Новости и комментарии

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Потерявшийся миссионер

Потерявшийся миссионер

Новое прочтение старой статьи протодиакона Андрея Кураева

Церковный борец с геями № 1 в обществе единомышленниц…

Протодиакон Андрей Кураев последнее время как никогда на слуху: то он в духе крайнего протестантизма объясняет чудо насыщения пяти тысяч пятью хлебами, то обвиняет архиереев в содомском грехе, то встречается с «Pussi Riot», наверное для того, чтобы показать, что сам-то совсем не такой, как те, кого он обличает … Мне же в свете этих событий все чаще вспоминалась статья, которую о. Андрей в свое время посвятил протоиерею Александру Меню, назвав его «потерявшимся миссионером». Думаю, что можно без комментариев привести несколько цитат из нее – как диакон Андрей Кураев из прошлого оценивает современную деятельность протодиакона Андрея Кураева:

«Миссионер всегда немного вне Церкви. Он обращается к людям, далеким от Церкви. Естественно, он должен говорить на их языке, использовать их способы аргументации и общения. Естественно, что при этом он сам испытывает встречное воздействие своей аудитории. Их язык становится его языком несколько в большей степени, чем хотелось бы, может быть, даже самому миссионеру. Его собственная, даже внутренняя речь, становится менее церковной…»[1]

«Но иногда степень неизбежного приспосабливания миссионера к его потенциальной пастве становится угрожающей. <…> Стремясь быть понятным, такой миссионер слишком упрощает и уплощает христианство. Христианство из «ряда противоположностей, соединяемых благодатью» (выражение Сен-Сирана), становится чем-то однолинейно-рациональным (естественно, по меркам рациональности той культуры, в которой проповедуется данная имитация христианства»[2].

«Миссионер старается сделать православие понятным. Но где-то есть грань между православной проповедью и православной пропагандой. Пропаганда появляется там, где проповедник заранее просчитывает эффект своих слов и заранее ждет аплодисментов. Он ставит православие перед аудиторией как некое зеркало и говорит: ну посмотритесь сюда, и вы увидите самих себя, увидите нечто свое. Вы увидите, что православие очень похоже на ту религию, которую вы хотели бы иметь для себя. Оно совершенно согласно с вашей системой «общечеловеческих ценностей». То, что вы цените в других системах, есть и в нашей лавочке. Только у нас это еще малость экзотичнее – заходите и берите»[3].

«Впрочем, и это еще не самое печальное, что может произойти с миссионером. <…> порой чувство меры изменяет. И тогда человек прислушивается не к требованиям Евангелия и Предания, а к ожиданиям своей аудитории. Он усваивает уже не язык, а взгляды своих собеседников. Тогда миссионер слишком далеко отходит от Церкви. И – теряется. Такими потерявшимися миссионерами и создаются ереси»[4].

И такая цитата – фантазия диакона Андрея о том, что случилось бы с отцом Александром Менем, если бы жизнь его трагически не была оборвана: « Его объявили бы новым Сахаровым, «совестью эпохи», его растаскали бы по митингам, «коллективным письмам» и предвыборным кампаниям. Лозунг «Голосуй или проиграешь!» был бы озвучен голосом о. Александра. Из него постоянно вытягивали бы негативные оценки деятельности Патриарха и «официального Православия». Его превратили бы в защитника сект. Ему, человеку бесконечно более умному, чем кружок московских «неообновленцев», пришлось бы из чувства партийной солидарности защищать их не слишком продуманные эксперименты и просто пошлости»[5].

В отношении протоиерея Александра Меня – это всего лишь фантастичное предположение, не особенно корректное, учитывая обстоятельства его гибели. А вот в отношении ныне здравствующих - никаких ассоциаций не возникает?

В завершение хотелось бы привести цитату из другой работы протодиакона Андрея Кураева: «Несводимость человеческой жизни к вещным характеристикам означает налагание запрета на осуждение. «Порицать - значит сказать о таком-то: такой-то солгал… А осуждать – значит сказать: такой-то лгун… Ибо это осуждение самого расположения души его, произнесение приговора о всей его жизни», - предупреждал авва Дорофей»[6]. Хотелось бы надеяться, что духовный кризис, в который вступил сейчас знаменитый миссионер, не оказался местом, в котором он безвозвратно потеряется.

Алексей Федотов, доктор исторических наук,
профессор Ивановского филиала Института управления
(г. Архангельск)


[1] Кураев А.В., диакон Александр Мень: потерявшийся миссионер // Кураев А.В., диакон Вызовы экуменизма. М., 2003. С. 178.

[2] Там же. С. 179-180. 

[3]  Там же. С. 180. 

[4] Там же. С. 180-181.

[5] Там же. С. 219.

[6] Кураев АВ, диакон Лишний догмат: Filioque // Кураев АВ, диакон Вызовы экуменизма. М., 2003. С. 177.




Возврат к списку