Новости и комментарии

22.05.2016 Представители Русской Православной Церкви приняли участие в работе Всеправославного секретариата по подготовке Святого и Великого Собора

21.05.2016 АФОНСКИЙ СТАРЕЦ ПАПА ЯНИС: «Вы должны выступить против этих экуменических действий патриарха Кирилла!..»

20.05.2016 Мартин Лютер и экуменизм

20.05.2016 Ортодоксальные раввины США признали марихуану кошерным продуктом. И молчите о наркотиках!

10.05.2016 Скончался Никита Алексеевич Струве

05.05.2016 В Турции христианские общины протестуют против экспроприации церквей

04.05.2016 В Лос-Анджелесе разгорается скандал вокруг продажи католического монастыря актрисе Кэти Перри

04.05.2016 В день праздника Пасхи в Нью-Йорке сгорел сербский православный храм св. Саввы

02.05.2016 Православные Малороссии просят патриарха «вернуться в прежнее благочестие»

25.04.2016 Украина: руководство неугодных конфессий будут назначать государственные органы

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Современные литургические эксперименты в РПЦ

Современные литургические эксперименты в РПЦ

Опыт постановки проблемы

В воскресенье 20 ноября 2011 года в храме Христа Спасителя в день рождения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла была отслужена Божественная Литургия, на которой собралось множество архиереев нашей Церкви, представители духовенства всех приходов стольного града и несметное количество православного народа. Все пришли на Евхаристическую трапезу, чтобы поздравить своего Первоиерарха с 65-летним юбилеем, помолиться за него и причаститься вместе с ним Святых Христовых Тайн.
Богослужение проходило чрезвычайно торжественно и благолепно. Алтарь не мог вместить всех представителей епископата и клириков, поэтому большинство из них молилось не в алтаре, а в храме. Все были рады и счастливы, поскольку накануне в главный московский собор прибыла великая святыня – Пояс Пресвятой Богородицы.
Небольшое замешательство произошло лишь тогда, когда была закрыта церковная завеса, и в алтаре началось Причастие. Оказалось, что к Причастию Тела и Крови Христовых у Святого Престола приглашены вместе с Патриархом не все архиереи, но лишь митрополиты (количество которых заметно увеличилось за два последних года). Прочие же владыки – архиепископы и епископы, равно как все московские священнослужители, были направлены для Причастия не в алтарь, но в галерею за алтарем, где были установлены дополнительные Престолы. Большого смущения среди епископата и московского духовенства, вероятно, не произошло бы (учитывая исключительную многолюдность собрания), если бы на эти дополнительные Престолы были вынесены из алтаря Святые Дары.  
Но этого не произошло!
Ни Тело Христово, ни Святая Кровь Господня из алтаря не выносились. Для Причастия было предложено нечто, принесенное из другого места – не из алтаря, где служил Литургию Святейший Патриарх Кирилл. Клирики причащались не только «не там» (не в алтаре), но и «не того» – не Тела и Крови, освященных во время служения Литургии, за которой они молились.
В итоге большинство представителей епископата и духовенства не смогли объединиться в Евхаристической Трапезе со своим Предстоятелем. Чаша Христова оказалась разделяющей «белых клобуков» от «черных клобуков» и прочих низших церковных чинов.
Недоумение, досада и разочарование читались на лицах многих. Правда, публично о таком неслыханном «литургическом нововведении» заявил в своем ЖЖ лишь протодиакон Андрей Кураев.

Чем закончилась та памятная Божественная Литургия, помнят многие. После поздравления Патриарха Кирилла с юбилеем, Его Святейшество прямо на амвоне рухнул в обморок и был унесен в алтарь, не успев произнести ни одного слова.
Второй раз подобное переживание испытали представители столичного духовенства в воскресенье 9 сентября 2012 года. В этот день по случаю 200-летия торжества победы русского оружия над войском Наполеона все московские клирики были приглашены Святейшим Патриархом Кириллом на литургическое служение в храм Христа Спасителя.
Благолепная умилительная служба в присутствии чудотворной Смоленской иконы Божией Матери и на сей раз не оставила никого равнодушным.
Недоумение возникло вновь, когда пришло время Причастия. В знакомой московским батюшкам заалтарной галерее были предложены Святые Дары. Но они также были вынесены не из алтаря, а откуда-то сбоку.
Можно было услышать следующие реплики, которыми обменивались причастники:

  • - Откуда принесли эти Дары?
  • - Не знаю.
  • - Может быть, с ранней Литургии?
  • - Да вряд ли.
  • - Тогда откуда же?
  • - Отец благочинный говорил, что будто с ранней Литургии из нижнего
    храма.
  • - Точно ли?
  • - Да какая тебе разница? Причастился и отходи.
  • - Так мы причащаемся «Преждеосвященными Дарами»?
  • - Выходит, что так.
  • - По чину больных и умирающих?
  • - Да мы такие и есть, на большее и не достойны.
  • - А может быть, это вовсе не Святые Дары?
  • - Не знаю.
  • - А может быть, в Чаше простое вино?..
  • - Может вино, а может и что похуже. Не искушай меня, отец, я и сам
    искушаюсь.

