Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Русская Церковь на папском крючке

Размышления после интервью Патриарха Кирилла по итогам встречи в Гаване

Кирилл на соборе_.jpg

С 11 по 22 февраля 2016 года состоялся Первосвятительский визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в страны Латинской Америки. В ходе поездки Патриарх Кирилл посетил российскую станцию «Беллинсгаузен» на острове Ватерлоо в Антарктике и даже пообщался с пингвинами.

Вернувшись в Россию, Патриарх поделился впечатлениями о поездке, рассказал нам обо всём, что видел, отметил проблемы, которые испытывают христиане на этом континенте, дал наставления и советы, чтобы успокоить некоторых недовольных кубинской встречей, как это и подобает его высокому сану:


Расставшись с требовательной журналистской братией, которой Патриарх ответил на все поставленные вопросы, он, тем не менее, заставил многих людей по ту сторону экрана задуматься о других вопросах, которые невольно возникали у них во время интервью. Они требовали ответа, особенно тогда, когда предлагаемые нам образы и объяснения не находили в душе отклика.

Отвечая на первый вопрос, Патриарх сказал, что встреча была действительно очень хорошей, никакой нарочитости или искусственности поведения со стороны папы Римского не было. Была искренняя беседа о том, что сейчас происходит в мире. Особенно сильно напряжение между Востоком и Западом, а если конкретнее – то между Россией и НАТО. И вся наша озабоченность, подчеркнул Патриарх, вылилась в серьёзный разговор, который сопровождался единомыслием и высоким уровнем консенсуса по оценке того, что сегодня происходит с семьёй, в политике, и, главное, есть общее понимание того, какова должна быть позиция христианина перед лицом этих грозных вызовов.

Уже здесь, в этом миролюбивом отрывке рассказа о проведённой встрече, откуда-то из самых потаённых глубин нашего субъективного ментального «я» всплывают совсем иные мысли, возбуждающие все наши «нейронные корреляторы» и заставляющие учащённо биться сердце.

Не кажется ли вам, что единый некогда христианский мир был разделён на Восток и Запад именно тогда, когда от Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви отпала Римская церковь? О каком единомыслии мы говорим?

Более чем убедительно об этом говорит https://www.facebook.com/groups/644671135582571/permalink/954790594570622/Ольга Четверикова:

Мы не можем игнорировать тех фактов, которые она приводит, поскольку давно и профессионально занимается странами Латинской Америки и католической церковью в том числе. Из истории мы хорошо знаем, что зачинщиком многих споров, нестроений и вражды в мире является католицизм. Создаётся впечатление, что это и есть его предназначение, и никакое внешнее миролюбие не должно смущать наш ум и сердце. Какой уж тут консенсус! Недаром наш святой князь Александр Невский бил крестоносцев. Он уже тогда понимал, что к чему.

Что изменилось с тех пор, когда христианский мир разделился на Запад и Восток, и почему Ватикану так нужна была эта встреча на Кубе именно сейчас, когда Россия стала возвращать своё лидирующее положение в мире?

Могут сказать, что этой встречи давно ждали обе стороны, во всяком случае, с тех пор, когда Русская Православная Церковь вошла во Всемирный Совет церквей, а сейчас как будто появилась весомая причина для неё, - тяжелое положение христиан в Сирии и борьба с террористами. Говорится и о гонениях на православных на Украине, но мало внимания уделяется тем, кто возбуждал против них вражду, а ведь это были греко-католики, подопечные папы Римского.

Судя по тому, как спешно и втихомолку готовилась эта встреча (сейчас уже не столь важно, кто был её инициатором, поскольку обе стороны шли к ней давно), кто-то испугался срыва своих проектов, а не боевиков ИГИЛ. Заранее просчитанная игра, выигрыш в которой был предсказуем, могла измениться. Мы доподлинно не знаем, что послужило сигналом к этой встрече, но то, что у каждой из сторон есть свой план и далеко идущие цели, несомненно.

