Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Неужели спасение не зависит от веры? Сотериологическая проблематика в проекте катехизиса. Вопрос о составе Священного Предания

Чаплин_.jpg

Предлагаемый проект нового катехизиса, на мой взгляд, задуман не как пособие для научающихся вере, а как средство кодификации вероучения – и его пересмотра. Делается попытка «устранить» из Откровения Божия многое из того, что не нравится «современному человеку». При этом игнорируются или затуманиваются вечные истины, без которых не может быть спасения, а человек, не исповедующий их, обрекается на вечную погибель.

Так, в тексте делается попытка лишить Священное Предание статуса Откровения Божия, а также редуцировать его состав до творений «отцов и учителей Церкви». В то же время хорошо известно, что и Писание возникло как часть Предания, которое само по себе было изначально Божиим откровением; является оно таковым и сейчас. Редукция Предания до творений некоторых древних святых является богословским новшеством, за которым стоят попытки выкинуть «за борт» речения и писания большинства прославленных Церковью святых, наследие большинства православных народов, в том числе славянских. Возможно, за всем этим прослеживается скрытое неприятие аскетического и иного наследия многих веков, а также латентная славянофобия. Более того: за описанной тенденцией нельзя не усмотреть духовного элитизма – стремления считать способными к подлинному богомыслию лишь людей, привыкших читать крупные и сложные тексты, в то время как Сам Господь посылает разным эпохам и разным социальным группам различные способы передачи Своего Откровения, вплоть до кратких речений старцев и юродивых, а также поступков и жизненных примеров, вошедших в жития святых.

Упомянутая попытка редукции не находит основания в каноническом праве, Писании и самом Предании. Она является идейной конструкцией, придуманной и взятой на вооружение теологами-модернистами ХХ века. Православный же взгляд на рассматриваемый вопрос всегда был таким: любые деяния общепризнанных Соборов, любые творения святых, вне зависимости от видов святости, а также все канонические правила и богослужебные тексты – составляют Священное Предание, часть Откровения Божия. Исключением являются лишь мнения, осужденные церковными Соборами или многократно большим числом святых.

Поэтому заглавие § 2.1 главы I следует определить как «Откровение Божие», а в абзаце 5 следует говорить о творениях святых вообще, а не только «отцов и учителей Церкви». Далее в тексте этого параграфа нужно ясно сказать, что Откровением Божиим являются и Писание, и Предание.

О творениях всех святых следует сказать и в § 2.5 той же главы – в разделе, начинающемся словами «В состав Священного Предания входят…». Два последних абзаца этого раздела предлагается заменить на следующий: «В творениях святых для современного христианина актуально все, что касается вопросов веры и нравственности, за исключением мнений, осужденных церковными Соборами или не соответствующих мнению многократного большинства святых (consensus partum). В случае расхождений между мнениями святых по недогматическим вопросам следует иметь в виду, что в разные эпохи Господь может напоминать людям разные аспекты Своего единого Откровения, причем по сути эти аспекты одинаково истинны (так, в некоторых случаях правильным было воздержание от смертной казни, в других – ее применение, о чем говорили разные святые). Некоторые суждения святых по вопросам, не относящимся к вере и нравственности (например, об устройстве природы) могли зависеть от объема человеческих познаний и потому ныне считаются устаревшими». Однако вероучительные и этические суждения святых обязательны для приятия и исполнения христианами вне зависимости от эпохи и обстоятельств жизни, ибо эти суждения суть голос неизменного Бога».

Особое возражение в нынешнем тексте этого раздела вызывают слова: «В святоотеческих писаниях следует отличать то, что говорилось их авторами от лица Церкви и что выражает общецерковное учение, от частных богословских мнений». Никакой практики разделения слов святых на «говоримое от имени Церкви» и все остальное не существовало ни в древности, ни в недавние века. Голос святых и есть голос Церкви, как недавно сказал один комментатор рассматриваемого нами проекта.

Следует сделать в тексте дополнение: «К Священному Преданию неотъемлемо относятся творения и речения святых, прославивших Господа своей жизнью в разные эпохи и в разных народах. Их мысли, высказанные в самых разных формах – от пространных богословских работ до проповедей, пастырских наставлений, писем, афористичных изречений, а также их деяния, запечатленные в житиях, вошли в сокровищницу православного Предания, повлияли и доныне влияют на воспитание христиан в отеческой вере».

