Новости и комментарии

21.09.2018 ИЕРАРХ ИЕРУСАЛИМСКОЙ ЦЕРКВИ НАЗВАЛ МИТРОПОЛИТА ОНУФРИЯ ЕДИНСТВЕННЫМ КАНОНИЧЕСКИМ ГЛАВОЙ ПРАВОСЛАВНЫХ УКРАИНЫ

21.09.2018 Женщины-епископы в Британии считают, что пора прекратить именовать Бога «Он»

20.09.2018 Литературную гостиную к столетию Солженицына проведут в Сокольниках

18.09.2018 Порошенко об автокефалии: Мы на финишной прямой

18.09.2018 РПЦЗ назвала попытку создания автокефалии на Украине атакой на Православие

18.09.2018 Приморье: тест для политической системы

18.09.2018 Московский Патриархат начинает публикацию документов по вопросу присоединения Киевской митрополии к Русской Церкви в XVII веке

18.09.2018 Греческий архиерей призвал не использовать украинскую церковь в "геополитической игре" России НАТО

14.09.2018 Ситуация вокруг УПЦ в Киеве - грубое вмешательство государства в дела церкви, заявляют в МИД РФ

14.09.2018 РПЦ прекращает участие в структурах под председательством Константинополя

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Бедная Аня

Горовая Анна, матушка убитая_.jpg

Матушка Анна Горовая: случайна ли эта жертва?

Убийство священником Дионисием (Денисом) Горовым собственной жены, матери его двоих детей, потрясло российское общество, за последние годы, казалось бы, привыкшее уже к самому худшему. Правда, есть серьезное предположение, что это преступление не единственное в своем роде. Но то предположение, а это очевидный факт.

Фактуру событий много раз уже излагали журналисты. Простая семья из Краматорска переехала в Центральную Россию, как и многие сегодня выходцы с Донбасса. Родители будущего пастыря, как говорится, вполне порядочные люди, трудяги, решили, что духовная карьера – то, что надо для сына и пристроили его в Николо-Угрешскую семинарию – добротное, но отнюдь не ведущее конфессиональное учебное заведение РПЦ. Они же вскоре и подобрали ему жену, не желая, чтобы сын избрал монашескую стезю. Сами они, что характерно – люди далекие от Церкви, не знающие церковной жизни изнутри и руководствовались шаблонным представлением о богатой, сытой жизни «профессиональных» пастырей. Если бы они имели хоть какие-то реальные отношения с людьми Церкви, то понимали бы, что рассказы про «попов на мерседесах» не имеют никакого отношения к подавляющему большинству наших клириков, будучи основаны преимущественно на «картинке», связанной лишь с очень узкой прослойкой высшей церковной бюрократии (картинка эта к тому же сильно раздута либеральными СМИ). Денис, как видно, был человеком закомплексованным, изначально – с некими проблемами психологического плана, которые в самое последнее перед страшным преступлением время переросли в психические. Он был парень старательный, вовсе никакой не мажор и привык слушаться родителей. Эта привычка к послушанию естественным образом была перенесена им и на священноначалие.

На выбранной стезе поначалу, как можно судить, новоиспеченный духовный кадр проявил себя неплохо. Успешно закончив семинарию, он вскоре сделал неплохую карьеру, то есть как раз то, чего так желали его родители: быстро стал священником, да еще и проректором той самой семинарии, где еще недавно учился. Везде был на хорошем счету. Помимо проректорства, создал имевшую прекрасные отзывы воскресную школу в своем приходе – храме святого мученика Виктора Дамасского в Котельниках, приписанном к Николо-Угрешскому монастырю. Прихожане, а также и прихожанки поначалу искренне полюбили молодого пастыря, был доволен им и настоятель монастыря и правящий епископ.

Все было вроде бы неплохо, да не заладилась семейная жизнь. Теперь, когда уже после страшного, немыслимого преступления журналисты и досужие блогеры стали собирать о нем информацию, выясняется, что отношения с женой были, увы, хуже некуда: постоянные конфликты, скандалы, вплоть до серьезного рукоприкладства. И это притом, что Господь наградил их чадородием: у них родилось двое детей.

И вот добрый пастырь стал проявлять все больше странностей в своем поведении. Вдруг женщины из прихода стали жаловаться чуть ли не на сексуальные домогательства. Дальше все настолько прелестно, что я просто вынужден перейти к прямому цитированию. «Учитывая, что серьезных нарушений за священником не было, вопрос о лишении сана поднимать не стали. Но от греха подальше в декабре прошлого года отца Дионисия отстранили от службы.

– Наместник монастыря, заметив неладное и начав получать многочисленные жалобы прихожан на странности в поведении, перевел его служить в монастырь, где он участвовал в соборном служении, не исповедовал и не проповедовал, - говорит Александр Волков, руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси. – Определенная неадекватность в реакциях наблюдалась у отца Дионисия последние полгода – возможно, проблемы были на медицинском уровне. В какой-то момент для беседы со священником даже пригласили опытного психотерапевта (!). Было известно, что у него проблемы в семье, но на попытки узнать что-то более подробно супруга отвечала решительным отказом: мол, у нас все хорошо». Как говорится, конец цитаты. На других ресурсах сети, где излагается эта ситуация, мы видим, в общем, те же факты.

Для людей светских здесь нет, на первый взгляд, ничего, за что можно было бы зацепиться. В действительности нам приходится настаивать: этот вроде бы частный и очень нестандартный случай – свидетельство глубокого неблагополучия не в семье отдельно взятого священника, а в институции в целом. Ибо, когда Церковь начинает жить по законам мiра, то обычные проблемы этого самого мiра, его, так сказать, родовые травмы проявляются в ней с удесятеренной силой.

