляет в нем места хаосу и темной бездне сердца, вырывая тернии и волчцы, попаляя огнем тину страстей и помыслов, и орошая поле сердца слезами очищения и умиления» (19). Итак, сердце и только чистое или стремящееся к чистоте сердце, является фундаментом для сотворения молитвы Богу. Быть в сердце – это отличительная черта сердечного образа молитвы (10).

Каким образом достигается сердечная молитва, каждый православный христианин может спросить у своего духовного отца или в силу большого духовного оскудения сейчас, можно посоветоваться с приходским батюшкой, также есть немалая литература по этому вопросу. Каждый может применять указанные рекомендации во время утренних и вечерних молитв, которые занимают примерно два часа в день. Однако умно-сердечная молитва по четкам или жизнь с правилом Иисусовой молитвы, возможна только по благословению правящего архиерея или духовника близлежащего монастыря, только монашествующим или одиноким, не планирующим создавать семью людям. При этом здесь, как и в любом правиле, могут быть исключения, тем не менее подтверждающие данное правило.

Важнейшей составляющей такой молитвы является схождение ума внутрь сердца. Поскольку ум в своем помраченном состоянии находится в голове, а работа по его очищению и просветлению возможна только в сердце, то по святоотеческому учению необходимо его сведение из головы в сердце. При правильном сердечном устроении «у человека из головы переходит все внутрь сердца, и тогда как бы некий умный свет озаряет его всю внутренность, и что он ни делает, ни говорит, ни помышляет, все делает с полным сознанием и полным вниманием» (3). В православном исихазме подробно разработаны технические приемы, помогающие схождению ума внутрь сердца. Святой Симеон Новый Богослов так описывает практику этого сердечного делания (приводим текст в современной транскрипции): «Посем сядь в уединенном месте особенном и безмолвном наедине, в уединенном угле, и затвори дверь, и собери ум твой от всяких временных и суетных вещей, также прилепи к груди браду твою, и внимай в сердце умом твоим и чувственными твоими очами, и удержи мало дыхание твое, и имей там ум твой, и попробуй умом обрести место, где есть сердце твое, да будет там совершенно и ум твой: и в начале обращешь там тьму, и ослепление многое, и жестокость: после же, когда творить будешь сие внимание непрестанно ночь и день, обращешь (о чудеса!) непрестанное веселье. Когда ум, [который] подвизался в сем, обрящет место сердечное, и тогда вдруг узрит там таковое, чего не видел никогда, никогда не знал. Узрит бо воздух оный, обретающийся там внутри сердца, и всего себя светлым, и исполненным всякого благоразумия и рассуждения» (20).

Конечно, необходима практика построения такого внутреннего стержня, при этом нельзя рассчитывать только на одни технические приемы: «Опасность психотехники, как показал долгий опыт, в том, что есть немало людей, слишком большое значение придающих самому методу» (21). Самое главное – «сознательное стояние в присутствии Господа со страхом, верою и любовию» (3). Внимать сердцу нужно правильно, не торопясь и не спеша: «Для новоначального искание места сердечного, то есть искание открыть в себе безвременно и преждевременно явственное действие благодати, есть начинание самое ошибочное, извращающее порядок, систему науки. Такое начинание – начинание гордостное, безумное!» (22).

Таким образом успокоившись от дел, сосредоточив свой ум, необходимо взглянуть в свое сердце и собирать в сердце своем взывание к Богу о исполнении Его Промысла о себе и просимом. "Кто-то еще говорил: меня старец мой учил сначала приучаться мыслями за келию не выходить; а в келии что?! – молитва, чтение, богомыслие, рукоделие. Потом, говорит, не пускай их за пределы тела, занимая себя тем, что внутри происходит. Наконец, укройся, говорит, в сердце» (3). Тот же, кто постоянно собирает себя в сердце, получает большое преимущество: «Собранный зрит все в себе. Кто в центре, зрит по всем радиусам, все видит в круг ровно и как бы в один раз, а выступивший из центра видит по направлению одного только радиуса; ...кто собран внутрь, видит все движения своих сил, - видит и управлять может» (3). Собранная и творящаяся в сердце молитва ведет к целостности человека, что является основной целью христианства. «В молитве нашей мы стремимся предстать в единстве и целостности нашего существа; прежде всего в соединении ума с сердцем. Чтобы достигнуть сего блаженного соединения двух наиглавнейших сил нашей личности – мы не прибегаем ни к каким искусственным средствам (психотехнике); вначале мы приучаем ум вниманием стоять в молитве, как нас учат отцы; то есть внимательно произносить Имя Иисуса Христа и прочие слова молитвы. Сосредоточенное призывание Имени Божия с повседневным усилием жить согласно заповедям Евангелия приводят к тому, что и ум, и сердце естественно сливаются в едином действии» (21). В такое единение приводит Божья рука, дарующая благодать: «От прикосновения руки ко всему существу моему, ум, сердце и тело соединились между собою, составили нечто целое, единое» (22).

