Новости и комментарии

21.05.2018 Думе предложили определиться с отношением к убийству семьи Николая II

20.05.2018 1 ИЮНЯ СОСТОИТСЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ВСЕПРАВОСЛАВНОЕ СОВЕЩАНИЕ 1948 ГОДА И ДУХОВНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ»

20.05.2018 Агентство «Ромфея» сообщило о переговорах Константинопольской Патриархии в Афинах по вопросу об автокефалии Украинской Церкви

18.05.2018 20 мая митрополит Тихон попрощается с братией и прихожанами Сретенского монастыря

14.05.2018 Митрополит Иларион (Алфеев) – лоббист ювенальных технологий?

14.05.2018 В итальянском Бари состоится экуменическая молитва папы Франциска и православных иерархов

13.05.2018 В Дагестане взорвали могилу шейха Саида Афанди

13.05.2018 Уроженца Чечни обвинили в нападении на прохожих в Париже

13.05.2018 В РПЦ поддержали петицию о запрете программ профилактики ВИЧ

13.05.2018 Новый великий магистр Мальтийского ордена приведен к присяге

>>>Все материалы данного раздела
>>>Все материалы данного раздела

Официоз

>>>Все материалы данного раздела
Выберите подраздел:

Чему учат в Общецерковной аспирантуре?

Чему учат в Общецерковной аспирантуре?

В рамках Курсов повышения квалификации по современному естествознанию для преподавателей духовных школ Русской Православной Церкви в Общецерковной аспирантуре и докторантуре им. св. равноап. Кирилла и Мефодия (ректор – митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата) в феврале 2012 года был прочитан ряд лекций астрономом Владимиром Сурдиным.

Об этом было сообщено, в частности, на сайте «Православие и мир» 29 мая 2012 года, где было опубликовано интервью с В.Г. Сурдиным.

У нас нет никаких оснований сомневаться в научной компетентности Владимира Георгиевича. Однако имеются очень большие основания усомниться в той духовной пользе, которую его лекции принесли слушателям, в числе которых были священнослужители – преподаватели семинарий и академий.

В начале диалога Сурдин честно признался:

– Вообще, когда меня пригласили читать лекции в общецерковной аспирантуре, у меня были большие сомнения относительно того, стоит ли мне откликаться на такое предложение. Сам я неверующий человек, семья у меня никаких религиозных традиций не имеет, и к деятельности Русской Православной Церкви я отношусь очень критически – считаю, что Церковь в нашей стране не выполняет той гуманитарной роли, к которой призвана.

Итак, лектор, «неверующий человек», к нашей Церкви относится «очень критически» и даже не одобряет ее деятельность:

«Я не хочу выступать в роли пропагандиста той организации, деятельность которой я не одобряю».

Налицо враждебное и вовсе не сочувственное отношение к Православию.

Тем не менее, Владимир Георгиевич Сурдин согласился прочитать лекцию перед церковной аудиторией, посчитав, что отказаться он «не имеет права» и должен «делиться теми знаниями, которые получил». На вопрос журналистки: «Почему?» – прозвучал циничный ответ, оскорбляющий и унижающий достоинство Церкви:

– …Наверное, так же и врач должен лечить любого пациента, вне зависимости от того, какие у больного убеждения. Даже преступника врач обязан лечить, просто потому, что тот болен и нуждается в помощи.

Здесь лектор – врач, а Церковь – больной пациент, нуждающийся в помощи. Причем пациент имеет враждебные убеждения и даже сравнивается с преступником. Сурдин осознает себя именно просветителем, призванным исправить и уврачевать души отсталых и непросвещенных церковных пастырей.

При этом особой любви к «пациентам» Владимир Георгиевич не испытывает:

– …не испытываю желания ходить в церковь. Мне просто противно в православные храмы заходить.

Гораздо ближе нашему лектору традиция Запада:

– После посещения католического храма я всегда чувствую позитивный психологический заряд.

Журналистка напомнила Сурдину слова из одной его статьи: «развитые религии западных стран, в частности католичество, уже переросло наивные методы «борьбы с наукой», методы эпохи Джордано Бруно и Галилея. […] Однако православная религия, отражающая уровень развития нашего общества (в целом ещё далёкого от западной культуры), до сих пор видит своего соперника в школьном научно-техническом образовании».

После этой цитаты автору был задан вопрос: «Когда Вы выступали перед слушателями Общецерковной аспирантуры, Вы тоже чувствовали себя “перед судом инквизиции”?»

