Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

НЕОСОВЕТИЗМ КАК ЛИЦЕМЕРНАЯ ФОРМА РУСОФОБИИ

неосоветизм_.jpg

Причиной распространения русофобской идеологии является не только невежество людей относительно реальной русской истории и культуры, что позволяет легко внушать им какие угодно взгляды, но, в первую очередь, особое духовное состояние большой части народа. Это состояние, при котором он и не хочет знать ничего позитивного о своей Родине, поскольку его «идеал» – материалистическое «потребительское общество» – хотя частично развито и в России, но в силу объективных причин не может (к счастью!) достичь здесь своего полного господства. Именно это обстоятельство, воспринимаемое такими людьми как якобы «вечная отсталость» России, и является главной причиной распространения русофобии и как особого психологического настроя, и как целой идеологической системы взглядов.

Традиционно русофобами в России являются люди, обычно именуемые «либералами», хотя к подлинному либерализму они и не имеют никакого отношения. Либерализм уже по своему названию означает стремление к свободе, но «российский либерал» стремится вовсе не к свободе, а как раз наоборот – к удовлетворению своих низменных эгоистических прихотей, что является самой худшей формой человеческого рабства. Это рабство человека у своей греховной природы. Если человек, угнетенный внешней силой, еще остается свободным, то человек порабощенный изнутри – собственной гордыней и жлобством – это раб абсолютный. Именно это и есть тип «российского либерала». Свобода человека проявляется в подчинении своей жизни высшей цели и самоограничении. Поэтому подлинным либералом можно назвать только христианина, который подчиняет свою жизнь жертвенному служению людям и смиренно относится к любой власти как «данной от Бога». Тем самым, подлинными либералами в наше время являются как раз те люди, которых принято называть консерваторами и фундаменталистами. Очевидно, в России в общественном сознании давно уже пора провести то, что в Китае называется «исправлением имен».

Жизнеспособность России как государства фундаментально зависит от борьбы с русофобией, с ее распространением не только среди наемных лжецов либо «честно заблуждающихся» из числа «интеллектуалов», но и на уровне массового, легко манипулируемого сознания. В последние годы появилось значительное количество научных публикаций, в которых анализируется феномен русофобии. Среди них есть и работы, рассматривающие его духовные истоки и его деструктивное влияние на психику людей. В частности, эти аспекты рассмотрены в статье протоиерея Олега Трофимова «Русофобия: нравственные истоки и содержание» (2016) и статье «Русофобия» на сайте «Психология и психиатрия». Однако одни лишь просветительские усилия в этом направлении сами по себе мало эффективны не только в силу падения общего культурного уровня людей (это общемировая, а не только российская тенденция), но прежде всего, в силу того нездорового духовного состояния, которое делает людей неспособными к пониманию своей Родины. Если «российские либералы» ненавидят Россию как таковую, то «неосовок» подменяет Россию тем режимом государственного терроризма и безбожия, который существовал в СССР. Считать ли это одним из проявлений шизофрении или всего лишь одним из проявлений глупости и невежества, мы предоставляем сделать выбор читателю. Побороть деструктивную идеологию русофобии можно только показав низость и примитивность лежащего в основе нее базового смысла.