Одним из главных повреждений, образовавшихся в организме человека вследствие первородного грехопадения, является противоречие между умом и сердцем, раздвоение, что в медицине называется шизофренией. Благодатью Божьей вследствие молитвы происходит их соединение: «Разъединение ума с сердцем, противодействие их друг другу, произошло от нашего падения во грех: естественно Божественной благодати – когда она прострет перст свой для исцеления сокрушенного и раздробленного на части человека его падением – воссоединять разделенные его части, воссоединять ум не только с сердцем и душею, но и с телом, давать им одно правильное стремление к Богу» (22). Вот к чему нам необходимо стремиться в святоотеческой традиции: «Как муж некий, бывший в отлучке от дома, когда возвратится, сам себя не помнит от радости, что опять увиделся с детьми и женою, обнимает их и не наговорится с ними: так и ум, когда соединится с сердцем, исполняется неизреченной сладости и веселия. Тогда видится ему, как воистину царствие небесное внутрь нас есть...» (23). Соединение ума и сердца дает духовную силу, именно ту силу, за которой мы приходим в храм: «Вместе с соединением ума с сердцем подвижник получает силу противостоять всем страстным помыслам и страстным ощущениям» (22). С ним приходит в душу мир Христов: «Если же ты ощутил, что соединился ум твой с душою и телом, что ты уже не рассечен грехом на части, но составляешь нечто единое и целое, что святый мир Христов возвеял в тебе, то храни со всевозможным тщанием дар Божий» (22). Это тот мир Христов, который возвращает человеку его целостное состояние до грехопадения, в так называемое Новое Адамово или Христово состояние, чем отличается православный человек от мирских людей. Но и при соединении ума и сердца сердце должно первенствовать: «Духовное видение духов совершается умом и сердцем. Обличает духов лукавых сердце; ум недостаточен для сего: ему не различить одними собственными силами образов истины от образов лжи, прикрытых образами истины» (22). Таким образом, умно-сердечная молитва есть основная тайна и оружие православного христианства, и тайна быть христианином заключается в умении молиться. Молитва разделяется на словесную молитву, молитву разума и молитву умно-сердечную (духовную, внутреннюю). Первая является наиболее простой, но и наиболее поверхностной, а суть все-таки сердечной молитвы есть войти в сердце и взывать оттуда к Богу: "Собери ум свой в сердце, и оттуда мысленным воплем призывай на помощь Господа Иисуса, говоря: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» (24); «Должно всегда вращать в пространстве сердца нашего имя Иисус-Христово...» (25). «Чуждая прелести молитва есть теплота с молитвою к Иисусу, ввергающему огнь в землю сердца нашего, – теплота, попаляющая страсти, как терния, вселяющая в душу веселие и тишину, и приходящая не с десной и не шуей стороны, или свыше, но в сердце источающаяся, как источник воды от животворящего Духа» (24). В сердце разогревается особая молитвенная теплота: «Духовная в сердце теплота есть плод чувства к Богу и всему Божественному. Зарождение ее современно обращению к Богу в покаянии. Во время покаянных трудов над очищением сердца она все более и более усиливается и из прерывающейся или по временам посещающей сердце постепенно переходит в непрерывную, пока станет наконец состоянием сердца. Когда святой преподобный Иоанн Лествичник советовал в одном месте: старайся всегда быть в чувстве к Богу и Божественному, то разумел сию теплоту. «Всякий предмет, услаждающий сердце, и согревает его; потому теплот сердечных много. Духовная теплота порождается от воздействия на сердце духовных предметов, что бывает в порядке духовной жизни. Отличительная черта ее есть отрешение от всего тварного и окование внимания Богом и всем Божественным. По сей черте она отстоит от теплот душевных и телесных, как небо от земли» (13). И далее: «Духовная теплота в истинном своем виде есть плод присутствия в сердце благодати. Когда посещает благодать, на сердце тепло, а когда отходит – холодно. Отходит благодать, и когда человек сам выходит вовне к недолжным вещам. И тогда отхождение сие и есть и называется наказательным. Но иной раз благодать сама отходит в видах споспешествования духовному преуспеянию рабов Божиих. И тогда отхождение сие есть и называется обучительным» (13). Церковные таинства или мистика напрямую связаны с сердцем человека. По мнению отца Павла Флоренского: «Правильное развитие всех органов, под главенством того, с которым по преимуществу связана человеческая личность, то есть груди, – такова мистика нормальная, и она достигается не иначе, как в благодатной среде церковности. Всякая же иная мистика, хотя и дает углубление, однако нарушает равновесие личности» (26). Но внимать сердцу не так просто: «дракон, князь бездны, восстает войною против внимающих сердцу...» (24). Но без вхождения вглубь своего сердца не обойтись: «Если хочешь одержать победу над вышесказанными страстями (унынием, забвением и неведением) и удобно победить полк мысленных иноплеменников, то молитвою и содействием Божиим пришед в себя, и входя в глубину сердца, исследуй сих трех сильных исполинов диавольских...» (27).

