Новости и комментарии

17.10.2017 30-летие издания литературно-философского журнала русской христианской культуры «Выбор». Презентация книг издателей «Выбора» Виктора Аксючица и Глеба Анищенко

15.10.2017 Старинные церкви в США сдаются под пивные на ряде условий

15.10.2017 Матильду должны снять с проката: Роскомнадзор счел фильм опасным для детей

14.10.2017 В Почаеве «Правый сектор» сорвал заседание горсовета, на котором должен был рассматриваться вопрос о Почаевской лавре

14.10.2017 Банк Ватикана подал в суд Мальты гражданский иск в отношении третьих лиц

14.10.2017 ПРЕСТАВИЛСЯ КО ГОСПОДУ АРХИМАНДРИТ НАУМ (БАЙБОРОДИН)

14.10.2017 В Москве прошла богословско-практическая конференция «Проект нового православного катихизиса»

06.10.2017 Первый международный синаксис «непоминающих» православных священников состоялся в Краснодаре

04.10.2017 Поэт и богослов Валентин Никитин погиб в Грузии

04.10.2017 Митрополит Минский Павел: «Чиновники Минкульта России ничем не лучше Charlie Hebdo!»

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

СВЯЩЕННИК КЛАВДИЙ (БУЗЭ): ПОЧЕМУ Я ПРЕКРАТИЛ ПОМИНАТЬ СВОЕГО ИЕРАРХА

Бузе священник румынский_.jpg

Общения вам в истине и радости во Христе!

Много было сказано и написано о предательстве, произошедшем в июне на Крите. Прошли целые месяцы, и, кто любит Христа и Церковь, те заняли свою позицию, свидетельствовали о правой вере, помогали священникам и мирянам понять надвигающую опасность всеереси экуменизма, официально узаконенного на критской встрече. Были и есть голоса, предпочитающие любой ценой говорить миру об Истине, чтобы сидящие во тьме познали Свет, томящиеся в рабстве познали свободу в Духе Святом и мертвые душой воскресли к жизни во Христе.

Одни поняли, что произошло на самом деле, и заняли свою позицию, другие же не придали значения этому событию, а третьи соделались противниками Истины. Велись ожесточенные бои за то, чтобы ложное единение инославных конфессий с единственной Церковью Христовой — Церковью Православной было совершено любой ценой, для этого экуменисты использовали оружия неправды: угрозы, ложь, компромиссы, внесение путаницы, диверсия, дезинформация или же губительное молчание и, наконец, предательство.

Глядя на это пагубное зрелище и понимая, в какое жалкое положение мы попали не по своей воле, когда нашему спасению угрожает опасность, я решил говорить с верующими о критском предательстве и ожидаю решения Священного Синода по данному вопросу. Я знал, что единственным действительно сильным врачевством, оставленным нам святыми отцами в канонах, к которому нужно прибегать, чтобы остановить эпидемию ереси, является прекращение поминовения иерарха. Этим я и ограждал свое любимейшее словесное стадо верующих от опасности заражения ересью, однако обращал и внимание иерарха на тяжелую проблему Церкви, чтобы он не становился участником предательства и занял, памятуя о своей ответственности за обеты, данные при хиротонии в архиерея, православную позицию на уровне епархии, чтобы остановить это бедствие.

Я не прекратил поминать своего иерарха сразу же после Крита, поскольку он не был членом делегации Румынской Православной Церкви, подписавшейся на Крите. Я ждал, уповая на Бога, что, может, найдутся иерархи в Священном Синоде, которые выступят против решений, принятых на Крите. Однако вышло не по воле Божией и моему упованию, а по их, иерархов, выбору и воле!

Так, 29 октября Священный Синод Румынской Православной Церкви принял декларацию, опубликованную на официальном сайте Патриархии, озаглавленную «Выводы Священного Синода в связи с проведением и решениями Святого и Великого Собора Православной Церкви на Крите (16–26 июня 2016 года)», в которой «с удовлетворением отмечалось» участие делегации Румынской ПЦ в соборе на Крите: что собор «не сформулировал новых догматов, новых канонов или литургических модификаций» (однако модифицировал старые и надругался над ними), и что Синод Румынской ПЦ считает, что окончательные тексты Критского собора можно только объяснять, нюансировать и развивать, но никак не уточнять, исправлять или даже аннулировать.

В этот момент я понял, что делать больше ничего не остается и надо прекращать поминовение иерарха, что я и сделал немедленно, начиная со следующего дня, воскресенья 30 октября. В следующие недели я объяснял свой шаг верующим, готовя их к тому, что имело последовать. Я советовался с отцом Киприаном Стайку, который ободрил меня и увещал с благим упованием идти вперед, ибо Бог поможет нам! Батюшка говорил мне с великой любовью: «Смелее, брат, ибо так Бог простит нам грехи». Эти слова оживили меня и придали сил, и я познал силу Жертвы Христовой за нас.

Укрепленный благодатью Божией и уверенный, что прекращение поминовения — это именно то, что необходимо было сделать в этой ситуации всеобщей апостасии, я, после составления и подписания совместной декларации «Изъявление нашей совести» вместе с отцами, ставшими мне братьями и друзьями, когда все меня оставили и не поняли, включая духовника, предстал перед епископом, чтобы принести ему свои объяснения.

Здесь я примерно в течение часа объяснял ему свою позицию, совершенно каноничную, по прекращению поминовения иерарха согласно 15-му правилу Двукратного Константинопольского Собора, однако не был понят и одобрен епископом Винченцием. Он спросил меня:

— Если ты меня больше не поминаешь, то кого же ты поминаешь на Святой Литургии?

Я искренне ответил ему, что православных архиереев, право учащих слову истины!

Я спросил его, христоцентрична ли Церковь или епископоцентрична, и он мне ответил, что она христоцентрична, однако Христос действует через епископа (он не добавил самого важного, а именно, что епископ должен право учить слову истины!). Он утверждал, что мыслит православно и что я не могу уличить его в ереси. Я отдавал ему должное до следующего момента: он же является членом Священного Синода и, наряду с остальными иерархами, «с удовлетворением отметил», что принятое на Крите, то есть ереси, очень хороши! Он утверждал, что экуменизм, как форма диалога с остальными конфессиями, благотворен для Православной Церкви и что это единственный путь к тому, чтобы сделать известными ценности Православия. Забыл, однако, упомянуть о пути святых отцов, которые осудили инославных, назвав их еретиками, и о том, что они не сидели на диалогах, а свидетельствовали об Истине любой ценой.

Когда я стал говорить ему о духовных чадах, о связи между пастырем и пасомыми, то получил ответ, который меня просто шокировал:

— Духовные чада не твои, а епископа!

Однако я спрашиваю, как неученый, в чем он меня и упрекает:

— А разве духовные чада не Христовы?

За эту мою дерзость прекращения поминовения и называния вещей своими именами он сказал мне, что я схизматик и больше не имею общения с ним, запретил меня в служении и подготовил для меня церковную консисторию (церковный орган, удерживающий от того, чтобы ты исповедовал истину!). Сказал мне, что я имею общение с отцом Макарием из скита Ойтуз, с которым я разговаривал и рядом с которым поставил свою подпись, что для меня — великая честь!

А теперь новость: я узнал, что больше мне нельзя заходить в церковь и разговаривать с людьми! Завтра, однако, я буду там и буду говорить перед верующими, успокаивая их, утешая и вдохновляя на будущее — на общение в Истине и радости во Христе!

Священник Клавдий Бузэ

Урзичень, Румыния, 19 ноября 2016 года

Перевела с румынского Зинаида Пейкова

Источник




Возврат к списку