Эта низость и примитивность экзистенциального смысла русофобии как общего мировоззрения российской «антисистемы» состоит в гедонистически-эгоистическом отношении к жизни и соответствующем мировоззрении. Оно приводит к тому, что Россия становится предметом ненависти именно как страна, которая не может обеспечить такому гедонисту-эгоисту максимальный комфорт жизни. Еще более глубокий и низменный мотив русофобии – уже не материального, а духовно-демонического свойства. Это сатанинская гордыня души, забывшей о Боге, но вместо этого требующей исполнения всех своих эгоистических прихотей. Но если четко и настойчиво формулировать этот низменный и примитивный базовый смысл русофобии, то очень многие из тех, кто стал русофобом под чьим-то дурным влиянием, излечатся от этой болезни духа, так как такой смысл им тоже отвратителен. Ведь на массовом уровне русофобия, как правило, является результатом внушения и пропаганды, и такие люди просто не осознают ее смысловых оснований. Их просто нужно четко им указать. Лицемерие неосоветской русофобии состоит в том, что этот низменный мотив маскируется рассказами о «советском коллективизме». На самом деле это лживый миф. Коллективизм был наследован от православной цивилизации, а в СССР позднего периода, когда старый русский народ был уже почти уничтожен, среди молодых поколений господствовал точно такой же индивидуализм и гедонизм, как и на Западе, и часто даже еще в более варварских проявлениях. Массовое холуйское преклонение перед Западом и желание жить, как там, и стало главной причиной того, что в 1991 подавляющее большинство населения радовалось распаду СССР, и никто не вышел его защищать.

Коллективизм был унаследован от православной цивилизации

Важнейшим направлением противостояния идеологической русофобии является разоблачение мифа о так называемом «русском рабстве», в частности, спекуляций на тему «татаро-монгольского ига» и крепостного права. На этой теме очень любят спекулировать русофобы всех мастей, а для неосоветских она является очень важной в их мифе о якобы «вечной отсталости» России и поэтому якобы «неизбежности революции». В первую очередь следует понимать, что без Золотой Орды вообще не было бы и великой России. Россия собрала земли распадавшейся Орды и переняла от нее тип государства, который позднее И. Солоневич назвал «народной монархией». Это убедительно показано в книге Н. Трубецкого «Наследие Чингисхана». Вероятнее всего, без вассалитета у Орды Русь была бы колонизирована Западом и было бы уничтожено Православие. На месте Москвы сейчас была бы восточная окраина Польши. Поляки по части геноцида намного превосходили татар – это показывает история Малороссии 17 века. Татары просто брали дань и не вмешивались во внутренние дела, а поляки всех обращали в рабство – все православное население они называли «быдло» (буквально, «скот»). Вот от этого Русь и спасла Орда, и св. Александр Невский сделал правильный выбор в пользу подданства у Орды и казнив бояр-европеизаторов. Об этом, например – яркая работа Г. Вернадского «Два подвига св. Александа Невского». Фундаментальный факт истории состоит в том, что великую Россию создала именно восточная Московская Русь, которая была вассалом Орды, а западная литовская Русь прозябала в польском рабстве до 18 века, пока ее не освободили. И этим все сказано. И главный антирусский сепаратизм – украинский – это результат западной колонизации. Золотая Орда действительно была великим государством своего времени – преемником великой китайской цивилизации – и превосходила тогдашнюю Европу по военной и политической культуре. Европоцентризм – это старая русофобская болезнь, которая неизбежно убивает подлинное понимание русской истории.

Главный антирусский сепаратизм – украинский – это результат западной колонизации

В свою очередь, избитый тезис о том, что «татаро-монгольское иго» якобы «затормозило развитие страны» – это старый и весьма разрушительный либеральный и советский миф. Как раз наоборот, оно резко ускорило создание единого государства и потом его стремительный рост за счет территорий бывшей Орды, которые оказались бесхозными. Великая Россия возникла именно в результате противостояния Орде. Не будь Орды, Русь наверняка оставалась бы и дальше конгломератом склочных княжеств, каким она стала уже в 11 веке, а потом была бы поглощена Речью Посполитой полностью.

