Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

«Минский формат» для Церкви

Минский формат для Церкви_.jpg

На фото: Патриарх Кирилл и Президент Путин по-прежнему уповают на дипломатию

Можно ли спасти того, кто сам не хочет спастись? Вопрос риторический. Скажем сразу, что понятие «спастись» мы в данном случае используем не в религиозном, христианском, а исключительно в политическом смысле. Впрочем, все ведь взаимосвязано: неудачи церковной политики во всяком случае никак не способствуют успешному выполнению Церковью ее главной миссии, то есть детоводительства своих чад ко спасению. А эти неудачи в нашей Церкви в последнее время просто вопиющи.

Демарш т.н. «Константинопольского патриархата» с абсолютно неканоничной «автокефалией» на Украине (которая в действительности является совершенно искусственным политическим проектом с объединением двух расколов) и последующее признание этого беззакония Элладской Церковью и Александрийской патриархией – все это встретило в РПЦ, на первый взгляд, адекватно жесткое противодействие – разрыв евхаристического общения с теми, кто своими действиями, по сути, признал и одобрил украинский раскол. Мы, однако, давно и не раз указывали, что этих абсолютно правильных и канонически оправданных действий нашего Синода недостаточно. Необходимы наступательные действия, а именно – быстрое движение в сторону соборного осуждения как противоканоничных действий других поместных Церквей, так и (что самое важное) – всевозможных догматических лжеучений, то есть, попросту говоря, ересей Фанара. Именно это позволило бы интерпретировать ситуацию как вопрос о верности православию как таковому, а не только расхождения сугубо канонического плана. Нельзя не отметить, что сейчас эту позицию абсолютно правильно озвучивают и другие, в том числе и те, кто все последние годы за то же самое не уставал обличать нас как «криптораскольников», «диссидентов» и «врагов патриарха».

Понятна причина, по которой официальные власти РПЦ этого не делают: пришлось бы начать с себя и во всяком случае вычистить наши церковные ряды от тех синодальных чиновников, кто по своим воззрениям, по сути, недалеко ушел от богословов Фанара, таких, как небезызвестный митрополит Иоанн (Зизиулас) с их критскими документами.

Поскольку светским властям России вполне понятен тот тупик, в который зашла наша церковная политика под мудрым руководством патриарха Кирилла и его главного сподвижника митрополита Иллариона, то сейчас они очевидным образом решили непосредственно вмешаться в процесс. Правильно указывается, что, казалось бы, неожиданный демарш патриарха Иерусалимского Феофила, предложившего провести примирительную встречу в Иерусалиме, очевидным образом согласован с высшим политическим руководством России и скорее всего, от него и исходит.

Однако те из уважаемых коллег, кто сетует на то, что в данном случае Патриархией либо самим политическим руководством РФ допущены некие «ошибки», к сожалению, не понимают либо просто не знают главного: никакая милая нашему сердцу теория «третьего Рима», никакая историческая память о России как хранительнице спасительной православной веры не заставляет биться в унисон сердца наших светских и церковных начальников. Ими руководит не имперская память, а совсем другие, достаточно «прагматические» соображения.

Никакой МИД никогда не будет напрямую курировать церковные вопросы и уговаривать предстоятелей поместных православных Церквей приехать в Москву, дабы сформировать антиварфоломеевский пул, просто потому, что, по представлению российских властей, это не уровень МИДа. Кстати, мнение о том, что в системе государственной власти современной России религиозные вопросы никто не курирует, не вполне точно. В структуре Администрации Президента их курирует один из замов начальника Управления по внутренней политике и один из его референтов, а в правительстве, насколько нам известно, это делает Отдел по культуре. Такой уровень – яркий показатель того, какое значение реально имеют данные вопросы для высшего политического руководства РФ.

Что касается ситуации вокруг т.н. украинской автокефалии и «раскола в мировом православии», то, опять же, насколько нам известно, эта ситуация теперь будет «разруливаться» на максимально высоком для вопросов такого рода уровне. Этим поручено заняться давнему другу патриарха Кирилла, помощнику Президента непотопляемому Владиславу Суркову. Некоторая бюрократическая логика в этом есть, поскольку проблема, как ни крути, связана с Украиной, а украинское направление Сурковым реально и возглавляется. Именно он, как известно, является творцом пресловутых Минских соглашений, которые украинская сторона по-прежнему не собирается выполнять. Теперь руководство РПЦ под чутким кураторством г-на Суркова будет упаковывать в аналогичный формат и вышеупомянутые вопросы церковной политики, а роль Лукашенко безуспешно пытается сыграть патриарх Феофил. Сие же, в свою очередь, означает, что ситуация будет российской стороной проигрываться даже хуже, чем урегулирование вокруг Донбасса. Если представителей украинского государства хотя бы удалось усадить в Минске за стол переговоров и подписать хоть какие-то, пусть двусмысленные и слабые, документы, то вот, например, архиепископ Иероним уже заявил, что поедет на какой-то общецерковный собор, только если его созовет патриарх Варфоломей, откровенно присягнув на верность американским кураторам последнего. А поскольку для российской внешней политики, все последние годы успешно реализуемой г-ном Сурковым, возможность фундаментальной ссоры с американцами является строго табуированной, то перспективы процесса, связанного с украинской автокефалией и мировым православием становятся более чем прозрачными. Они очень далеки от анафемы еретикам и миссии Третьего Рима.

Владимир Семенко





Возврат к списку