На это лектор ответил:

– Конечно же, нет. Ведь все-таки я выступал, а священники слушали. Хотя, наверное, если бы лекцию мне читали они, я бы много интересного узнал о естествознании…

Трагический смысл этих слов следует прочувствовать. Приглашенный лектор-атеист выступает перед духовенством, свободно излагая слушателям безбожные материалистические концепции, а священники… сидят и слушают! Поражает его издевательский пренебрежительный тон к аудитории, состоящей из преподавателей духовных Семинарий и Академий.

Как могло случиться, что урок воинствующего атеизма преподается слушателям православной Общецерковной аспирантуры? И это, заметим, происходит не в жанре диспута с разоблачением и достойным отпором (или хотя бы с критическими комментариями, разъясняющими смысл атеистического мировоззрения докладчика), а в жанре «я выступал, а священники слушали».

До какого же унижения доведена наша многострадальная Русская Церковь! В годы коммунистических безбожных пятилеток подобные лекции читали в клубах и домах культуры лекторы по воинствующему атеизму, а теперь подобные мероприятия, с благословения священноначалия и по специальному церковному приглашению, проводят в рамках программы повышения квалификации духовенства!

Как же конкретно относится приглашенный лектор к Библии и церковному вероучению?

Сурдин, в частности, отметил:

– Ни один продвинутый священник (а именно такие и сидели тогда передо мной) не будет сегодня призывать к буквальному толкованию Библии. Современные образованные священники, конечно, воспринимают библейский рассказ о сотворении мира как легенду, не более того.

С атеиста, сказавшего эти слова, никакого спроса быть не может. Но если какой-либо священник или богослов воспринимает Библию как легенду, он не может считаться православным. Один шаг от отрицания буквального понимания библейского Шестоднева до отрицания Воскресения во плоти Господа Иисуса Христа. Отрицание святоотеческого толкования о начале в Боге нашего мiра неизбежно приводит к отрицанию Второго Пришествия Господня, Суда и жизни будущего века.

Интересно, согласились ли священники-слушатели со своим лектором? Не убедил ли он их (хотя бы некоторых) в своей «правоте»? Почему никто из слушателей не встал на защиту Православной веры? Чем руководствовались промолчавшие – тем, что спорить с гостем бесполезно (все равно в Бога не уверует!), или тем, что он их сумел убедить в «истинности» «научной картины мира» (попробуй с ним поспорь!)?

Между тем, Сурдин продолжает:

– Вообще, мне нравится в этом смысле опыт Католической Церкви – католики четко отделили духовную жизнь от вопросов естествознания. Священники занимаются душой человека, но не изучением природы. Ведь невозможно навязать современной науке ту картину мира, которая изложена в Библии. Библия была написана две тысячи лет назад, тогда и ученых-то нормальных не было! Сегодня люди знают гораздо больше, нежели тогда.

Таким образом, Библия – безнадежно устаревшая книга. Гипотеза Божественного замысла Вселенной современными учеными всерьез не рассматривается. Идеальное отношение Церкви к науке Сурдину видится таким:

– Просто не лезть в науку. Заниматься только моральными вопросами. Мы же, астрономы, не учим людей, как им жить – мы просто изучаем, как устроены звезды. Пусть и священники не учат нас естествознанию.

Помнится, еще граф Л.Н. Толстой ограничивал церковную компетенцию вопросами морали, сужая Евангелие до Нагорной проповеди. Но в таком выхолощенном «богословии» нет места ни Творению, ни Искуплению, ни вообще Живому Богу.

А вот как понимает «ученый» происхождение Вселенной «из ничего»:

– Конечно, под «ничего» мы имеем в виду просто отсутствие структуры. Пространство существовало всегда, просто оно было заполнено каким-то примитивным газом – точнее плазмой. Мы понимаем, что в результате каких-то естественных процессов из этого газа образовалась наша Вселенная. Каких именно процессов – мы не знаем в точности, и это то, что больше всего нас сейчас интересует.

Итак, Творение отрицается: «Пространство существовало всегда». Эволюционное развитие происходило без Бога – «в результате каких-то естественных процессов». Правда, каких именно процессов – ученый мир не знает, но это то, «что больше всего нас сейчас интересует».