Не менее лжива и русофобская мифология по поводу «крепостного права». Поэтому важно разъяснять реальную суть этого феномена. Крепостное право было заимствовано на Западе – и в Европе оно существовало раньше и в несколько раз дольше, чем в России. От Смуты до Петра Первого оно было очень мягким и условным, охватывая только земли вокруг Москвы – но и позднее крепостных никогда не было более, чем 1/3 населения России. «Реформатор» Петр ввел жестокие европейские законы – в том числе, продажу земли вместе с крестьянами, чего раньше никогда не было. Но даже и в послепетровскую эпоху работа на помещика не была особо обременительной. Рабочий сезон в году короткий – около 2-х месяцев – из них на помещика работали 12-15 дней, да еще около 10 дней – воскресенья и церковные праздники, когда работать нельзя. Остальные 10 месяцев в году крестьяне в поле не работали и были абсолютно свободны, уходили на промыслы и т. д. То есть «крепостное право» – это просто небольшая сезонная повинность и не более того. Зато в голодные годы помещик обязан был помогать своим крестьянам зерном, покупая его за свой счет – и все так и делали. Достаточно сравнить это в современными кредитами и ипотекой – когда человек полжизни по сути работает на банк – это и есть настоящее «крепостное право». Можно даже сказать, что современные люди – это бесправные крепостные, и по сравнению с ними наши предки были настолько свободны, что нам и представить себе трудно. Кроме того, территория распространения крепостного права охватывала лишь губернии европейской части России (и далеко не все), а огромная Сибирь, Урал, казачьи земли от Черного моря до Амура и земли севернее Костромы никогда его не знали.

Сословный строй основан на принципе служения

В этом контексте важно давать разъяснения и относительно всего традиционного уклада жизни, который принято называть «феодализмом» и сословным обществом. В традиционном обществе существовало разделение на сословия. Сословный строй основан на принципе служения – у крестьян одно служение, у дворян – другое; у духовенства – третье, у царя – четвертое. Здесь все служили каждый своей службой, и поэтому понятие «эксплуатации» к этому типу общества вообще неприменимо. Никакой «эксплуатации» здесь не было, и поэтому «освобождать» от нее не нужно было никого. Дворяне были военным сословием, которое защищало страну, в том числе и крестьян. Крестьяне за это их содержали. Жестокие помещики (типа хрестоматийной психически больной «Салтычихи»), конечно были, но как крайне редкое исключение – один на 100 человек. Таких крестьяне очень часто даже убивали. Убили, например, одного из предков Достоевского. Кто убил, обычно было неизвестно, поэтому и наказаний не было. Помещики крестьян убивать не имели права – за это было уголовное наказание. Естественно, и здесь были исключения, но тоже чрезвычайно редкие. Обычно между помещиками и их крестьянами были патриархальные отношения – взаимное уважение и любовь, опиравшиеся на христианскую нравственность.

Революции всегда делаются не «народом», и даже не партиями, а тайными организациями, которые финансируются из-за рубежа

Царская Россия в начале ХХ века находилась в состоянии самого стремительного развития – по темпам экономического роста была первой в мире, 3 место по ВВП в мире, а к 1930-му было бы первое, если бы не 1917. Поэтому ее и уничтожили с помощью организации мировой войны и спецоперации, именуемой «революцией». Ложь состоит в утверждении о том, что революция произошла якобы по «объективным причинам». Такие «причины» задним числом придумать не трудно, однако подлинная причина Катастрофы 1917 года состоит совсем не в этом. В действительности к 1917 году Россия достигла высшей точки своей мощи и развития, и поэтому ее разрушение было явно противоестественным. Это то же самое, если человека убить, а потом сказать – «он сам умер», от внутренних причин. Как показывает исторический опыт, Революции всегда делаются не «народом», и даже не партиями, а тайными организациями, которые финансируются из-за рубежа. Партий в тот момент было много, но «мировая закулиса» (И. Ильин) выбрала большевиков, потому что они в тот момент были никому не известны и поэтому еще не успели дискредитироваться. (По тому же принципу в настоящее время в президенты Украины та же самая «закулиса» сейчас выбрала комика Зеленского). Большевики устроили искусственный голод в городах, запретив продажу хлеба, и благодаря этому получили огромную Красную армию, в которую люди шли просто за паек, чтобы не умереть с голоду. Хотя социальных люмпенов (бедного пролетариата) в России было намного меньше, чем в Европе и США, всего несколько процентов населения – но и этого было достаточно для формирования армии в миллион человек (а в армии «белых» никогда не было больше 150 тыс., отсюда и результат Гражданской войны). Зарплата рабочих в Российской Империи в 1917 году была одной из самых высоких в мире, поэтому рабочие в основной своей массе в революцию не поддерживали и в Гражданской войне не участвовали. Миф о «пролетарской революции» является бессовестной ложью.