В том же параграфе на непонятных основаниях утверждается: «Вероучительные сочинения XVII–XIX веков, иногда называемые «символическими книгами», обладают авторитетом в той мере, в какой они соответствуют учению святых отцов и учителей Древней Церкви». Мы вновь сталкиваемся с недоверием к боговдохновенному Преданию, возникшему после определенной эпохи в разных народах. Никогда в Православной Церкви критерием правильности мнений святого отца не называлось соответствие его взглядов учению отцов Древней Церкви, потому что святой любой эпохи лично знал Бога, а «Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же» (Евр 13:8). Более того, само понятие «Древняя Церковь» не имеет четких границ, а потому его употребление неизбежно приводит к размытию критериев того, что относится к Преданию, а что нет.

В данном разделе следует сказать о безусловном авторитете перечисленных символических книг, за исключением положений, соборно отвергнутых Церковью или многократным большинством святых, - тем более что ниже в тексте говорится, что соработничество Духа Святого и Церкви «не ограничивается какой-либо конкретной эпохой или каким-либо конкретным местом».

§ 7.4 главы I содержит антиевангельскую, противоречащую истинному христианству доктрину «сотериологического агностицизма» - учение о том, что мы якобы не знаем, войдут ли в Царство Божие инаковерующие и неверующие. Однако Господь в Писании и Предании предельно ясно открыл нам это. Упомянутое учение обессмысливает и веру, и проповедь Церкви. Истоком его видится греховное намерение угождать «миру сему», избегать обличения зловерия и неверия ради бесконфликтного сосуществования с их представителями, особенно облеченными властью и силой. Этим погубляются души людей.

В связи с этим в конце первого раздела § 7.4 предлагается сделать следующую вставку: «Господь будет судить о вечной участи людей и по их вере. Он сказал: Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет (Мк 16: 16); Вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших (Ин 8: 24); Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие (Ин 3: 5). Святой Иоанн Креститель говорит о вечной участи людей так: Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем (Ин 3: 36). В Откровении святого Иоанна Богослова читаем: Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою (Откр 21: 8).

Последний абзац третьего раздела § 7.4 предлагается сформулировать следующим образом: «Суд начнется с христиан, ибо, по словам апостола Петра, время начаться суду с дома Божия» (1Пет 4: 17). Никто из не веровавших при земной жизни во Христа как Богочеловека не войдет в Его Вечное Царство, однако тяжесть их участи будет зависеть от совершения ими нравственных поступков, стремление к которым заложено Богом в человеческую природу».

Изложенное в нынешнем проекте мнение о том, что «нехристиане, согласно апостолу Павлу, будут судимы по закону совести», не согласуется с апостольским учением, ибо в приведенном месте апостол пишет: Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся (Рим 2: 12). Слова апостола оправданы будут (Рим 2: 13) не относятся к не исполняющим именно Богооткровенный закон, потому что таковые в любом случае вне закона погибнут.

В тексте ничего не говорится о наказании Божием, как будто Писание и Предание о нем не учат. В конце § 3.4 I части представляется уместным вставить следующий раздел:

«Наказание Божие.

За различные прегрешения и зловерие Господь может наказывать человека и даже целые народы. Об этом многократно говорится в Писании и Предании. Причем такое наказание, даже если оно посылается Богом в виде смертоносных бедствий, не является злом, потому что служит ко вразумлению и назиданию людей – пусть даже малого их числа. Подобные наказания, посылаемые Богом, описаны не только в Ветхом Завете, но и в Апокалипсисе. Наказание Божие есть проявление любви, ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает (Евр 12:6)».

Наконец, § 1.4 главы содержит модернистское заблуждение о том, что христианская вера якобы никому не может быть навязана силой. По преимуществу именно благодаря применению силы государства, в том числе со стороны святых правителей и при полной поддержке Церкви, стали христианскими народы мира. Этой части нашей истории нам не надо ни стесняться, ни скрывать ее, тем более что она освящена соборными деяниями Церкви и речениями святых, то есть Христом. Без упомянутых действий большинство людей, ныне составляющих Небесную Церковь, не достигло бы спасения.

Предлагаются следующие формулировки: «Христианская вера никому не может быть навязана помимо его воли. <…>

[Новый абзац 2] «Свобода не абсолютна. Христианство не приемлет грубого, особенно физического принуждения человека к принятию веры или к отказу от расходящихся с ней убеждений, в том числе нерелигиозных. Однако из Священного Писания и Предания Церкви известно, что Бог через Свое прямое действие или через действие верующих в Него нередко побуждает людей к принятию истинной веры, защищает от попыток ее истребить или размыть. Достоин уважения равный апостольскому подвиг правителей, которые, проявляя волю, решительно побудили свои народы принять христианство. Он был мощным фактором, сформировавшим народный выбор, в том числе в условиях, когда некоторые люди первоначально противились решениям государей-просветителей. Таким образом, христианское понимание свободы не исключает властного Божия действия, решительно побуждающего людей к вере, и такого же действия христиан, включая людей, облеченных властью».

Протоиерей Всеволод Чаплин




Возврат к списку