Между прочим, такая безбожная картина признается не только в астрономии, но в биологии:

– К слову, многие астрономы сегодня увлекаются биологией и неплохо в ней разбираются. Ведь в биологии одним из основополагающих является схожий вопрос: как из первичного бульона возникла жизнь?

Действительно, как?..

На этот вопрос автор не отвечает. Его позиция уверенная и непоколебимая:

– Но то, что некоторые вопросы наука еще не разъяснила – не повод обращаться к религии и впадать в креационизм. У меня нет никаких причин сомневаться в том, что то, что мне неясно сегодня, будет совершенно понятным ученым лет через двадцать.

С точки зрения Сурдина, для ученого «обращаться к религии» равнозначно измене своему мировоззрению. «Впадать в креационизм» означает потерять здравомыслие. Он как будто не знает того, что большинство великих ученых были верующими людьми, исповедовали Бога Творца, Законодателя и Промыслителя. Богословская и философская безграмотность сочетается у автора этих слов с компетентностью в узкой области научного знания – астрономии.

Сурдин даже не понял смысла заданного ему вопроса: «Нет ли противоречия между представлением о том, что наука постоянно эволюционирует, и отрицанием библейской картины сотворения мира? Как можно с позиции постоянно изменяющегося знания однозначно отрицать что-либо?»

Ученый ответил так:

– Да, наука постоянно меняется, но она все равно движется в определенном направлении – в сторону уточнения деталей. И пока, с точки зрения науки, в природе все меньше и меньше остается случаев, которые можно было бы приписать вмешательству Бога. Я бы сказал, что наука все дальше и дальше уходит от религии, и слиться им не суждено.

Смысл вопроса, очевидно, заключается в другом. Развитие науки, как известно, подчиняется законам диалектики. Прогресс научного знания совершается через отрицание старых теорий и гипотез в пользу новых, более современных. Ни одна научная теория не может быть объявлена абсолютной и окончательной. Проверяемость, опровергаемость, верифицируемость научных знаний является их неотменным качеством. Напротив, библейское Откровение является абсолютным знанием, поскольку исходит из Божественного источника. Следовательно, оно не может быть опровергнуто ни одной из многих меняющихся естественнонаучных концепций. Библия пережила и Аристотеля с Птолемеем, и Ньютона с Коперником, и Эйнштейна с Хокингом. Бог даст, переживет и Владимира Сурдина.

Лектор, выступавший перед священнослужителями, скорее всего не подозревает того, что он такой же верующий, как и его слушатели. Только его вера является не христианской, а именуется сциентизмом, то есть убеждением в абсолютной истинности научного знания. Вера же аудитории, перед которой выступал Сурдин, православная, то есть основанная на Священном Писании и Святоотеческом Предании.

Если же кто-то из слушателей, поддавшись обаянию оратора, проникся симпатией к его позиции, к его сциентистской вере, к его научному мировоззрению – случилось страшное и непоправимое: такой пастырь (или пастыри) перестал быть православным и превратился в церковного модерниста, исповедующего новое нетрадиционное богословие, называемое «православным эволюционизмом».

Подтверждение этого можно найти в следующем заявлении Сурдина:

– Никакой фундаментальной разницы между человеком и животными в принципе не существует. Разница есть небольшая, но она количественная, а не качественная. Просто у человека чуть больше масса мозга. А так — между первыми калькуляторами и современным компьютером гораздо больше разницы, чем между собакой и человеком. Думаете, почему на морских свинках тестируют фармакологические препараты? Да потому что они, по сути, ничем от нас не отличаются.

При такой вере в эволюционное происхождение человека и отсутствие качественного отличия между человеком и прочими животными (собакой и морской свинкой) не остается веры в Живого Бога, сотворившего человека по Своему образу и подобию. Нет и не может быть никакого компромисса между верой в естественную эволюцию мiра от Большого взрыва до Человека Разумного и верой Святых Отцов.

Владимир Сурдин, как честный «научник» (термин святителя Феофана Затворника), это понимает. Почему же этого не понимают руководители нашей Общецерковной аспирантуры и докторантуры? Почему вместо утверждения в святоотеческом Предании и благочестии на курсах повышения квалификации священнослужителей слушателей развращают неверием, атеизмом, эволюционизмом?

Про человека Сурдин сказал, что это «великолепное творение природы». Природы, но не Бога.

Про красоту – что это «высшая форма приспособления к окружающей среде». Вполне эволюционистский подход:

– То, что помогает человеку выжить и переиграть своих соперников в природе, то у нас и принято считать красотой.