Подлинная причина Катастрофы была в том, что Россия к 1917 году стала сверхдержавой – главным конкурентом Запада – поэтому ее и уничтожили руками подставных «революционеров», заранее подготовленных, а затем уже переправленных в Россию иностранными спецслужбами. (Лидеры большевиков – Ленин, Троцкий и др. – до 1917 года жили за границей на содержании этих спецслужб в качестве их «спящих агентов», которых использовали, когда пришло время). Разруха Гражданской войны отбросила экономику России на полвека назад. Потом большевики ценой превращения страны в концлагерь и уничтожения миллионов людей вернули стране статус сверхдержавы, но в 1991 получили неотвратимое возмездие от обманутого ими народа.

В этом контексте требует разоблачения и лживый миф о том, что якобы «в форме СССР Россия достигла пика своего могущества и развития». На самом же деле, в период СССР Россия пережила самый катастрофический период своей истории – намного хуже монгольского ига. Хуже – ведь из ига монгольского она вышла великой, а из ига большевистского – смертельно больной и разваленной. Русский народ при СССР был почти уничтожен духовно и превращен в пассивную рабскую массу без национальности. А главное – почти уничтожено Христианство, а без этого существование народа вообще теряет всякий смысл. А что касается материальных достижений, то СССР здесь вообще не при чем, поскольку такие же достижения были и в других странах, но только не такой кровавой ценой, как в СССР. И если бы не 1917-й год, то материальные достижения были бы намного больше, и население России было бы, как минимум, в полтора раза больше, чем сейчас (а Д.И. Менделеев давал прогноз в 500 миллионов человек к середине 20 века). От советской катастрофы Россия уже не оправится никогда – теперь речь идет только о простом выживании.

Особым лицемерием отличаются похвальбы ностальгирующих по СССР о том, что «мы победили Гитлера». Во-первых, «мы», то есть нынешние совки – здесь вообще не при чем, и им следовало бы вообще помолчать, но для этого у них просто не хватает ума. Не хватает ума и на то, чтобы понять, что в 1941 году еще никакого «советского народа» не было, и Гитлера победил старый русский народ.

В 1941 году еще никакого «советского народа» не было, и Гитлера победил старый русский народ

А «советский народ», возникший из новых поколений в 1960-70-х годах, уже начал рассуждать о том, «немцы живут лучше нас, и непонятно, кто кого победил». «Советский» человек уже считал большой удачей «закосить» от армии и любил порассуждать о том, что, если бы не Победа, «мы бы сейчас пили баварское пиво». Лично я застал эти разговоры еще до «перестройки», и велись они не какими-то диссидентами и антисоветчиками, а простыми работягами – тем самым «пролетариатом», ради которого якобы и создавалась та страна.

В Великой Отечественной войне русскому народу пришлось защищать Родину, уже захваченную одними оккупантами, от других оккупантов – еще более страшных. И его подвиг состоял не только в победе в войне, но и в победе нравственной – в том, что он вообще стал воевать в такой ситуации. Это гениально показано в лучшем произведении о той войне – в романе В. Астафьева «Прокляты и убиты». Но речь идет о народе в целом, потому что очень большая его часть перешла на сторону немцев, считая их меньшим злом. Никогда в русской истории не было такого, чтобы миллион сограждан воевал на стороне врага. Никогда в русской истории не было такой страшной пропорции потерь не в нашу пользу – из-за бездарности командования, деморализации армии и общей неэффективности системы, созданной большевиками. Хвалиться такой победой могут только люди невежественные или полностью лишенные совести. Особую глупость проявляют нынешние комментаторы праздника 9 мая, повторяя, как мантру, слова «победил советский народ».