Например, Патриарх Кирилл на вопрос журналиста: «Кто-нибудь отговаривал вас от этой встречи?» - сказал, что никто не отговаривал, потому что никто не знал, кроме пяти человек. Подготовить такую встречу в условиях гласности было бы невозможно, слишком много противников, - подчеркнул Патриарх, - и даже не тех милых добрых православных людей, которые считают, что есть опасность в самой встрече; есть мощные силы, которые этого не очень хотят, поэтому нужно было спокойно и в тишине её готовить. Что и было сделано.

Мы бы сказали: не в тишине, а в тайне. И когда мы слышим о неких мощных силах, которые якобы не хотят (они-то как раз очень хотят) этой встречи, то понимаем, что именно православных русских людей опасался Патриарх, их сопротивления акту беззакония, которым и является встреча папы и Патриарха.

Что дала эта встреча нашему Предстоятелю? Может, он хочет освоить более высокую ступень власти? Но зачем, ведь у него всё есть! Нам не понять, размышляют простые люди.

Зато ответный шаг папы римского Франциска мы понять можем. Всё вековое существование римско-католической церкви сконцентрировано на одном: подмять под себя непокорный православный народ. И планы католиков не изменились, меняются только правила игры, при помощи которой Рим пытается осуществить свою духовную власть.

Сегодняшние правила этой игры совсем не те, что прежде, поскольку мир теряет свои привычные очертания и глобализируется. Оказывается, в том «глобальном хаосе», который готовится Западом, именно Ватикан отвечает за религиозное обоснование «мировой политической власти», о которой говорится в энциклике папы Бенедикта ХVI «Caritas In Veritate» (2009 г). Ватикан же отвечает и за внедрение стандартов «универсального видения» и «принятого во всемирном масштабе» поведения, о которых говорится в докладе КЕКЕС (Комиссии епископальных конференций ЕС, 2001 г.) «Мировое управление: наша ответственность за то, чтобы глобализация стала шансом для всех».

Имеют ли все эти постановления Ватикана хоть какое-то отношение к прошедшей встрече на Кубе?

Вопрос законный, но Патриарх Кирилл, скорее всего, просто бы улыбнулся, услышав его. Тем не менее, внутренний голос подсказывает нам, что, кроме Декларации, на встрече обсуждались и более важные вопросы, о которых мы можем только догадываться.

Патриарх говорит, что Декларация даёт нам шанс для диалога с греко-католиками и создаст фундамент для нормализации отношений. Формальный ответ, за которым просматриваются неформальные взаимоотношения. В новой управленческой парадигме Запада они звучат так: формального признания главенства понтифика Ватикан добиться не может, поэтому разработана более гибкая форма поиска «единства»: не путём дипломатии и богословских диалогов, а как выразился глава папского совета по содействию христианскому единству кардинал Курт Кох, - на человеческом, дружеском, духовном уровне.

То есть Ватикан не навязывает нам сегодня обсуждение богословских вопросов, а объединяет нас в христианской молитве – на духовном уровне. Надо отметить, что уже в последние годы правления Бенедикта ХVI Ватикан стал толковать экуменизм не как «толерантное признание различий друг друга», а как единство, которое является «основополагающей категорией христианской веры».

Именно об этом говорится и в Декларации: «В современном мире — многоликом и в то же время объединенном общей судьбой — католики и православные призваны братски соработничать для возвещения Евангелия спасения, для общего свидетельства о нравственном достоинстве и подлинной свободе человека, «да уверует мир» (Ин. 17:21).

Один из журналистов спросил Патриарха Кирилла: «Удалось ли на этой встрече обсудить какие-то темы, которые не вошли в текст Декларации»?

На что Патриарх ответил: «Темы нет, но ведь помимо тем, была аргументация, были какие-то размышления совместные, и я не готов раскрывать всю эту часть переговоров, хотя в ней нет ничего секретного. Это было просто приятно для меня, потому что те цели, которые мы декларировали, мы реально и преследовали».

И когда нам Патриарх говорит, что никаких изменений в литургической жизни нашей Православной Церкви не будет, и что на встрече с понтификом ни одного богословского вопроса не обсуждалось, – он говорит правду.