Итак, что можно заключить на основе имеющейся в сети открытой информации? Вряд ли здесь можно говорить о священническом призвании, когда, если чутко вдумываться в обстоятельства жизни, прислушиваться к ним, то понимаешь, что Сам Господь избирает человека, призывает его на служение. Это не значит, что другие служения в Церкви хуже; просто священство – не для каждого, и это знают, в общем, все люди Церкви, в том числе, например, и тот епископ, который благословлял Дениса на принятие сана.

Его, закомплексованного, психологически зависимого парня, «благословили» его родители. Ладно, если бы они сами были активными прихожанами, зная жизнь Церкви изнутри. Но нет: перед нами чисто прагматический, карьерный выбор людей, далеких от Церкви. И ведь с кем-то внутри системы они, так сказать, договорились! При этом общеизвестно, что просто так никого не рукополагают. Не знаю, как в Николо-Угрешской семинарии, но вот, например, в Московских духовных школах в старые добрые времена исповедь и причастие у семинаристов практиковались довольно часто, едва ли не каждую неделю. Ибо к будущим пастырям духовные требования должны быть и всегда были гораздо выше, чем к мирянам, что, в общем, правильно. Что, сейчас этого уже нет? Помнится, лет десять или двенадцать назад один владыка, хорошо знающий процесс изнутри, лично говорил мне с предельно серьезным выражением, что молодых людей, пришедших из мiра, первые два года нужно в основном перевоспитывать, давая при этом начатки каких-то богословских знаний, а затем уже всерьез обучать. Они должны войти в строй монашеской жизни, опытно понять, что такое Церковь и священническое служение и если, под руководством опытного духовника, поймут, что допустили ошибку в своем жизненном выборе то спокойно вернуться к мирским занятиям, оставшись лишь добрыми мiрянами, чадами Церкви. Для личного спасения быть пастырем ведь вовсе не обязательно. Трудно представить, что сегодня ситуация изменилась к лучшему.

Да, в мiру она отнюдь не улучшилась, но осталась ли прежней в Церкви? И вот это – самый главный вопрос. Можно ли полюбопытствовать: кто и как исповедовал прилежного семинариста, предварительно рассказав ему, что утаивание грехов (ну, или, по-мiрски выражаясь, «психологических проблем») приводит к тяжким последствиям? И правильно ли после такого спокойно списывать все на родителей и психический неадекват?

Хорошо, допустим, его «прошляпили» изначально. Но когда уже напрямую стали жаловаться прихожанки, то почему не забили тревогу, не задумались? Не над тем, чтобы не дискредитировать свой институт (монастырь, приход, воскресную школу), а над духовным здоровьем молодого пастыря? Женатый священник, который пристает к прихожанкам – это ведь повод для серьезной тревоги, тревоги прежде всего духовного плана. Почему ни одному из духовных пастырей и архипастырей не пришла в голову простая и очень естественная для людей Церкви мысль: а не вошел ли в него сатана? (Вполне «естественно», кстати, для человека, судя по всему, лишенного реальной веры, но при этом совершающего благодатные таинства, которые в таком случае, как мы знаем, действуют губительно, а не спасительно). Как поступили бы здесь отец Кирилл (Павлов) или отец Наум (Байбородин)? Разве не благословили бы его на новую исповедь за всю жизнь и не заинтересовались бы вплотную его семейной жизнью? Или наши бюрократы в рясах уже потеряли представление о том, что это за план такой непонятный, совсем лишний в епархиальном или монастырском отчете?

Не знаем. Но знаем точно, так сказать, фактуру дальнейших событий: ОНИ ПРИГЛАСИЛИ ПСИХОТЕРАПЕВТА! И, кстати, неизвестно, что тот сказал и что сделал. Надо ли пояснять уважаемому читателю, что разница между врачом-психотерапевтом и оккультистом-парапсихологом порой очень относительна? Понимает ли священник А. Волков, что это – приговор, что спокойно информируя об этом общественность, они просто пишут совершенно убийственный донос на самих себя? Ибо, во-первых, они тем самым признали, что ихние нынешние духовники в серьезных случаях бессильны. Во-вторых, они показали всем, что в своем восприятии «психологических проблем» (источник коих, если мыслить по-церковному, всегда грех) ничем, в общем, не отличаются от людей мiра.

Жить по законам мiра, когда священник воспринимается «начальством» не как духовный пастырь (а это дело Божие, дело между Богом и человеком), а прежде всего как хороший кадр, и рано или поздно не «въехать» в серьезные проблемы? Карьерный священник по разнарядке, женатый на нелюбимой женщине, которую ему указали родители? И они еще жалуются, они хотят, чтобы такие случаи не были наказуемы?

Кого Бог хочет наказать, того он лишает разума.

Матушку Анну Горовую убил не повредившийся умом муж и не сатана, который толкнул его под руку. (Расчленив и закопав тело, он спокойно вернулся в свой монастырь, чтобы служить дальше). Ее убила бездушная, стремительно теряющая адекватность и пресловутую управляемость машина церковной бюрократии – порождение ошибочной, лжемиссионерской доктрины о том, что для того, чтобы быть «успешной», Церковь должна мимикрировать под мiр и жить по его законам. Доктрины, абсолютно чуждой евангельскому и святоотеческому духу. Вопреки Христу, разменивающей «единое на потребу» на чисто внешний «успех».

Недавно один церковный начальник дал указание руководителю одного из православных СМИ: убирать из эфира слишком «традиционных» ведущих. Вам все понятно? Видимо, их вскоре заменят Гай Германика и Ксения Собчак… И эти люди еще осмеливаются что-то вещать и поучать нас от имени Церкви! O tempora, o mores!

Владимир Семенко

Источник




Возврат к списку