«Советский народ» воевать вообще не способен

И не только потому, что «советский народ» тогда был еще в зародыше, и «советский народ» воевать вообще не способен, поскольку презирает свою страну и преклоняется перед Западом. Если бы в 1941 году уже существовал «советский народ», он сдался бы Гитлеру уже на второй день. (Частично это и произошло – кадровая армия, состоящая их молодежи с советским воспитанием, исчезла за месяц, причем почти половина из нее сдалась в плен – а реально бить немцев стали уже призывники старших возрастов, явно не «советские»). Особая же глупость состоит в отсутствии элементарной логики: действительно, если Гитлера победил «советский народ», то с какой стати мы тогда это празднуем, ведь никакого советского народа уже давно нет. А если мы сейчас это празднуем, то, значит, победил не советской народ, а тот, который есть и сейчас – то есть, народ русский и братские ему народы Азии. (Все, кто перебегает в Европу, от победы сразу отказываются).

Не менее смешна и невежественная традиционная неосоветская похвальба пресловутой «атомной бомбой» и «Гагариным». Это были достижения еще старых русских ученых, чудом не сгинувших в ГУЛАГе. Курчатова спасло только личное заступничество Сталина, а Королев вернулся с Колымы едва живым инвалидом. 3/4 выдающихся ученых и инженеров России после 1917 г. либо погибли, либо бежали в эмиграцию. Оставшиеся учили молодежь, и по инерции в 1920-30-х годах наука еще держалась на мировом уровне, а потом начала безнадежно отставать от Запада. Исключение составляли только военные и космонавтика, которым создали особые условия. В результате СССР и получил в мире ехидное, но точное прозвище «Верхняя Вольта с атомной бомбой». Если Российская Империя перед 1917-м годом была мировым лидером в науке и технике – давала 2/3 всех мировых важнейших открытий и изобретений (а это не только лампочка и радио – но и самолет, вертолет, телевидение и др.), то СССР давал всего лишь несколько процентов всех нобелевских лауреатов в ХХ веке – причем последние их мировые открытия закончились уже в 1960-х годах.

Советская наука и образование держались на дореволюционных традициях

Советская наука и образование держалось на дореволюционных традициях. Когда к 1970-м годам вымерли носители этих традиций, все рухнуло – наука стала резко отставать от Запада, а образование деградировало. Нынешняя деградация – это лишь прямое продолжение советского «застоя».

Нынешняя деградация – это лишь прямое продолжение советского «застоя»

Вымирание населения также началось еще при СССР в 1970-е годы: тогда население росло за счет Средней Азии и Кавказа, а в РСФСР уже началась депопуляция. Это вообще феномен секулярных обществ – такая же депопуляция происходит и в Европе – и вообще не зависит от так называемого «уровня жизни». Самая высокая рождаемость, как известно, – как раз в самых бедных странах. Но не будь советского периода, ситуация была бы далеко не такой катастрофической. Во-первых, не погибли бы миллионы людей и дали бы потомство, во-вторых, другие миллионы при нормальных, а не советско-концлагерных условиях жизни, смогли бы создать нормальные семьи. Миллионы людей, прошедших лагеря, бежавших из сел в городские бараки, высланных и т.д., также почти не оставили потомства. Наконец, в-третьих – и это самое главное – многодетные семьи основаны на христианской нравственности и христианской любви, которые искоренялись в СССР. Именно этот фактор и оказался самым страшным и именно он действует и сейчас. Как только русский православный народ вымер и вместо него народился новый «советский человек», этот последний стал жить только ради своего эгоистического удовольствия, наплевав на все остальное, и в первую очередь, разрушая семью и по-скотски воспитывая своих немногочисленных детей. И.Р. Шафаревич также вспоминал, что в 1920-1930-е годы большинство тех, кто чудом выжил из «бывших» (дворян, интеллигенции, священников), – сознательно не имели детей, чтобы не плодить рабов и жертв советского режима. И это тоже – геноцид элиты народа, хотя и не через прямое убийство. В репрессиях выжили те, кто написал доносы на своих ближних, и погибли те, кто не написал, поскольку имел совесть сильнее страха. И вот теперь потомки тех, кто убивал своих ближних и продал совесть ради выживания, лгут, что «ничего этого не было». На всех уровнях в СССР работал тот «отрицательный отбор», который А. Солженицын справедливо считал самым тяжким его наследием.