В этот день Патриарх в обморок не падал.
Напротив, после завершения Божественной Литургии на ступенях храма Христа Спасителя был отслужен торжественный молебен, в конце которого Святейший Патриарх Кирилл предложил всем присутствующим пропеть вместе с ним Символ веры.
Невольно вспоминается духовная обстановка в храме Христа Спасителя перед его взрывом в эпоху культа личности. Многие обвиняют в этом злодеянии Сталина – как могла подняться святотатственная рука на уничтожение главного собора России, храма-памятника, построенного на народные деньги в честь победы в Отечественной войне 1812 года!
Но мало кто знает, что в послереволюционные годы этот храм не был православным. В нем служили обновленцы, враги святителя Тихона. В храме  Христа Спасителя располагалась кафедра лжемитролита Александра   Введенского.   Русификация   богослужения, безжалостное  коверкание     церковных     чинопоследований и прочие литургические эксперименты были для живоцерковников обычным делом. Но Бог терпел поругание святыни до тех пор, пока кощунство не коснулось Евхаристической Чаши. В книге Левитина-Краснова описан эпизод, как однажды, во время соборного служения, Введенский обратился к своим клирикам-обновленцам с литургическим возгласом: «Христос посреди нас!» На это епископ Антонин (Грановский) громогласно ответил: «Нет Христа посреди нас!» После чего все присутствующие причастились от одной Чаши...
После такого кощунства и глумления над Божественной Литургией Сам Господь уже не стал терпеть бесчинства еретиков и предал храм для уничтожения в руки безбожных коммунистов. Так в древности первый Иерусалимский храм Он отдал полчищам Навуходоносора. Так после предательства иудейскими первосвященниками Христа Спасителя на крестную казнь, второй Иерусалимский храм был отдан Богом на разрушение в руки римских легионеров под предводительством Тита и Веспасиана.
И Сталин, и Навуходоносор, и римские кесари при разрушении Божьего храма исполняли не свою волю, но были лишь орудием в деснице Господней.

Каким наказанием посетит нас Господь за современное отступничество? Каким демократам-разрушителям предаст в руки Церковь?

Послесловие редакции

Данный небольшой по объему текст, недавно попавший в наше распоряжение, принадлежит перу действующего священника законной, канонической Русской Православной Церкви, человека очень ревностного, который, в отличие, увы, от слишком многих, не боится взглянуть в лицо реальности и признать, что она именно такова, не приукрашивая ее. Этот человек поистине пламенной веры, невзирая на свою бескомпромиссность в отстаивании Христовой Истины, неустанно говорит об угрызениях совести за свою пассивность. «Мы все виновны в том, что происходит, – говорит батюшка, – ибо молчанием предается Бог». Выполняя волю автора, мы свидетельствуем, что он готов признать свое авторство, открыто объявить свое имя, но лишь в том случае, если будет дан ход делу, если будет назначена официальная церковная комиссия для расследования литургических нововведений в главном храме РПЦ, кафедральном соборе Патриарха Московского и всея Руси. Кто знает, быть может, мужественный поступок автора, не желающего молчать в ситуации, когда церковные реформаторы, ныне рядящиеся в консервативные одежды, посягнули уже на самое святое, самую сокровенную сердцевину жизни Церкви – Святую Евхаристию, побудит молчащие церковные массы запуганных и одураченных клириков и мирян, прервать молчание и, в свою очередь, засвидетельствовать об Истине?
Проблема, поднимаемая автором, просто дышит кричащей, актуальнейшей судьбоносностью. Ибо всегда, во все времена, что бы ни происходило в нашей Церкви, мы знали и верили, что она во всяком случае обладает спасительными таинствами, среди которых центральное место занимает, разумеется, Евхаристия. Как бы глубоко дух мiра (ныне еще поощряемый реформаторами) не проник в Церковь, какие бы губительные новшества не вводились, Церковь жива Духом Божиим, действующим в ее таинствах. И значит, наша надежда на спасение не потеряна. Но что делать, если так называемые «реформы» коснулись уже и этой сакральной сердцевины, этого духоносного сердца Христовой Церкви? Как быть, если реформаторы уже и сюда вносят вполне мiрской, теплохладный, полный «рациональности» и тяги к комфорту дух маловерия, безразличия и преступного легкомыслия в недостойных играх со святыней? И можем ли мы надеяться на помощь Божию, Им даруемую благодать при таком отношении к Литургии – самой главной службе Церкви, ее главному общему делу? Когда, в какой момент нарастания нашего маловерия, небрежения и отступничества Бог отнимает благодать и, промышляя о своей Церкви, попускает гонения? Сие есть тайна, нам безусловно неведомая.
В этом коротком, но удивительно емком и содержательном тексте автор буквально спасает честь русского духовенства, в истинно христианском духе рассматривая важнейший и вновь актуальнейший вопрос о гонениях. Нечестие тех, прежних обновленцев «подготовило» уничтожение храма воинствующими безбожниками. Странно было бы оправдывать этих последних, отрицая наличие в них злой воли. Но если мы и в самом деле, реально веруем в Промысел, мы не можем не признать, что всеведущий и всемогущий Господь и сами гонения обращает нам во благо. Злая воля гонителей – отдельный вопрос. Но не учит ли Церковь, что сокровенная суть практического христианства заключена в принципе – «Начни с себя»? И есть ли «заговор» внешних сил единственная причина гонений?
И вот теперь, когда с такой любовью и тщанием, с таким восторгом веры восстановленная святыня вновь подверглась явному поруганию, когда вместо благолепия и пышности византийского обряда вовсю порезвились здесь «скверные плясавицы» – не наше ли равнодушие к происходящему в храме, к профанации Литургии – тому виной?
Эта маленькая статья – укор всем нам, нашему безразличию и теплохладности. Она будит наш ум и бередит душу. Она зовет к борьбе – не с внешними врагами, принимающими для нас каждый раз удобный нам самим облик – но к борьбе в Церкви за дело Церкви, к борьбе за веру. Останется ли автор одинок или обретет многих соратников?  




Возврат к списку