«Мы работали в рамках той цели и той идейной парадигмы, которая отражена в Декларации». Конечно, только на человеческом, дружеском уровне. Один из её пунктов гласит:

«С радостью мы встретились как братья по христианской вере, увидевшиеся, чтобы «говорить устами к устам» (2 Ин. 12), от сердца к сердцу, и обсудить взаимоотношения между Церквами, насущные проблемы нашей паствы и перспективы развития человеческой цивилизации».

По поводу «братьев в христианской вере» можно было бы привести высказывание ряда православных святых, но, думается, этого не нужно делать, о них все знают. Католики по отношению к нашей Православной Церкви – еретики, и этим всё сказано.

Так что же будут вкладывать нам в уста эти так называемые христиане?

Какую ложь способны освоить сердца православных, и какими способами это будет делаться?

А способы эти весьма современны. Всевозможные психотехнологии, разработанные на базе нейронауки, психологии, информатики, способны моделировать поведение людей, управлять их сознанием, в котором будут разрушаться все наши базовые ценности, культурные нормы, стереотипы поведения, обычаи, формирующиеся на религиозном и светском образовательном уровне.

В наших светских школах и университетах это разрушение стало происходить сразу после того, как страну накрыла волна либерализма, и продолжилось, когда в круг школьных дисциплин ввели не курс Православной культуры, а изучение мировых религий и светской этики. Конечно, в духе толерантности. И это после того, как огромнейший временной интервал советского периода вообще не включал в себя никакого духовного образования.

Сегодня в духовных образовательных учреждениях РПЦ начинают появляться преподаватели–католики. Основы какой веры они преподают будущим пастырям? В этой связи хорошо бы вспомнить то духовное разложение, которое присутствовало в киевской губернии XIX века, где уже тогда, в духовных школах было засилье католических ученых богословов. Думается, вряд ли нужно напоминать, к чему это привело Украину в веке XXI, а также объяснять что в результате такой незаметной подмены в духовном образовании может ждать и Россию в весьма недалёком будущем.

Налицо сильнейший удар по духовному коду народа, особенно русского, поскольку в основе своей он православный. Православный человек, – единственный, кто не вписывается в стандарты глобального управления миром, поэтому вся сила мирового закулисья будет направлена именно против него. В том же докладе КЕКЕС сказано, что проблема мирового управления должна быть включена в программы образования и катехизис Церкви.

Из этого следует, что на фоне призывов к нам понять друг друга с папистами на духовном уровне универсальный язык должен привести православных людей к принятию общего с ними катехизиса, в котором будут отражены смыслы глобального управления. Идеологическим гегемоном этого управления, естественно, будет папа Римский, вовлекающий каждого человека в орбиту своей власти. Без такой гегемонии управлять людьми будет сложно.

Однако, в сложившейся мировой геополитической расстановке сил эта виртуальная гегемония неумолимо переходит от Запада к Востоку (от США к России). Нужно что-то делать, иначе это грозит крахом глобальных управленческих замыслов. Западный однополярный мир рассыпается на наших глазах и на его место вновь может прийти мир двуполярный, что никак не входит в планы глобалистов.

Второй полюс в лице России может создать устойчивость политических сил во всём мире. Несмотря на все экономические трудности, этот полюс активно формируется, и основным формирующим его ядром является Русская Православная Церковь. Никто этого факта оспорить не может, так было раньше, так должно быть и впредь.

Возникшая в головах некоторых политиков идея многополярности – пустая многоцветная оболочка без внутреннего содержания. Возможно, она хороша только для экономических систем, но в чистом виде таких систем в человеческом сообществе не было и не будет. Мир был и останется двуполярным. Это создаёт хотя и болезненное, но естественное напряжение между народами, когда-то сделавшими свой духовный выбор, заставляя их держать между собой дистанцию. Как только эта дистанция нарушается – гибель грозит всему человечеству. Ватикан шёл именно таким путём и продолжает это делать.

Вот на этом фоне и необходимо рассматривать прозелитизм католичества в лице папы Римского, действующего в данный момент по формуле «мягкой силы». Рим не может позволить себе упустить свою власть, к которой он стремился веками, поэтому и идёт на «замирение» с православными. То есть в отношении Православных церквей применяются новые методы «диалога», рассчитанные не на формальное объединение, а на тактику гибкого проникновения в глубины базовых ценностей нашего народа. Так, через «диалог любви», который предполагает подчинить нашу Церковь власти папы Римского, должно осуществиться глобальное духовное управление миром.