В заключение можно сказать: «С утра понудь ум свой сойти из головы в сердце и держи его в нем, и непрестанно взывай умно и душевно: Господи Иисусе Христе, помилуй мя!...» (27). Понятие сердца является центром христианской культуры и без тщательного анализа этого понятия невозможно проникновение в церковные таинства и христианскую антропологию (28). Сердце имеет прямое отношение к богообщению, ради которого мы идем в храм: «На пути своем чрез исполнение заповедей в сердце ищи Господа» (24); «истинное святилище, еще прежде будущего жития, есть без помыслов сердце, воздействуемое Духом» (24); сердце – это «духовный Божий жертвенник» (11); «Как это ни сомнительно для неверующих, мы утверждаем, что сердцем можно воспринимать вполне определенные внушения прямо как глаголы Божии. Но это не только удел святых. И я, подобно многим, не раз испытывал это с огромной силой и глубоким душевным волнением» (29). Так невозможно молиться к Богу без обращения своего духовного взора к сердцу. Более того, сердце имеет прямое отношение и к смерти, и к воскресению человека: «Тот небесный огнь Божества, который христиане еще ныне, в веке сем, приемлют внутрь себя, в сердце, действуя внутрь сердца их, когда разрушится тело, начнет действовать совне, и снова сопряжет члены, совершит воскресение разрушенных членов» (18). Духовный путь человека к Богу есть очищение его сердца и борьба с гнездящимся в нем первородным грехом или ДНК-змием. «Откровение обращено не только к человеческому разуму и не только к чувству. Оно обращено к тому, что на библейском языке называется сердцем, то есть к тому, что составляет самую сокровенную сущность человека, от которой, как говорится в Евангелии, исходят и разум, и чувство, и воля» (30); таким образом, «необходимо признать сердце основным органом религиозных переживаний» (31).

В зависимости от степени действия слова, ума, сердца и Святого Духа-Бога в человеке можно довольно относительно обозначить, что до всецелой преданности человека Промыслу Божиему доступны пока человеку три вида молитвы: словесная (которая обычно читается вслух дома или в храме); умно-деятельная (умная произносится мысленно, например тайные молитвы, деятельная при усилиях самого человека, священнодействия, труд в храме или церковная деятельность), и умно-сердечная деятельная молитва (ум сосредоточен в словах молитвы, а сердце сочувствует смыслу слов в вознесении молитвы к Богу во время богоугодной деятельности).