На самом деле красота – это всего лишь целесообразность. Если мне что-то кажется красивым, и я начинаю это непредвзято анализировать, я всегда прихожу к выводу, что это на самом деле просто проявление целесообразности.

Про смерть Сурдин сказал:

– Конечно, человеку трудно принять, что он рано или поздно умрет, что от него ничего не останется, кроме молекул и атомов.

Эти слова вполне выражают атеистическую веру в отсутствие Бога. Христианин исповедует в Никео-Цареградском символе: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Научник-эволюционист исповедует противоположное:

– Наука – довольно жестокая вещь, она не оставляет возможности для какого-либо существования человека после смерти его тела.

Интересно, в какой степени восприняли мнение лектора священники, перед которыми он выступал с такой «научной» идеологией? А вдруг кто-то из наших батюшек потерял бдительность и соблазнился на псевдоубедительные слова ученого мужа?

К Владимиру Сурдину, человеку, чуждому Церкви, никаких претензий и вопросов быть не может. Большой и безответный вопрос возникает к нашему церковному руководству, в частности, к ректору Общецерковной аспирантуры и докторантуры митрополиту Илариону (Алфееву): почему под видом «повышения квалификации» священнослужителей происходит развращение духовенства, принуждаемого слушать лекции откровенно антихристианского содержания?

Подтверждение тому, что это вопрос духовный, а не только научный, мы можем увидеть из жизнеописания святого афонского старца Иосифа Исихаста:

«Своими собственными глазами мы много раз видели, что у Старца есть дар прозорливости. Однажды, когда он еще жил в скиту Святого Василия, пошел он в скитскую церковь к отцу Герасиму. Там был какой-то мирской человек. Старец подошел к нему и сказал:

– У вас на душе какой-то грех, и он серьезный.

– Какой грех? – спросил тот.

– Я этого не знаю, – отвечал Старец, – знаю только, что грех этот очень серьезный.

– И нельзя это выяснить?

– Сейчас, днем – нет. Если хочешь, приходи ко мне ночью.

– Хорошо, после полуночи приду, Старче.

– Пойдешь по этой тропинке и придешь в мою каливу.

В полночь этот человек пришел к Старцу. Они начали беседовать. И что обнаружилось в итоге? Этот человек, хотя и был выпускником богословского факультета, написал целую книгу в защиту дарвиновской теории. И Старец ему сказал:

– Послушай, если ты излагаешь какую-нибудь теорию, гипотезу, почему ты не приводишь суждения православных богословов, Святых Отцов, но приводишь мнения других: иудеев, масонов и тому подобных? Почему не обращаешься к Святым Отцам? Всякий вопрос можно правильно решить, когда обращаешься к Святым Отцам или к Священному Писанию, – тогда решение имеет силу.

Богослов согласился, что ошибся с этой теорией, и попросил Старца, чтобы тот ему открыл, откуда он об этом узнал. Старец ответил:

– Вчера, когда я к тебе приблизился, некий смрад, некая вонь исходила от тебя, поэтому я понял, что на твоей душе какой-то грех» (Старец Ефрем Филофейский. Моя жизнь со старцем Иосифом. Москва, Ахтырка: Ахтырский Свято-Троицкий монастырь, 2012, с. 420-421).

* * *

 
Напомним, что задачей, поставленной перед Общецерковной аспирантурой и докторантурой, является подготовка церковно-научных кадров высшей квалификации – докторов богословия. «Мы должны, по сути дела, создать новое поколение священнослужителей – тех, которые по своему интеллектуальному и духовно-нравственному уровню будут отвечать потребностям современной эпохи» – заявил ректор Общецерковной аспирантуры митрополит Волоколамский Иларион 10 мая 2010 года на встрече с руководством, преподавателями и учащимися Московской Духовной академии и семинарии.

Похоже, что эта задача успешно решается: в стенах Общецерковной аспирантуры на лекциях воинствующих атеистов и инославных теологов, которые проходят с регулярной постоянностью и стали своеобразной «традицией» в этом центре подготовки церковно-научных кадров высшей квалификации, уже создается «новое поколение священнослужителей», оторванное от тысячелетней традиции русского Православия и святоотеческого богословия.

Артем Судоплатов,
Православное межприходское молодёжное сообщество «Консервативная инициатива-2012»


Автор:  Артем Судоплатов

Источник:  http://www.blagogon.ru/digest/321/



Возврат к списку