Примером такой операции Ватикана в рамках «диалога любви» стала мобилизация униатов Украины на массовые акции протеста в целях замещения базовых ценностей украинцев. Отправной точкой этого процесса стало «выдающееся событие»: 25 ноября впервые в истории независимой Украины глава Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) служил в Соборе Святого Петра в присутствии папы Римского по случаю дня памяти «священномученика» Иосафата Кунцевича и 50-летия перенесения его мощей в собор Святого Петра в Риме.

Следует напомнить, что Иосафат Кунцевич прославился своей преступной карательной деятельностью во времена насаждения унии в Белоруссии. Католические теологи назвали присутствие мощей Иосафата в соборе Св. Петра знаковым для единства Украинской Церкви с европейским христианством, указав на миссию Украины быть «мостом единения между западной и восточной культурами».

А, может, Патриарх и не догадывается, что нас вместе с ним втягивают в глобализационные процессы, а мы тут придумываем то, чего нет?

Он говорит, что Декларация даёт нам шанс – создать фундамент для нормализации отношений. «Вместо того, чтобы использовать эти политические штампы, например, «церковь-агрессор», нужно сказать себе «стоп»! Но, видимо, сейчас не так люди мыслят. Я задаю себе вопрос: можно ли собрать людей воедино преследованиями и насилием? Нельзя. История взаимодействия Русской Православной Церкви и римо-католической не безоблачна, так было вплоть до 90-х годов 20 века, поэтому у части наших верующих людей возникли вопросы.

Действительно – вопросы, да ещё какие.

Что же получается: когда глобализационные процессы пришли в Россию с перестройкой и разрушили весь строй нашей более менее стабильной жизни, у нас пропали все претензии к католикам? И что же – мы с ними теперь должны брататься? Откуда у части наших иерархов такое доверие к Риму? По всей видимости, из-за «эффективного действия» новых подходов и технологий в наведении мостов между Востоком и Западом.

Лучше всего суть этого нового подхода ещё раньше выразил отвечавший в своё время за отношения Св. Престола с православными Церквами стран Восточной Европы и Грузии иезуит Милан Жуст: «То, что нам нужно в первую очередь, – это общение на пастырском уровне, а не только на богословском или иерархическом. Тогда возникает доверие... Если же есть доверие, то всегда можно найти цитату (из Писания – Н.Ю.), чтобы другого оправдать».

Вот это доверие всегда и подводило русских людей. Мы никогда не видим человеческой хитрости, не замечаем лести и подхалимажа, распахиваем сердца каждому, кто нам улыбается. Но это всегда так дорого нам обходится.

Патриарх Кирилл говорит: «Почему нет доверия между сторонами? Потому что каждая из сторон понимает, что те цели, которые декларируются «а эта - цель борьба с терроризмом», это не единственная цель, и присутствие недекларируемых целей создает напряжение, а, чтобы снять это напряжение, нужно договориться о том, против чего мы выступаем. И если перевести все это на уровень нашего диалога, – у нас не было недекларируемых целей. Мы работали в рамках той цели и той идейной парадигмы, которая отражена в Декларации».

Вы что-нибудь поняли? Думается, что эта фраза Святейшего многим даётся с трудом, как с таким же трудом мы пытаемся найти смысл в некоторых положениях Декларации.

«Православные и католики должны научиться нести согласное свидетельство истины в тех областях, в которых это возможно и необходимо».

Интересно, в каких же областях истина необходима, а в каких нет? – это вопрос.

«Человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен. Христианская совесть и пастырская ответственность не позволяют нам оставаться безучастными к вызовам, требующим совместного ответа».

В чём же должен выразится этот совместный ответ?