Важно разъяснять и антихристианский смысл самой идеологии социализма. Лозунг «равенства», на который опирается любой социализм – это пусковой механизм бесконечной «войны всех против всех». Он делает зависть главным мотивом людей и уничтожает общество, что и произошло в СССР. (А в Камбодже марксисты уничтожили более трети населения страны всего за несколько лет).

Социализм – это самое эффективное орудие уничтожения народа

Социализм – это самое эффективное орудие уничтожения народа – сначала нравственного, а затем и физического (ибо народ завистников уже обречен на вымирание). Якобы «народная», а на самом деле государственная собственность – это абсолютно монополизированная, а поэтому крайне неэффективная частная (бюрократическая) собственность – со всеми вытекающими отсюда последствиями. В действительности в СССР никакой «народной собственности» не было, а было всеобщее рабство у государства, которое большевики навязали России с помощью зверского террора.

Вместе с тем, в СССР были и остатки традиционной цивилизации, которые остались в народе от царских времен. Теперь многие по этим остаткам ностальгируют, наивно не понимая, что в них на самом деле нет ничего советского. Советский строй их усердно уничтожал, что и привело к обвалу 1990-х. На самом деле, 1990-е были вовсе не новой эпохой, а еще частью советской – ее закономерным финалом. Общий ход русской истории ХХ века, если отбросить внешний идеологический камуфляж, выглядит следующим образом. Мировая финансовая олигархия («закулиса»), центр которой находится в США и Британии, всегда действует по стандартной стратегии «управляемого хаоса». В 1917 году сначала был организован госпереворот с пленением царя и рассылкой фэйка о его «отречении», затем организован развал армии, затем тайная передача власти уже большевикам, заранее доставленным в Россию из-за рубежа и четкими инструкциями и гарантиями. Одновременно делается вид поддержки белых для продолжения гражданской войны, которую начали красные нападением на чехов и массовыми убийствами в городах (и то, и другое курировал агент Уолл-стрита Троцкий). Общий принцип: «Пусть русские как можно больше убивают друг друга». Большевисткое государство, по замыслу «закулисы», становилось выгодным сырьевым придатком Запада. Когда же большевики попытались стать самостоятельными игроками благодаря победе Сталина над Троцким – и этот вариант тоже был предусмотрен западными «кураторами». СССР начал реиндустриализацию (индустриализация России произошла при Николае Втором, но революция ее уничтожила), на которой Запад очень хорошо заработал, а затем «закулиса» привела к власти Гитлера с целью войны против СССР. Тем самым, снова был организован «управляемый хаос» в самом страшном виде. Потом СССР дали возможность построить свой вариант «потребительского общества» не просто так – а для того чтобы народ захотел «жить, как на Западе», а номенклатура захотела стать олигархией и иметь «виллы на Канарах», что и сделало абсолютно неизбежным 1991 год.

В свою очередь, нынешние споры «красных» и «белых» лучше всего показывают, что главное злодеяние большевиков – не фактическое (хотя и оно чудовищно), а духовное. Убитые ими миллионы из лучшей части народа – стали мучениками и попали в Царствие Небесное. Но им можно даже позавидовать, потому что тех, кто выжил, довели до состояния манкуртов, находящихся в состоянии духовной смерти. Эти люди уже вообще не способны понять, ЧТО было уничтожено, и наивно хвалятся «успехами СССР». Уничтожено было Священное Царство и на его месте создано безбожное гетто.