В такое сложное время мы желаем всем нашим богомольцам и паломникам Русской Церкви в Нью-Йорке достигнуть такой молитвы во спасение от греха себя и близких и окружающего пространства. Следующие два вида молитвы вероятно обретаются христианами по очищении сердца от страстей и греха: умно-сердечная самодвижная (непрекращающаяся молитва, движимая Святым Духом-Богом), умно-сердечная чистая, или непарительная (молитва святых людей, чистая от помыслов). А вот по соединении души с Небесным Царем Вседержителем в единый дух, обретается высшая степень молитвы: молитва зрительная (соединившись с Господом, христианин видит великие тайны Пресвятой Троицы в Царстве Небесном и нашей Вселенной, как в этом мире, так и в Небесном). Будем надеяться, что немногое, приведенное в данной статье, поможет богомольцам для жизни в инославной среде.

Игумен Евтихий (Довгань), Глен Ков. Нью-Йорк. Петров Пост 2019.

____________________________________________________

Использованная литература

1. Библия. Москва.1987

2. Иларион, схимонах (Сочинения, 1912, с.100)

3. Феофан Затворник, святитель. Творения. Собр. писем. Вып. 5. 1994, с.165/Феофан Затворник, святитель. 1995, с.442 Феофан Затворник. 1995, с.441 / Феофан Затворник. 1908, с.238/ Феофан Затворник. Вып. 5. 1994, с.228/ Феофан Затворник. Вып. 2. 1994, с.194 /Феофан Затворник. Вып. 6. 1994, с.116 /Феофан Затворник. 1908, с.208

4. Григорий Палама, святитель. 1995, с.44

5. Шушания, иеродиакон. 1914, с.3

6. Дионисий Александрийский. 1900, с.37

7. Ефрем Сирин. Т. 4. 1995, с.349-350/ Ефрем Сирин. Т. 4. 1995, с.349 / там же, с.350

8. Филофей Синайский. 1900, с.412

9. Варсонофий Великий, Иоанн. 1995, с.67

10. Симеон Новый Богослов. Т. 2. 1993, с.191 /Симеон Новый Богослов. Творения. Т. 2. 1993, с.562 /Симеон Новый Богослов. Т. 2. 1993, с.187/ Симеон Новый Богослов. Т. 2. 1993, с.185

11. Исаак Сирин. 1993, с.38/ Исаак Сирин. 1993, с.97/ Исаак Сирин. 1993, с.62

12. Тихон Задонский. Т. 4. 1836, с.94-95

13. Никодим Святогорец. 1991, с.66-67/ Никодим Святогорец. 1991, с.240-241/ там же, с.243-244

14. Ч. 2: Иоанн Кронштадтский. 1900, с.103-104 /Ч. 2: Иоанн Кронштадтский. 1900, с.109

15. Максим Исповедник. 1835, с.263

16. Филофей Синайский. 1900, с.414

17. Каллист и Игнатий Ксанфопулы. 1900, с.385

18. Макарий Египетский. 1998, с.114 /Макарий Египетский. 1998, с.83

19. Позов. Т. 1. 1965, с.266

20. Добротолюбие. 1793, с.ог7(73)

21. Софроний. 1994, с.147 / Софроний архим. 1994, с.161

22. Игнатий (Брянчанинов). Т. 2. 1993, с.269-270/ Игнатий (Брянчанинов). Т. 2. 1993, с.316/ Игнатий (Брянчанинов). Т. 5. 1993, с.115/ Игнатий (Брянчанинов). Т. 5. 1993, с.115 /Игнатий (Брянчанинов). Т. 2. 1993, с.231 /Игнатий (Брянчанинов). Т. 3. 1993, с.59

23. Никифор Уединенник. 1900, с.250

24. Григорий Синаит. Наставление безмолвствующим. 1900, с.216/ Григорий Синаит. Наставление безмолвствующим. 1900, с.225/ Григорий Синаит. Главы о заповедях. 1900, с.210 /Григорий Синаит. О безмолвии и молитве. 1900, с.227-228 /Григорий Синаит. 1900, с.182 /там же, с.181

25. Исихий Иерусалимский. 1890, с.33

26. Флоренский. 1990, с.266

27. Марк Подвижник. 1911, с.179-180

28. Климков. 2000, с.77

29. Лука (Войно-Ясенецкий). 1994, с.27

30. Иванов. 1997, с.21

31. Вышеславцев. 1925, с.81




Возврат к списку