Когда один из журналистов спросил Патриарха, будет ли продолжена совместная работа по ключевым пунктам Декларации, то есть по преодолению гонений христиан на Ближнем Востоке, по дехристианизации Европы, по ситуации на Украине, и будут ли созданы какие-то комиссии, организованы встречи, Патриарх сказал: «Пока мы не планируем никаких встреч, но полагаю, что соответствующий диалог соответствующих структур римо-католической церкви и нашей Церкви, направленный на решение вот этих вопросов, будет продолжаться».

Так ради чего все-таки затевалась эта встреча: ради подписания никому не нужной Декларации? По крайней мере, именно это и слышится в ответе Патриарха Кирилла.

Есть и ещё одна фраза в Декларации, которая настораживает православного человека: «Различия в понимании религиозных истин не должны препятствовать людям разных вер жить в мире и согласии».

Безусловно, мы должны жить (и долго жили) в мире со всеми народами, какую бы веру они не исповедовали, и тому подтверждение – вся история Православной России. Именно Православная Церковь поддерживала этот мир и единство народов, храня в себе Истину, и мы эту Истину – Христа – несём через всю свою жизнь. Он сказал: «Я есть Путь, и Истина, и Жизнь» (Ин. 14, 6). Нас могут назвать мракобесами люди атеистического склада ума, с этим можно смириться, их просто жалко, но когда глава нашей Церкви говорит всему миру, что истин много, он наносит удар в самое сердце верующего человека, своего брата во Христе.

Точно такой же удар наш Предстоятель наносит и по церковному Преданию, которое составляет основу православного вероучения наряду с Книгой Откровения. Это церковное Предание составлено нашими святыми и является путеводной звездой по нашей грешной жизни, и оно говорит нам о том, что католики не могут быть нам братьями, поскольку они еретики. Признав папу римского «братом» и главой католической (то есть кафолической – вселенской) церкви (такой титул стоит в Декларации), а значит, отказавшись от святоотеческого определения папизма как «ереси ересей», Декларация легитимирует папство на территории России.

В Декларации написано: «Мы не соперники, а братья: из этого понимания мы должны исходить во всех наших действиях по отношению друг к другу и к внешнему миру. Призываем католиков и православных во всех странах учиться жить вместе в мире, любви и «единомыслии между собою» (Рим. 15:5)».

Можно ещё долго размышлять над текстом Декларации и вслушиваться в ответы Патриарха, когда он рассказывает журналистам, как прошла встреча. Суть ее от этого не изменится. И мрачные мысли закрадываются в голову, когда пытаешься осмыслить происшедшее. Теперь и наша Церковь активно втягивается в глобализационные процессы, поскольку из-за своих экуменических контактов давно попала на папский крючок. Практически она идёт тем же путём, каким шло политическое руководство нашей страны, начиная с 90-х годов: непрекращающиеся разговоры о мире и дружбе с активным проникновением западных институтов и структур в жизнь нашего государства и уничтожением нашей экономики. Слава Богу, усилиями Президента России эту наглость удаётся постепенно нейтрализовать, хотя бы на внешнеполитическом уровне, путём силы.

С Церковью так не получится, поскольку в подписанный на Кубе совместный документ заложен процесс духовного разложения человека. И тогда нас можно будет брать «голыми руками», никакого сопротивления агрессору, которым для нас всегда был и остаётся Запад, а вместе с ним и римский престол, народ уже не окажет.

Открыв врата нашей Церкви и впустив в неё западно-латинский дух, мы закладываем самую настоящую мину замедленного действия под нашу, и так слабую, государственность. Будем надеяться, что Верховный Правитель, несмотря на то, что церковь отделена от государства, заметит эту угрозу и найдёт способы её нейтрализовать.

Можно, конечно, посмотреть на ситуацию и с другой стороны, когда многим неравнодушным людям кажется, что этот шаг замирения с католиками отодвигает от нас угрозу горячей войны и оправдывает его возможностью усилить нашу боевую мощь. Но это ложный шаг, потому что сопровождается попранием своей веры, что в глазах Господа является мерзостью.

Мы же, в свою очередь будем молиться и надеяться, что наша Православная Церковь устоит и в этой брани, и как во все времена, отстоит свободу и независимость своего государства от западной оккупации.

Надежда Юдина




Возврат к списку