В СССР было УНИЧТОЖЕНО Священное Царство и на его месте создано безбожное гетто

Главное преступление большевиков – антропологическое: это обвальная деградация народа, которая продолжается и сейчас по заданному ими направлению. Уничтожив высшие сословия, они уничтожили этику чести. Современный человек называет «честью» свою гордыню, потому что вообще не знает, что это такое. Но еще более убийственно уничтожение крестьянства, ведь колхозник – это не крестьянин, а батрак государства.

Колхозник – это не крестьянин, а батрак государства

Для крестьянина труд был высшим счастьем и ему больше вообще ничего не надо было в жизни, а для колхозника труд – это тоскливая повинность. Поэтому, как только выдали паспорта при Н. Хрущёве, молодежь почти вся сбежала в город, а оставшиеся почти все спились уже в 1970-е годы. Фактическая гибель села произошла даже несмотря на то, что как раз в это время повысился уровень жизни – но ведь дело не в «уровне» жизни, а в ее смысле, который был уничтожен коллективизацией. Например, В. Солоухин писал в повести «Смех за левым плечом», что его отец прожил после коллективизации 35 лет, но это «уже была не жизнь, а доживание». В настоящее время, по большому счету, народа уже нет – ведь городская толпа «потребителей» народом никогда не была и не станет.

В настоящее время, по большому счету, русского народа уже нет

На этом фоне даже удивительно, что нынешняя Российская Федерация является еще достаточно жизнеспособным государством. Советский ВВП уже превзойден почти в 1,5 раза. Продажа нефти и газа – это всего лишь 30 процентов российского экспорта и около 10 процентов ВВП. Остальной экспорт – это высокотехнологичные товары. Россия – не «бензоколонка», а высокоразвитая страна. Сейчас Россия уже в полтора раза опередила США по экспорту зерна и стала главным мировым экспортером, как и до 1917 года, – а СССР зерно, наоборот, закупал в США – не мог себя прокормить. Обычное неосовковое нытье по поводу «стоящих заводов» – это обычное невежество, поскольку старые заводы во всем мире заброшены. Например, в США Детройт вообще вымер – просто потому, что сейчас другие технологии: где раньше работали тысячи рабочих, сейчас на всю линию работает всего несколько человек. Поэтому разрушенные заводы в России – это вовсе не признак упадка, как наивно думают многие, а как раз наоборот – признак развития новых технологий. Эти аспекты современного мира важно разъяснять тем, кто ностальгирует по СССР.

Неосоветская русофобия не только не менее лжива и разрушительна, чем русофобия так называемых «либералов», но и во многих отношениях еще хуже и подлее. В первую очередь тем, что она основана на самом наглом лицемерии, поскольку поклонники СССР называют себя «патриотами», а на самом деле являются самым радикальными врагами России, как и их кумиры-большевики.

Поклонники СССР называют себя «патриотами», а на самом деле являются самым радикальными врагами России, как и их кумиры-большевики

И это подлое лицемерие может вводить в заблуждение неискушенных людей. Необольшевики навязывают людям свое шизофреническое отождествление православной России и атеистического СССР. К счастью, шизофренией у нас страдают немногие, и поэтому такая подмена очевидна всем нормальным людям. Но еще большее преступление неосоветской идеологии состоит в оправдании и возвеличивании палачей собственного народа, этих преступников всемирно-исторического масштаба, рядом с которыми можно поставить только Гитлера. Такая идеология может и современных людей делать способными к подобным же зверствам, может выращивать новых потенциальных палачей. Но всякий, кто оправдывает преступления большевистского режима, тем самым, берет на себя и ответственность за них, сам добровольно ставит себя в один ряд с этими преступниками. Понимают ли они, что им тоже рано или поздно придется отвечать за свою людоедскую ложь и за новую попытку уничтожить Россию?

Виталий Даренский, для Русской Стратегии

Публикуется в порядке дискуссии




Возврат к списку